Наиболее заметными в этом направлении были три мероприятия с участием высоких гостей:

  1. «От миграции до интеграции». Участники секции: премьер-министр Швеции Стефан Лёвен, председатель правительства Сербии Александр Вучич, премьер-министр земли Нижняя Саксония (Германия) Габриэль Зигмар, американский бизнесмен турецкого происхождения Хамди Улукая, генеральный директор Международной организации по миграции (МОМ) Уильям Свинг.
  2. «Беженцы и миграционный кризис». В этом секторе участвовали Хамди Улукая, Уильям Свинг, а также журналист Георг Шмидт и бизнесмен, президент международной компании UPS Джэймс Джэй Барбер.
  3. «Надежда на процветание: реакция на миграцию в Европе». На этой секции председатель форума Клаус Шваб задавал вопросы президенту Германии Йоахиму Гауку.

Наиболее содержательными в плане выступлений и дискуссии были первая и третья секции, вторая сессия получилась не такой полемичной и на ней зачастую лишь повторялись уже озвученные идеи.

Остроту первой секции придавал именно тот факт, что в ней участвовали представители Центральной, Северной и Восточной Европы в лице представителей Швеции, Германии и Сербии. Как известно, раскол в миграционной политике ЕС проходит именно по линии Восток – Запад. Восточная Европа считает, что «кашу» с мигрантами «заварила» Германия и потому должна сама её и «расхлёбывать», в то время как страны Центральной и Северной Европы во главе с Германией взывают к более справедливому распределению беженцев между всеми участниками ЕС.

В этом плане выступление Стефана Лёвина не отличалось большой оригинальностью и шло в фарватере политической позиции стран Центральной Европы. Премьер-министр сделал особый акцент на том, что ЕС не может не принимать беженцев, поскольку это противоречит самому духу ЕС, который должен быть всегда открыт для других народов. Но несбалансированное размещение беженцев на территории ЕС чревато кризисными явлениями, для их преодоления необходимо придерживаться системы квот, которые помогли бы распределить миграционную нагрузку по всему ЕС и таким образом стабилизировать ситуацию. Также он посетовал на низкий образовательный уровень среди мигрантов, что снижает возможности по их интеграции.

Габриэль Зигмар, представляющий Германию, обратил внимание на тот факт, что беженцы, находящиеся на периферии ЕС сталкиваются с постоянным урезанием финансирования и с ухудшением условий проживания во временных лагерях, что толкает их на движение внутрь Европы, и это в качестве цепной реакции провоцирует процесс закрытия границ. Премьер Германии призвал как можно больше инвестировать средств в инфраструктуру на периферии, а также в страны, окружающие точки конфликтов, чтобы беженцы оседали в более близкой им по культуре Турции. При этом, по мнению политика, необходимо сосредоточиться на защите именно внешних границ, а не внутренних.

Градус полемичности серьёзно возрос, когда в дискуссию вступил Вучич, заявив, что при его личном общении с Ангелой Меркель он выразил согласие на принятие беженцев по квотам, более того, он предложил даже увеличить эти квоты. Однако проблема в другом – сами беженцы не желают оставаться на территории Сербии. Таким образом, проблема нежизнеспособности системы квот внутри Евросоюза кроется именно в экономической плоскости. ЕС с трудом контролирует внешние миграционные потоки, как он намерен контролировать внутренние потоки мигрантов, стремящихся именно в страны Центральной Европы с более привлекательными экономическими условиями?

Вучич в данном случае озвучил известную сказку о голом короле. Все разговоры о квотах и распределении мигрантов внутри ЕС ничего не стоят, потому что сам ЕС устроен по форме митрополии, которая жестоко эксплуатирует периферию. Таким образом, миграционные кризис явился отражением несправедливой экономической модели всего ЕС, где уровень социального благосостоянии сильно разнится и нет никаких положительных изменений в этой сфере.

Причём, чтобы его правильно поняли Вучич напрямую сказал о политике двойных стандартов, в рамках которых центр лишь собирает деньги, но не желает ни во что инвестировать. Его позиция выразила вполне закономерные претензии Востока Европы к Центру, который фактически узурпировал промышленно-экономическую политику, а когда настали проблемы с мигрантами, просит их разделить на всех. Однако, суть в том, что в рамках нынешней системы ЕС покорные «вассалы» на периферии были бы готовы разместить мигрантов у себя, но те просто не желают оставаться на их территории. То есть, по Вучичу, вся ответственность за кризис в ЕС ложится именно на Германию.

Остальные участники дискуссии сделали вид, будто не услышали Вучича, продолжая обсуждать проблемы ЕС в рамках заданных Брюсселем тем.

Символично выступил Уильям Свинг, представлявший не только МОМ, но и США. Он сказал, что Европе надо проявить гибкость и продолжать следовать по пути мультикультурализма. Мол, траектория Юг-Север в мире установилась надолго – мигранты будут ехать в более северные страны, и в этом нет ничего страшного. Стоит процитировать его дословно: «Мировая миграция – это не проблема, которую надо решать, а реальность, которой надо управлять. … И у ЕС в условиях демографического дефицита просто нет иного выбора». Также он обратил внимание участников на то, что нынешняя миграция в Европе «токсична» и необходимо стремиться к американской модели, где мигранты успешно интегрируются в экономическую жизнь страны.

Хамди Улукая должен был закрепить мнение собравшихся об успешном опыте использования труда мигрантов в США. Будучи турецким эмигрантом, который когда-то приехал в США, начал своё дело и стал привлекать к работе исключительно мигрантов из разных стран, причём в основном мусульман, Улукая со временем создал успешное предприятие по производству йогуртов.

Он рассказал, что самое страшное в иммиграции – это когда мигрант сидит без дела. Но как только мигрант становится к станку – он начинает меняться. «С первого дня работы эти люди начали строить свою жизнь», – рассказывал Хамди Улукая. Несмотря на то, что на его заводе работали люди более чем их 12 разных государств с преимущественно необразованным населением, через 5 лет многие из них доросли до менеджеров среднего звена, а некоторые получили дипломы о высшем образовании в самых престижных колледжах страны.

При этом, конечно, никто не упомянул о том, что в США действует балльная система приёма мигрантов, которая очень жёстко отсекает низкоквалифицированных работников. Проблема «токсичности» мигрантов в США решается очень просто, все «токсичные» элементы остаются за пределами этой страны.

Вполне ожидаемым было выступление президента Германии. Г-н Гаук начал своё выступление достаточно бойко: «Несмотря ни на что, миграция – это двигатель прогресса и экономического процветания!» Тут же президент сослался на успешный опыт США, а также опыт Германии, которая 25 лет демонстрировала динамичный рост и при этом не переставала принимать мигрантов.

Однако ближе к середине своего выступления высокопоставленный спикер заговорил о «стратегии ограничения», опираясь на тот факт, что каждая страна обладает определенными ресурсами для «абсорбции» мигрантов: финансовыми, культурными, социальными. Но всякие ресурсы исчерпаемы, они не могут быть бесконечны, потому и «мы не можем открыть страну для бесконечного потока мигрантов». Миграция должна быть ограничена в соответствии с ресурсами принимающих стран.

Правда, Гаук так и не сказал, каким образом будет проводиться в жизнь новая ограничительная стратегия и будет ли она вообще принята в качестве руководства к действию в той же Германии.

Затем Гаук заострил внимание на вопросах инвестирования на периферии ЕС и в странах, граничащих со странами-донорами мигрантов, имея ввиду, конечно же, Турцию. По его мнению, давление на границах можно ослабить, если создать соответствующие условия для беженцев на периферии.

Если резюмировать общее впечатление от дискуссии, то основной пафос большинства выступлений был смещён на США, как на вполне успешную страну, построенную на идее миграции и умело справляющуюся с миграционными потоками из разных стран.

Однако, на самом деле, здесь есть доля лукавства, так как США и ряд стран Нового Света выросли не на инокультурной миграции, а на миграции близких в культурном и языковом отношении европейских групп. Эти страны смогли состояться как единое целое лишь по той причине, что ядром этих наций выступили народы, разделяющие ценности христианской цивилизации. При этом не стоит забывать, что даже в США инокультурные мигранты, представленные негритянской общиной, не смогли полностью ассимилироваться и стать полноценными гражданами этой страны в течение 400 лет!

Спустя четыре века США до сих пор страдает от проблем расовой сегрегации. Что касается современных миграционных потоков, то на данный момент самой многочисленной группой мигрантов являются испано-говорящие латиносы, которые также относятся к христианской цивилизации, и потому намного проще, хотя и не без труда, интегрируются в американское общество. При этом США в последние десятилетия собирала «миграционные сливки», перекупая высококвалифицированных специалистов и учёных. Таким образом, опыт США не имеет никакого отношения к проблемам Европы, более того, он лишь подтверждает, что ЕС ждут лишь проблемы на пути интеграции инокультурных мигрантов. Более того, сама возможность их интеграции в европейское общество находится под большим вопросом. Вероятно, нынешние мигранты никогда не смогут встроиться в европейское общество, оставаясь вечным генератором межэтнических конфликтов в Европе.

В Давосе так и не прозвучало никаких предложений по сути, за исключением предложений по инвестированию в развитие инфраструктуры в Турции, которая могла бы стать фильтром на пути мигрантов с Ближнего Востока.

Проблемы, которые обнажил массовый инцидент в Кёльне, остались вне фокуса внимания участников. Так и не обсуждались: культурная интеграция, пересмотр социальной политики на пространстве ЕС, унификация миграционного законодательства, решение проблемы экономического неравенства, порождающего кризис. Все эти злободневные вопросы так и остались за рамками дискуссии.

После прошедшего Форума в Давосе ещё больше укрепилось впечатление, что во главе стремительно несущегося под откос европейского поезда сидит рулевой из Вашингтона. Даже в условиях распада всего ЕС его мнение, похоже, будет решающим.

Оригиналы видео с выступлениями: