Данная статья опубликована в четвертом номере интернет-журнала “Семья и социально-демографические исследования”.

Источник изображения: http://roditeliplanet.ru

Абраменкова Вера Васильевнаглавный научный сотрудник  ИППД Российской Академии образования, доктор психологических наук

Анализ  отношений российского общества к Детству  характеризуется наличием серьезных проблем в различных сферах, это:  кризис семейных ценностей в российском обществе, в том числе системы нравственных представлений о браке и семье; падение социального престижа материнства и отцовства;  замена духовного общения с детьми «информационными технологиями», игрушками, компьютерными играми, интернетом, сотовым телефоном и т.п.; кризис полоролевых отношений в семье, отсюда утрата традиционных нравственных и эстетических образцов мужественности/женственности; отсутствие установки на семью как социально-психологическую общность  многодетную и многопоколенную структуру и другие проблемы, имеющие свой исток в семейной сфере, приводят к   росту  детской  безнадзорности, неисполнением родителями обязанностей по должному воспитанию детей, нравственной деградации общественных отношений взрослых и поведенческой вседозволенности подрастающего поколения.  Рост распространенности среди детей и молодежи пошлости, эгоизма, сквернословия, культа потребления и вседозволенности, иных негативных установок и явлений свидетельствует о нравственной выхолощенности государственно-общественной системы воспитания и образования и  отсутствии стратегии подлинной и эффективной государственной поддержки ценностной направленности воспитания детей и молодежи в соответствии с социокультурными традициями России[1].

По данным аналитического комитета при Госдуме РФ, корнем этих негативных тенденций является разрушение традиционных духовно-нравственных основ и уклада семейной жизни, иерархии семейных взаимоотношений, усиление взаимной отчужденности супругов, родителей и детей, представителей старших и младших поколений, утрата представлений о необходимости верности супругов, падение социального престижа материнства и отцовства и др.[2] Отсюда рост детской жестокости и подростковой преступности, алкоголизма, табакокурения, наркомании, но и психических заболеваний, суицидов и пр.и пр.[3]

Центральной составляющей кризисного состояния в этом направлении, с нашей точки зрения, является  именно духовно-нравственная сфера. Она и должна явиться важнейшей стержневой  опорой для построения воспитательной стратегии в России.

Впервые за последние десятилетия появился документ, который определяет цель воспитания, сформулированную еще в 2007 г., – как «воспитание духовно-нравственной личности»[4]  на государственный уровень. Однако содержание этого ключевого понятия не было раскрыто в тексте, хотя его приговаривание происходит весьма часто. Разработчики Проекта Стратегии закономерно ставят во главу угла ценностные основания  образования  растущего человека в России, о чем настоятельно говорили ученые много раньше[5]. Однако при наличии в Стратегии (III, 2 с.6) раздела «Духовно-нравственное развитие» отсутствует его внятная интерпретация и терминологическая расшифровка (жаль, что в последней редакции Стратегии удален последний раздел «Термины и понятия», впрочем, многие определения там расплывчаты и фрагментарны и требуют серьезной проработки и адекватных дефиниций). Тем не менее, в самом содержании раздела «Духовно-нравственное развитие», по сути, присутствует лишь «нравственное» в своем почти обыденном поведенческом наполнении: «воспитание у детей чувства достоинства,  уважения к старшим, принципов коллективизма, позитивного отношения к детям-инвалидам…» и т.п. – почти из кодекса строителя коммунизма! Раскрытие же духовного содержания в реалиях нашего времени – стыдливо замалчивается, уводя на периферию осознания.

Основной документ для построения Стратегии – «Национальная стратегия действий в интересах детей на 2012 – 2017 годы»[6] , где обозначена  Разработка общенациональной стратегии развития воспитания как основы реализации государственной политики. Каков статус Стратегии воспитания, если не общенациональный? Почему же Стратегия воспитания так себя не именует? Какая же и чья это Стратегия?

Центральная категория воспитания выражена в понятии «национальный воспитательный идеал» как высшая цель образования. Эта категория должна быть поименована, в Стратегии дано так: «Современный национальный воспитательный идеал—это высоконравственный, творческий, компетентный гражданин России, принимающий судьбу Отечества как свою личную, осознающий ответственность за настоящее и будущее своей страны, укоренённый в духовных и культурных традициях многонационального народа Российской Федерации» (следуя определению, данному В.В.Путиным). Очень трудно за этой характеристикой увидеть реального человека, живую личность, столь необходимую для ребенка. Кто он, этот пример для подражания?

Целью Стратегии, как указано в разделе II проекта, является «формирование приоритетов государственной политики развития детей в Российской Федерации, обеспечивающей… нравственное развитие каждого юного гражданина, его самоопределение в мире нравственных ценностей». – При этом не указывается ни возраст ребенка, ни его социальная ситуация развития, ни его моральный статус. В числе приоритетов государственной политики в области воспитания обозначена «защита прав и соблюдение законных интересов каждого ребёнка, включая его право на ценностное самоопределение» (с.3; раздел II). По сути разработчиками введено новой юридическое ПРАВО ребенка – право на ценностное самоопределение, не зафиксированное ни в одном из международных или российских документов. Юридический и социопсихологический смысл  подобного «права ребенка» представляется весьма нецелесообразным.

Если человек (ребенок) в рамках ценностного САМО-определения между добром и злом выбирает зло («добро и зло все стало тенью», как сказал Пушкин), и это разрешенный путь («его выбор», который либеральное сознание приветствует), то зачем тогда вообще воспитание как таковое? Зло всегда внешне привлекательно, не требует личностных усилий, а добро требует больших личностных и физических затрат, жизненных сил, борьбы. Зачем? ОТПУСТИТЬ! И пусть растут все цветы – и розы и чертополох, и ромашки и чудовищный борщевик, столь успешно в последние годы выживающий с полей и огородов Подмосковья культурные растения. Предоставить ребенку подобным в отношениях с окружающими?

Провозглашаются радикальные изменения в самой онтологической природе ребенка –  изменение связей ребенка с миром (I, с.2),  переосмысление ценностей (1, с.2): «переосмысление таких ценностей, как гражданская идентичность, патриотизм, ответственная жизненная позиция» (I, с. 2), что непременно связывается с единением российского общества. Но ведь «единение» и «переосмысление» как противопоставление и переворачивание смыслов  не могут находятся в одном семантическом поле, значит вновь «…до основанья, а затем»? Неужели ценности любви к отечеству и преданности родной стране, народу в новых реалиях воспитательной стратегии должны быть переосмыслены? В  каком направлении?   

Здесь мы имеем дело с рисками кардинального слома культурно-исторической и психофизиологической смысловой природы ребенка, что несет в себе непредсказуемые последствия нарушения его физического, психологического и духовного здоровья.

В числе научно-методических механизмов реализации Стратегии» обозначена «разработка подходов к построению индивидуальных траекторий развития и жизненного самоопределения детей» (с. 8; раздел IV). «развитие вариативности воспитательных систем и технологий, нацеленных на формирование индивидуальной траектории развития личности ребёнка с учётом его потребностей, интересов и способностей» (с. 4; раздел III).  Индивидуальная траектория может достигаться  преимущественно  через: «использование современных информационных и коммуникационных технологий, электронных информационно-методических ресурсов для обеспечения взаимодействия всех субъектов системы воспитания;» (V, c. 9).

В проекте Стратегии специально оговаривается «повышение уровня информационной безопасности» (V, c. 8) как ожидаемый результат, но в реалиях сегодняшнего дня, несмотря на действие соответствующего закона с 2012 года[7], продолжается широкомасштабное интеллектуальное растление (в самом широком смысле) наших детей  современной информационной средой. Кроме определения возрастной классификации в программах ТВ (разрешен просмотр передач детьми с 0 лет-??!) и радио, реально никаких иных мер по защите детей от информационного вреда не наблюдается.

С трудом верится, что с принятием Стратегии наши СМИ перестанут быть и средствами дезинформации и средствами трансформации детского сознания. Ведь до сих пор вещает канал «2х2», где средствами мультипликации демонстрируются способы издевательств и даже убийств в семье, детском сообществе  и скандальный «Дом-2», который  предоставляет чудовищные образцы взаимоотношений «любящих сердец», где драки, нецензурная ругань, противоестественный разврат подается как модель нормальных отношений; ежедневно идет демонстрация бесконечных боевиков с реками крови и жестокостью, гламурных ток-шоу и других «стратегий поведения и жизни». Достаточно посмотреть в киосках образчики ужасающих детских журналов, войти в интернет, где можно купить оружие, наркотики, испытать на себе способы суицида, увидеть детский секс, организовать кибербуллинг[8] однокласснику и многое другое, все, что самым разрушительным образом воздействует на сознание и поведение несовершеннолетних. Вне действия закона об информационной безопасности детей до сих пор остаются: современные книги, рассчитанные на детскую аудиторию и детская пресса, компьютерные игры, чудовищные игрушки, интернет.

Определить  реальную систему ценностей современного ребенка и характер влияния современных информационных технологий на его развитие, определить эффективность применяемых способов и средств нейтрализации рисков – вот насущная задача, которую необходимо было решать вчера, чтобы сегодня получить хоть малую уверенность в успехе реализации Стратегии воспитания.

Все это в современных условиях ставит очень большие проблемы для решения задач Стратегии воспитания.

Да, необходимы единые ценностные основания духовно-нравственного воспитания в семье и образовательном учреждении, в творческих, спортивных и духовных центрах для направленного на организацию нравственного уклада  жизни сообщества, включающего социально значимую совместную деятельность детей и взрослых, основанного на системе духовных ценностей, моральных приоритетов народа.  Работа должна быть направлена на формирование основ морали — осознанной необходимости определённого поведения, обусловленного принятыми в обществе представлениями о добре и зле, должном и недопустимом, укрепление у них адекватной нравственной самооценки, уважения к чужому мнению и жизненного оптимизма.

Центральная категория воспитания выражена в понятии «национальный воспитательный идеал» как высшая цель образования. Эта категория должна быть поименована, в Стратегии дано так: «Современный национальный воспитательный идеал—это высоконравственный, творческий, компетентный гражданин России, принимающий судьбу Отечества как свою личную, осознающий ответственность за настоящее и будущее своей страны, укоренённый в духовных и культурных традициях многонационального народа Российской Федерации» (Термины и понятия). Очень трудно за этой характеристикой увидеть реального человека, живую личность, столь необходимую для ребенка. Кто он, этот пример для подражания?

Пример как метод воспитания позволяет расширить нравственный опыт ребёнка, побудить его к внутреннему диалогу, пробудить в нём нравственную рефлексию, обеспечить возможность выбора при построении собственной системы ценностных отношений, продемонстрировать ребёнку реальную возможность следования идеалу в жизни. В примерах демонстрируется устремлённость людей к вершинам духа, персонифицируются, наполняются конкретным жизненным содержанием идеалы. Особое значение для духовно-нравственного развития обучающегося имеет пример учителя. Это и образы героев Отечества, персонажей книг, фильмов – героев славных биографий. Но это и образы людей, у которых нет биографии, а есть житие,  образы святых, особенно святых детей – сверстников ребенка, дающих идеальные образцы для идентификации[9]. Они воплощают в себе подлинный национальный воспитательный идеал. Принятие детьми базовых  ценностей, национальных и этнических духовных традиций, а также формирование осознанного и уважительного отношения к православию и традиционным российским религиям, к собственной вере и религиозным убеждениям других людей позволяет сформулировать идеальную норму духовно-нравственного развития: не как среднего арифметического, а как  высшего достижения человека, растущего «от силы в силу».

Сложившаяся социальная ситуация в современном российском образовании  требует от Стратегии воспитания четкости и конкретизации многих положений, прежде всего в области формирования гражданской идентичности, национального воспитательного идеала (национальной идеи) общества. Недопустимо ставить знак равенства между гражданской идентичностью и национальной идентичностью; мы это уже проходили,  когда с треском провалилась идея формирования «новой общности – советский народ». В Стратегии упорно обходится вопрос об идентичности русского народа и других народов России, что может оказать негативное влияние на цивилизационный код российского общества, внести сумятицу в представления большинства и детей и взрослых.

В проекте Стратегии настойчиво внедряется установка на «развитие вариативности воспитательных систем и технологий, нацеленных на формирование индивидуальной траектории развития личности ребёнка с учётом его потребностей, интересов и способностей» (с. 4; раздел III). Здесь  предполагается в качестве ожидаемого результата «использование широкого диапазона инновационных воспитательных технологий» (с. 9; раздел V), а также реализацию такого механизма, как «разработка подходов… качественно нового уровня взаимодействия субъектов воспитательного процесса» (с. 8-9; раздел IV).

Это означает, что мы столкнемся с негативным социальным и политтехнологическим экспериментированием, последствия которого непредсказуемы.

В числе научно-методических механизмов реализации Стратегии» обозначена «разработка подходов к построению индивидуальных траекторий развития и жизненного самоопределения детей» (с. 8; раздел IV); «развитие вариативности воспитательных систем и технологий, нацеленных на формирование индивидуальной траектории развития личности ребёнка с учётом его потребностей, интересов и способностей» (с. 4; раздел III).  Индивидуальная траектория может достигаться  через: «использование современных информационных и коммуникационных технологий, электронных информационно-методических ресурсов для обеспечения взаимодействия всех субъектов системы воспитания;» (V, c. 9).

 

КАРТИНКИ С ВЫСТАВКИ ИЛИ «ОТКУДА у Стратегии НОГИ РАСТУТ».

Многие положения Стратегии и используемая терминология родились не сегодня, и не в сообществе 85 разработчиков проекта, а имеют вполне конкретные аналогии и узнаваемые источники.

Каковы источники и составные части Стратегии?

  1. «Школьная альтернатива» С. Черникова «Теория организации детской жизни и     становления человека», создание «городов детства» (Комиссия по образованию Общественной палаты, 2007г.)
  2. Форсайт проект «Детство 2030» (руководитель – Алина Радченко,  аппарат Общественной Палаты 2009 г.)
  3.  Идеологи и технологи образования: Брюс  Стерлинг (США) – основатель киберпанка, философ Мировой Паутины, футуролог, сторонник генной инженерии, биотехнологий, сращивания людей с компьютерами и  механизмами[10].  Иван Иллич – (американец хорватского происхождения), был священником, снял сан, социолог, провозвестник будущего современной науки. Небольшая книга «Освобождение от школ» признала его идеологом образования будущего, главная мысль: школьное образование, по Илличу – это такой большой обряд инициации во взрослую жизнь, который является самым долгим и дорогим обрядом инициации за всю историю человечества, а само «детство» – это материально обременительное состояние и для богатых и для бедных, поэтому от детства стоит отказаться[11].

Теории организации детской жизни и становления человека «Школьная альтернатива» С. Черникова является программным документом в развитии образования, по его мнению.  С.  Черников вошел в состав Комиссии Общественной палаты РФ по образованию и науке в 2007 году. Уверен, что участие бизнеса в формировании образовательных стандартов абсолютно необходимо, чтобы то, чему учат в школах и вузах, соответствовало бы тому, что нужно экономике. Его кумиры: футуролог Иван Иллич (США), политики –  Ясухиро Накасонэ  и Барак Обама, ставящие вопрос об образовании в качестве одного из приоритетных в своих программах.

Черников считает, что изменение технологии образования  позволяет и требует изменения типа учреждения. В основание традиционной школы заложена классно-урочная система и единообразие программ (единый учебный план для всех участников). «Теория становления позволяет в школьном пространстве организовывать индивидуальные траектории детей за счет формирования «пространства» становления человека.  Градостроительство и среда обитания  могут обеспечить  условия для того,  чтобы каждый ребенок рос  в  дружественном  окружении,  в  атмосфере  понимания и сотрудничества. Подобное отношение к градостроительству послужит снижению социальной напряженности,  сокращению  разрыва  между  качеством  жизни наиболее богатых и самых бедных семей, поскольку бедные семьи не имеют возможностей  использовать высокие технологии и  коммуникационные сети.  Резко ВОЗРАСТЕТ  доступность для детей культурной среды, возможности для развития личности, талантов и умственных и физических способностей ребенка, доступность для детей и подростков развивающих услуг[12].»

В будущем детей проектируется интернировать в эти специальные детские города будущего, типа предложенного на выставке ЭКСПО в Шанхае (2010 г.)в павильоне Российской Федерации. В этих городах у них будут специально обученные («компетентное родительство») наставники. Детям предлагается полностью компьютеризированная среда. Основным направлением их развития будет полная свобода деятельности. Традиционная или любая другая система образования полностью отрицается, чтобы «не искажать процесс детского творчества».

 

ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО И СРЕДА ОБИТАНИЯ – «голубые города» для детей

Источник изображения: https://www.google.ru

Ольга Каширина, член Президентской комиссии по делам инвалидов, Президент фонда “Талант преодоления”,  считает, что для реализации Стратегии необходимым создать специальную национальную детскую социальную сеть, потому что “возможность становления самостоятельной творческой личности возможна только при условии наличия определенной автономности детского мира от взрослых проблем и взглядов на мир и общество”[13]. Неужели  углубление разлома между миром взрослых и миром детей будет способствовать лояльному отношению к инвалидам, воспитанию  творческой личности и единению общества? Это ли не потеря культурной передачи опыта предшествующих поколений и отрыв от отечественных корней, что ведет к элементарному одичанию?!
Например, ребенок сбежал из дома в школу. Значит, его родители имеют низкую квалификационную оценку – «не справляются с родительскими обязанностями». В таком случае, ребенок может жить в центральном офисе до тех пор, пока родители не пройдут
соответствующие тренинги и не приобретут необходимую компетенцию.
НА САМОМ ДЕЛЕ – СПОСОБ ЕСТЕСТВЕННО И ЛЕГАЛЬНО ОТЧУЖДИТЬ ДЕТЕЙ ОТ ДОМА И РОДИТЕЛЕЙ. Добровольная ювенальная юстиция: никто не будет изымать ребенка из семьи, а он сам по любому поводу, импульсу будет уходить из дома в «голубые города детства» и оставаться там по доброй воле или по воле «наставников».

Форсайт-проект «Детство 2030» и Стратегия воспитания до 2025 г.: наши перспективы

Всемирная выставка ЭКСПО (Шанхай, 2010), где в павильоне Россия представлен Форсайт проект «Детство 2030»

Источник изображения: http://pravdu.ru/arhiv/Detstvo_2030_SMERT_POKOLENIYA.htm

Форсайт – одна из инициатив, которая вызвала серьезную тревогу у общественности, ее относят к тем проектам, которые способны нанести удар по традиционной российской семье.

Идеи, которые предлагает форсайт, отнюдь не являются чьей-то шуткой или приколом. Одним из главных инициаторов проекта является руководитель аппарата Общественной палаты РФ Алина Радченко, и проект  стараются продвигать на различных уровнях с  2009 г..

Есть  проблема всех семей, где дети освоили компьютер – погруженность ребенка в виртуальное пространство (воистину: пришла вирта – отворяй ворота) зачастую становится  «виртаманией»,  игровой зависимостью. Форсайт -проектом предполагается, что дети самостоятельно будут получать знания из интернета, а в последующем выполнять в нём какую-то работу и зарабатывать веб-деньги. Может быть, талантливые дети и смогут выйти на этот уровень, но они сразу попадут в среду жесткой конкуренции и эксплуатации. Для тех детей, которые не смогут самообучиться, в форсайт-проекте имеется программа электронной коррекции их способностей путём внедрения в организм чипов. А в 2025-2030 г. «дети рождаются с заданными характеристиками и способностями». Этот пункт обеспечивается изменением развития ребенка на внутриутробном периоде за счет генной модификации с помощью нанотехнологий.

Источник изображения: http://pravdu.ru/arhiv/Detstvo_2030_SMERT_POKOLENIYA.htm

Проект Форсайт предполагал, что в 2014 году будет использование voice-translator (портативного устройства-переводчика для мигрантов), к 2018 году – внедрение устройств для загрузки информации на кору головного мозга, виртуальную имитацию жизни, к 2023 году – появление детей-роботов и нянь-роботов, а  к 2030 году – генную модификацию и  чипизацию человека.

Алина Радченко из интервью: «Чипизация мозга – это просто вопрос времени. И хотим мы того или нет в недалеком будущем это станет частью нашей жизни. Вопрос в том, будем ли мы с вами и наши дети готовы жить в этой среде? Сможем ли мы быть конкурентоспособными со своей системой образования, если рядом за доступные деньги будет предложен чип в любой профессиональной компетенции? Не прятаться, а выживать в этой среде. Условно говоря, пришла чипизация мозга – надо быть к этому готовым” .

Из Презентации на выставке в Шанхае «Форсайт-проект «Детство 2030»:

Источник изображения: http://rpp.nashaucheba.ru/docs/index-2692.html

Источник изображения: http://rpp.nashaucheba.ru/docs/index-2692.html

Если сейчас родители не определяют заложенные природой способности будущего ребенка,  то к 2025 году дети могут рождаться с заданными характеристиками и способностями с помощью генной инженерии и нанотехнологий. Способности ребенка можно увеличивать за счет генной модификации и чипизации.

В 2007 году университете города Осака (Osaka University) японские разработчики представили опытный экземпляр андроида, который способен имитировать поведение 5-летнего ребенка. Японские исследователи обещают, что через 15-16 лет данные разработки будут массово интегрированы в общество – в программы по подготовке родителей, для продажи тем, кто не хочет или не может иметь настоящих детей.

«Внедрение роботов-детей в общество с одной стороны, может привести к развитию систем компетентного родительства – на роботе удобно тренироваться быть мамой и папой, с другой стороны – может привести к сокращению числа желающих рожать настоящих детей.»

 Что имеется в виду под инновационными технологиями в Стратегии? Не эти ли фантасмагории?

Инновационные воспитательные технологии в Стратегии:

«инновационная культура»; «использование широкого диапазона инновационных воспитательных технологий» (V , с. 10), о «повышении эффективности… практического внедрения инновационных воспитательных технологий» (с. 10) – как   ожидаемые  позитивные результаты реализации Стратегии.

Явная коммерциализация и меркантилизация Проекта прослеживается в представлении о ребенке как потребителе. Индустрия детских товаров уже сейчас воспитывает своего потребителя с самого детства, формирует его потребности и направления развития.

БИЗНЕС ДЛЯ ДЕТСТВА

 

   Источник изображения: https://www.google.ru

Языковая безопасность как воспитание национальной идентичности

Защита культурного, духовно-нравственного наследия, исторических традиций и норм общественной жизни, сохранение культурного достояния всех народов России, формирование государственной политики в области духовного и нравственного воспитания, согласно идеологическим установкам Стратегии, невозможна без особого отношения к русскому языку.  Духовное обновление общества невозможно без сохранения роли русского языка как фактора духовного единения народов многонациональной России и языка межгосударственного общения. Это и вопрос национальной безопасности, поскольку ей может быть нанесен ущерб, если затрудняется самоидентификация, самоопределение человека как жителя России или русского, если воспитание не формирует механизмы идентификации и способы реагирования на происходящие, которое искажает или разрушает сознание и самосознание человека. О русском языке в Стратегии сказано лишь как о «воспитании языковой культуры» (II Цель, задачи и основа Стратегии).  Уникальность языковой безопасности обеспечивается ничем иным, а только правильным русским языком, который способен сформулировать и удержать национальную идентичность, как единство, как способность народа адекватно воспринимать и продолжать свою историю, сохранять и защищать собственную самобытность, не допускать разрушения национального сознания и самосознания, трансформации своего языкового генетического кода. Ребенок, как носитель русского языка должен быть огражден от «комплекса национальной неполноценности» по языковому признаку.

С чем сталкивается в этих важных процессах ребенок сегодня?

Во-первых, происходит обеднение языка самой литературы для детей. Непомерно и неоправданно сократилось количество детских журналов, периодики. Современные детские книжки и их авторы упрощают изложение, акцентируя внимание на смешных, «прикольных» моментах, часто используют сниженный лексический словарь различных детских словечек. Порой в текстах можно встретить и грамматические и синтаксические ошибки.

Во-вторых, устная речь персонажей современных мультфильмов, мультсериалов и особенно ролевых компьютерных игр изобилует бранными словами, грубой интонацией, недопустимыми оборотами и двусмысленными намеками. Особым цинизмом на телевидении отличается канал 2х2, демонстрирующий мультфильмы с эпизодами жестокости, насилия, глумления и безнравственности.  Все это для взрослого уха и взора вызывает дискомфорт, но на чистое детское сознание ложится как допустимое и предпочтительное. Традиционные отечественные сказки и мультфильмы после такого агрессивного воздействия кажутся детям пресными, неинтересными.

В-третьих, криминальная лексика, столь прочно осевшая в фильмах, в выступлениях на ток-шоу, в теле-проекте «Дом-2» и др. передачах, часто оказывается в детской речи и общении, типа: «Что ты на меня наезжаешь?» или «Кончай базар» и пр. – это произносится уже с дошкольного возраста. В речи дошкольников и школьников всех классов появляются и прочно укрепляются, особенно в межличностном общении бранные слова, инвективная лексика (мат). Подростки – и мальчики и девочки, не стесняясь, оперируют непечатным словом, не встречая отпора и возмущения со стороны взрослых, часто, даже в стенах образовательных учреждений.

В-четвертых, русский язык страдает от неоправданных заимствований из других языков и слэнгов. Достаточно сказать, что слова «юзер» (пользователь), «аська» (общение он-лайн), «мама» (материнская плата) и т.п., перешедшие из сетевого псевдо-языка, прочно укоренились в общении подростков и молодежи, превратившись в своеобразный язык – арго. Особо следует сказать о разрушительном инокультурном языковом влиянии непомерного употребления английского языка, прежде всего в его американском изводе.

ИТАК, в соответствии со Стратегией воспитания и «предсказаниями» Форсайт-проекта, к 2025 году РЕБЕНОК может оказаться в пространстве чудовищных ПОДМЕН:

  • Вместо родного дома – офис в «Голубом городе детства»
  • Вместо родных людей – «наставники»
  • Вместо друзей сверстников – роботы-дети
  • Вместо живого мира природы – виртуальные объекты информационных технологий
  • Вместо естественного развития способностей – генная инженерия и чипы
  • Вместо свободного выбора – навязанные потребности «потребителя»
  • Вместо родного языка – мешанина из неоправданных инокультурных заимствований, порождающая «комплекс культурной неполноценности».

Таким образом, анализ проекта «Стратегии развития воспитания в Российской Федерации на период до 2025 года» позволяет сделать вывод о том, что данный проект содержит положения, противоречащие законодательству и национальной безопасности Российской Федерации, а также сложившимся социальному образовательному запросу, интересам общества и государства:

1) в проекте Стратегии отсутствуют четко выраженные нравственно-ценностные основы воспитания, соответствующие социокультурным и нравственным традициям русского народа и других народов Российской Федерации. При наличии соответствующего раздела «Духовно-нравственное развитие» «духовное» игнорируется;

2) доминирующей концептуальной основой проекта Стратегии является содержание процесса воспитания детей как установок на неразличение добра и зла посредством «вариативности ценностных систем», для обеспечения  «нравственного самоопределения детей» – независимо от возраста, социальной ситуации развития, моральных установок семьи;

3) в тексте Стратегии содержатся прямые аналогии и терминологические  заимствования из пресловутых и подвергнутых резкой критике проектов, это: «Школьная альтернатива» С. Черникова «Теория организации детской жизни и    становления человека» (Комиссия по образованию Общественной палаты, 2007г.); Форсайт-проект «Детство 2030» (руководитель – Алина Радченко,  аппарат Общественной Палаты 2009 г.), которые в свою очередь позаимствованы из книг и идей американских «футурологов образования», таких, как  Брюс  Стерлинг и  Иван Иллич. Это свидетельствует об инокультурном происхождении Стратегии воспитания детей в России и предполагающимся социальном экспериментировании;

4) в числе научно-методических механизмов реализации Стратегии» обозначена «разработка подходов к построению индивидуальных траекторий развития ребенка и жизненного самоопределения детей» (с. 8; раздел IV), что противоречит задачам сохранения и укрепления культурной идентичности российского общества;

5) очередная модернизация образования, в частности, сфера воспитания, включая духовно-нравственные ценности, на которых она основывается, по сути, представляет собой установку на борьбу с традиционными российскими нравственными и семейными ценностями,  с религиозным сознанием людей, прежде всего традиционных конфессий, неотъемлемо связанных с культурной, укладом жизни и традициям русского и других  народов России;

6)  об инокультурных основаниях Стратегии.

Сам текст проекта Стратегии, затрагивая важнейшие стороны образования, культуры, политики, самых болезненных точек современной России, отличается обтекаемостью, условностью, субъективизмом, неопределенностью, многие положения носят декларативный характер.

Если взглянуть на Стратегию «с птичьего полета», вырисовывается картинка, напоминающая тест пятен Роршаха: каждый видит в меру своего воображения: либо бабочку, либо дракона, либо двух дерущихся человечков, либо шкуру зверя и пр. Ясно, что вычерпываться будет то содержание, в чьих руках окажется эта картинка. В чьих же руках Стратегия воспитания детей окажется завтра?


[1] Проблемы духовно-нравственного состояния общества и подрастающего поколения России: Доклад Комиссии ОП РФ по социальной и демографической политике, Комитета Государственной Думы РФ по вопросам семьи, женщин и детей. М., 2009. С. 3–42.

[2]Положение детей в Российской Федерации : докл. / Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации. М., 2006. С. 104–105;

[3] Дети в России. 2009 : стат. сб. / ЮНИСЕФ ; Росстат. М. : Статистика России, 2009. 121 с.

[4] Закон об образовании: абзац введен Федеральным законом от 01.12.2007 N 309-ФЗ).

[5] Абраменкова В.В.Социальная психология детства. Учебное пособие для студентов университетов, пединститутов и психолого-педагогических колледжей. -М.:ПЕР СЭ, 2008; Божович Л.И. Избранные психологические труды. – М.,1995.; Дробницкий О.Г. Проблема нравственности. М., 1977; Слободчиков В.И., Исаев Е.И. Психология развития человека Москва Школьная пресса 2000.

[6] Национальная стратегия действий в интересах детей на 2012 – 2017 годы (утв. Указом Президента РФ от 1 июня 2012 г. N 761).

[7] Федеральный закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» от 29 декабря 2010 г. № 436-ФЗ, действие ФЗ – с 1 сентября 2012 г.

[8] Английское слово буллинг (bullying, от bully – хулиган, драчун, задира, грубиян, насильник) обозначает запугивание, физический или психологический террор в школе, направленный на то, чтобы вызвать у другого страх и тем самым подчинить его себе. В последние 20 лет это понятие стало международным социально-психологическим и педагогическим термином, за которым стоит целая совокупность социальных, психологических и педагогических проблем в образовании. Кибербуллинг – травля, издевательства с применением сотовых телефонов и сети интернета. См. Olweus D. Bullying at school: What we know and what we can do. / Dan Olweus. Cambridge : Blackwell. 1993. 140 p.;

[9] Святая юность. М., 1994; Топоров В.Н. Святость и святые в русской духовной культуре. Т. 1. М., 1995, Т.2 М.,1998, Т.1.,с 12; Федотов Г.П. Святые Древней Руси. М., 1990

[10] http://blog.wired.com/sterling. Его книги: «Homo Sapiens объявлен вымершим, Пуля, начиненная гуманизмом. Бич небесный» и др. дают неутешительную перспективу развития общества.

[11] Захарова З.А. ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ДЕТЕЙ СКВОЗЬ ПРИЗМУ КОНЦЕПЦИИ ОБРАЗОВАНИЯ СОЦИОЛОГА ИВАНА ИЛЛИЧА//Вестник экономики, права и социологии. Казань, 2011, №2, с200-204

[13] По информации Фонда “Талант преодоления” и itar-tass.com