Это случается не только, когда мы сравниваем  заработную плату мужчин и женщин, но и при сравнении дохода женщин, где значительная разница отмечается при наличии одного очень важного фактора: материнства. Совместное сотрудничество между GED и INWORK дало возможность проведения всеобъемлющего исследования по этому вопросу, рассматривающего, как теорию, так и международный опыт.

Итак, материнский пробел в оплате показывает разрыв в оплате труда между матерями и не-матерями (в том числе женщинами без детей на иждивении), однако он принимает во внимание также разрыв в оплате труда между матерями и отцами, отличаясь от гендерного разрыва в оплате труда. Авторы утверждают, что указанный разрыв в оплате, как правило, больше в развивающихся странах, чем в развитых, предполагая, что в развивающихся странах пол ребенка может иметь значение, так как дочери более вероятно, помогут с выполнением бытовых задач по дому, чем сыновья. Но это касается не только пола ребенка: число детей тоже имеет значение. В глобальном масштабе, разрыв между оплатой труда матерей и не-матерей увеличивается в зависимости от числа детей. Во многих европейских странах, например, имея одного ребенка, женщины сталкиваются лишь с небольшим негативным эффектом, но мамы с двумя и особенно с тремя детьми испытывают значительные лишения в плате труда. Почему так? Исследователи отмечают три основных фактора: фактор рационалистической экономики, социологический и сравнительного институционализма.

Первый фактор, рационалистическая экономика учитывает, что женщины чаще сталкиваются с перерывами занятости или сокращением рабочего времени, и поэтому они чаще не ищут обучения с высоким уровнем оплаты и большей ответственностью. Во-вторых, это занятость на дружественных к семье  работах с низкой заработной платой, в связи с тем, что после рождения ребенка женщины обычно выбирают неполный рабочий день, при котором не так сильно рискуют.

С другой стороны, социологический подход предполагает, что некоторые работодатели, движимые стереотипными ожиданиями бремени, вызываемого семейной ролью сотрудников и периодом материнства, могут препятствовать в продвижении их по службе или в приеме на работу вообще. Другое дело, что высокая стоимость ухода за детьми не делает ситуацию проще: отсутствие гибкого рабочего графика матери не позволяет ей посвятить себя в большей степени своим рабочим обязанностям. И последнее, но не менее важное, известная недооценка женского труда означает, что мастерство и опыт в женских профессиях преобладает, и рабочие места, как правило, будут вознаграждены незаслуженно.

Политика, обеспечивающая различные возможности для мам и пап, в плане отпуска или налоговые и поощрительные системы, выплаты страны – это лишь некоторые из примеров, которые включены в третий, сравнительно-институциональный подход. Он анализирует также степень неравенства в общей структуре заработной платы страны, культурный и семейный контекст, а также формальные аспекты, такие как теневые или ненадежные контракты, которые исключают женщин из законодательных положений, связанных с отпуском,  защитой рабочих мест и т. д.

Iwona Sztajner, Project Manager of ELFAC

Источник:  European Large Families Confederation (материал публикуется в сокращении)