SHagyan-A

Шагян Ани Арсеновна – студентка социологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова.

В современных условиях интерес к проблематике межнациональных браков и этически смешанных семей в России значительно снизился. Если сравнивать интенсивность обсуждений и дискуссий в научных кругах, скажем в 1980-ые года и сегодня, то мы вынуждены отметить тенденцию снижения степени освещенности данной темы. Однако в свете последних политических событий, гражданских волнений в близлежащих странах, предложенная тема вновь становится привлекательной для исследования, не только на уровне отдельно взятых этнических обществ[1], но и в более крупных масштабах (например, исследования по всей России).

Межнациональные браки представляют собой одну из форм межличностного общения мужчины и женщины, отношения которых закреплены на нормативно-правовом уровне.[2]

Особенности межнацинального брака или этнически смешанной супружеской пары:

  • с гражданской точки зрения, супруги могут принадлежать к разным этническим общностям;
  • супруги могут принадлежать к разным национальным общностям, нациям;
  • супруги могут принадлежать к разным общностям, в плане территориально-государственного образования.

Социологический аспект изучения межнациональных браков и этнически-смешанных семей включает в себя:

  1. определение и описание основных факторов, влияющих на численность подобных союзов;
  2. выявление зависимости численности межнациональных браков в России с такими этно-социальными процессами, как миграция, ассимиляция этнических общностей, интеграция этносов.

На положение этнически смешанных семей, пар в современной России оказывает целый комплекс факторов. Среди них выделяют:

  • тип расселения людей;
  • интенсивность миграции;
  • уровень гетерогенности этносов;
  • религиозная и языковая принадлежность;
  • ассимиляционные тенденции;
  • национальные традиции, обычаи;
  • социально-психологические характеристики взаимодействия этносов;
  • политический курс государства.

Относительно роли социально-психологических характеристик взаимодействия этносов можно сказать, что наблюдается влияние следующих факторов:

  • социально- профессиональная мобильность;
  • уровень социального контроля в этнической группе;
  • особенности образа жизни различных этносов.

По итогам самостоятельного социологического исследования, проведенного в период 21-30 марта 2015 года, с помощью онлайн-анкетирования, в качестве значимых факторов, влияющих на рост числа смешанных союзов, браков, респондентами были выделены[3]:

  • многонациональный состав населения Росси (49%);
  • массовые миграции в Россию (17%);
  • открытость российского общества (13%).

Диаграмма 1.

Факторы, способствующие межнациональным бракам в России*

Среди факторов, влияющих на изменение численности межнациональных браков в сторону уменьшения, респонденты отметили следующие:

  • Различия в представлениях о семейной жизни между мигрантами и коренными жителями (34%);
  • Нежелание коренных жителей вступать в браки с мигрантами (20%);
  • Напряженность в отношениях между иммигрантами и основной массой коренного населения (19%);
  • Низкий социальный статус (положение) мигрантов-«гастарбайтеров»(18%).

Диаграмма 2.

Факторы, способствующие уменьшению числа межнациональных браков в России*

Также значимым фактором, оказывающем существенное влияние на формирование отношения к межнациональным бракам, является национальный состав семьи (мононациональная или многонациональная семья). В рамках исследования, респонденты, у которых родители разных национальностей, охотнее выбирали вариант ответа «положительно» в вопросе об их отношении к межнациональным бракам, нежели те, кто вырос в мононациональной семье (19% и 10% соответственно).

Таблица 1.

Отношение респондентов к межнациональным бракам в зависимости от национального состава собственных семей*

Отношение к межнациональным бракам в современной России Родители
Одной национальности Разных национальностей
Положительно 10% 19%
Нейтрально 55% 71%
Негативно 30% 8%
Затрудняюсь ответить 5% 2%

Также необходимо отметить общие тенденции и закономерности, которые помогут составить более полное представление о том, что есть межнациональные браки и этнически-смешанные семьи.

Несмотря на многообразие сосуществующих этнических общностей, придерживающихся различных вероисповеданий, некоторые этносы все еще остаются «закрытыми». Для этнических общностей, принадлежащих, например, к исламу, религиозная принадлежность не утратила, совей регламентирующей роли и оказывает влияние на выбор супругов.[4]

Мужчины и женщины разных национальностей с неравной частотностью вступают в межнациональные браки. У коренных народов Средней Азии и Кавказа такие браки чаще заключают мужчины. У народов, населяющих европейскую часть страны, женщины не реже, а иногда и значительно чаще мужчин вступают в межнациональные браки.

Например, в 1970 году число мужчин-грузин, вступавших в межнациональные браки в Тбилиси в 1,75 раза превышало число женщин-грузинок, вышедших замуж за не грузина. К 1989 году это отношение сократилось и составило 1,65.

Также стоит отметить, что мужчины коренных национальностей из республик Средней Азии, Кавказа более мобильнее, чем женщины, и чаще оказываются в межэтнической среде, поэтому чаще вступают в национально-смешанные браки. [5]

Несмотря на то, что в ходе процесса урбанизации и роста числа городов, область межэтнических контактов значительно увеличилась (более характерно для советского времени) тем не менее, если этническая общность не гетерогенна, межэтнические различия в укладе жизни остаются существенными, что ведет к снижению численности межнациональных браков.

Численность национально-смешанных браков в различных регионах России находится в прямой зависимости от степени сохранности в конкретных регионах элементов традиционного образа жизни. И в частности, это определяет, как влияют родственные связи на возраст вступления в подобный брак.

В целом влияние родственных связей отходит на второй план. Тем не менее, различия между отдельными этническими общностями по данному показателю велики. Например, у эстонцев, узбеков роль авторитета родственных связей понижена для младших поколений. В республиках Средней Азии и Закавказья роль родственных связей, а именно старшего поколения, остается устойчивой. (на примере см.таблицу 13).

Таблица 13

Доля считающих обязятельным согласиие родителей при вступлениии в брак в различных возрастных группах (на примере, эстонцев и узбеков, %)*

Также численность смешанных браков находится в зависимости от направленности миграционных процессов. При этом каналы миграции различны, одним из них является брак с иностранным партнером как представителем «дальнего зарубежья». Тенденции возникновения межнациональных браков в России складывается так, что к нему, в большей степени, склонно женское население. Попытаемся вслед за С.В. Колударовой описать основные мотивы такой брачной миграции.[6]

Содержание мотивов брачной миграции можно классифицировать в следующим образом:

1) стремление жить за границей;

2) стремление к профессиональному развитию за границей;

3) стремление посмотреть мир;

4) стремление обеспечить будущее своим детям [7].

Вышеперечисленные мотивы опираются на субъективное желание конкретной женщины посредством межнационального брака с иностранным партнером покинуть Россию. Например, «брак с иностранцем рассматривается как перспектива на вполне законных основаниях покинуть пределы страны».

Значение обозначенных мотивов может быть связано:

  • во-первых, с качественно лучшим и социально гарантированны обеспечением, экологическим состоянием, вероятность получения, которых существенно возрастает за границей;
  • во-вторых, с определенной степенью трудности применения и внедрения собственных профессиональных знаний в России или нежеланием в целом работать в России;
  • в-третьих, с преследованием цели туристско-познавательного характера;
  • в-четвертых, с ответственностью женщин за жизнь детей.

Также нам представляется возможным выделить факторы, которые оказывают непосредственное влияние на формирование представленных мотивов[8]:

1) Социально-правовые факторы, предоставляющие через брак с иностранцем правомерно мигрировать за пределы России.

2) Социально-профессиональные факторы, связанные со стремлением реализовать свой трудовой потенциал за границей.

3) Социально-мировоззренческие факторы, раскрывающиеся в побуждении расширить кругозор мира.

4) Социально-биологические факторы, основанные на женском, материнском инстинкте о заботе потомства.

Таким образом, миграция через межнациональный брак с иностранным партнером имеет довольно многообразные мотивы. В этой связи нам необходимо обратиться к статистическому и социологическому измерению брачной миграции. Статистическое измерение обусловлено подсчетом количества перемещающихся за границу через брак, которое может быть осуществлено органами ЗАГС, регистрирующими браки с иностранцами, и посольствами, выдающими визы в связи с браком с гражданином данного государства. Социологическое измерение связано с анализом причин брака, динамикой браков с представителями различных государств, а также различных стадий миграции (собственно миграции, адаптации к новым условиям, идентификации).

Таким образом, межнациональная брачность и миграционные процессы, как уже отмечалось ранее, являются взаимообуславливающими. Межнациональные браки оказывают влияние на направления миграционных процессов.

Тем не менее, говорить, о каких-либо конкретных направлениях, тенденциях в межнациональной брачности на сегодняшний день в России не приходится в виду снижения уровня репрезентативности полученных данных из официальных источников (например, переписей населения). Обратимся к анализу данных Всероссийской переписи населения 2002 года.

Общая оценка пропорциональности межнациональной брачности к общей численности населения может быть получена в результате некоторых допущений. Предположим,   что домохозяйства включают супружеские пары (при­чем, не более одной), хотя на самом деле это не так, и, что отсут­ствуют варианты, при которых супруги образуют два разных домохозяйства. Этнически смешанные домохозяйства из этой со­вокупности составляют в целом по стране 16,2%, причем в город­ской местности 16,7%, в сельской 14,7%. Долю этнически сме­шанных брачных пар условно можно считать такой же.[9]

В итоге получается, что около 20% русских проживают в до­мохозяйствах этнически смешанных, либо как одинокие члены домохозяйств. С учетом выше указанных пропорций обеих кате­горий, доля русских, проживающих в этнически смешанных домохозяйствах, составляет 11,8% обще­го числа русских по стране[10]. Помня обо всех допущениях и услов­ностях расчетов, можно полагать, что данный показатель в ка­кой-то мере отражает уровень межэтнической брачности рус­ских. Заметим, что полученный показатель ниже общего по стране, рассчитанного по прямым данным в отношении всего населения. Это отличие можно объяснить тем фактом, что высо­кую долю межэтнических браков образуют многочисленные украинцы, белорусы, немцы и др.

Общая картина межэтнической брачности по стране предста­вляется следующей. Из 23 наиболее крупных национальностей (численностью более 400 тыс. человек каждая) 11 наименований следует отнести к категории со значительной долей межэтниче­ских браков, для 5 национальностей характерен уровень межэт­нической брачности ниже среднего по стране, а для 7 националь­ностей – уровень межэтнической брачности низкий.

Можно отметить следующие:

  • Значительный уровень межэтнической брачности характе­рен для белорусов (51,4% – условный показатель, принцип расче­та которого обсуждался выше), немцев (50,3%), украинцев (48,5), мордвы (34,5%);
  • Значительна также доля межэтнических браков у таких много­численных групп, как удмурты (25,0%), азербайджанцы (22,8), башкиры (21,9), татары (21,1), чуваши (20,8), армяне (19,5), ма­рийцы (19,3%);
  • Ниже среднего по стране доля межэтнической брачности рус­ских (11,8)%, а также казахов[11] (15,7%), осетин (12,8), кумыков (10,3), бурят (10,2%). Это согласуется с представлениями о том, что среди крупных национальностей Северного Кавказа именно осетины и кумыки отличаются значительной, по кавказским меркам, долей межэтнических браков;
  • Низкий уровень межэтнической брачности среди крупных российских национальностей характерен для кавказских групп, а также для якутов, причем в этой группе показатель межэтниче­ской брачности самый значительный у якутов – 9,5%.

У северо­кавказских национальностей распространенность межэтниче­ских браков не вполне связана с численностью. В данном случае, значение такой фактор, как компактность проживания этнической группы (имеет ли этнос свою территорию, например, республику или другую автономию). Чеченцы в этой группе самые многочисленные, но имеют наиболее низкий пока­затель межэтнической брачности (4,1%). Остальные кавказские группы распределяются следующим образом: лезгины (9,5%), даргинцы (8,0%), аварцы (7,8%), кабардинцы (6,7%), ингуши (6,1%).

Делать выводы о том, насколько изменился уровень межэтнической брачности по сравнению с прежней переписью, без дополнительных исследований преждевременно. На нынешнем этапе для очень приблизительной оценки можно воспользоваться агрегированными данными. Для этого нужно взять сумму зафиксированного переписью 2002 г. числа лиц определенной национальности, проживающих в этнически смешанных домохозяйствах, и одиноких членов домохозяйств той же национальности (об этом говорилось выше) и сравнить эту величину с данными переписи 1989 г. о совокупной численности лиц той же национальности, проживающих в этнически смешанных семьях, и семьях, состоящих из одного человека. Такое сравнение условно показывает, что, например, у белорусов уровень межэтнической брачности сохранился на самом высоком уровне и остался почти без изменений – 86% (напомним, что эта и последующие цифры должны быть уменьшены, чтобы не учитывать долю одиноких домохозяев). У других национальностей, которые, по данным прошлой переписи, подобно белорусам, активнее всего участвовали в этническом смешении, указанные показатели еще более возросли: карелы – было в 1989 г. 68%, стало в 2002 г. 71%, евреи – 55 и 69,3%, мордва – 54 и 57,6%. В то же время среди национальностей, мало склонных к смешению, показатели, кажется, еще более снизились: тувинцы – было в 1989 г. 12%, стало 11%, ингуши – 14 и 10,2%, чеченцы – 10 и 6,9%.

Приведенные цифры, при всей их неточности и условности, вновь приводят нас к выводу, что процесс межнациональной брачности не может характеризоваться наличием каких бы то ни было перспектив и тенденций.   В России нет какой-то единой тенденции и процесс этнического смешения, как и в прошлые десятилетия, доминирует отнюдь не повсеместно.

Межнациональные браки и этически смешанные супружеские пары являются объектом исследования как для социологии семьи и демографии, так и для этносоциологии. Знание, получаемое в результате проведения исследований, может иметь статус междисциплинарного. Актуальность и необходимость изучения данной проблематики объясняется рядом причин, а именно:

  • Исследование данной проблематики позволяет понять характер взаимоотношений между народами (дружественные/напряженные);[12]
  • Результаты исследований дают ученым-культурологам информацию о процессе взаимодействия различных культур;
  • Изучение данной темы позволяет разобраться во взаимоотношениях народов «через границы» (когда территориальные границы не определяют реальных «границ» существования этноса);[13]
  • Результаты исследований могут дать толчок новым исследованиям в области социально-психологической природы межнациональных браков.

Библиография

  1. Алексахина Н. А. Динамика межэтнического взаимодействия в Российской Федерации.[Электронный ресурс]. Систем. требования: Adobe Acrobat Reader. URL: http://rss.archives.ceu.hu/archive/00001001/01/1.pdf (дата обращения: 20.03.15).
  2. Алексахина Н. А. Тенденции в изменении национальной идентичности народов России //Социологические исследования. – 1998. – №. 2. – С. 49-54.
  3. Арутюнян Ю. В. О некоторых тенденциях культурного сближения народов СССР на этапе развитого социализма //История СССР. – 1978. – №. 4. – С. 187-205.
  4. Дарский Л. Е., Волков А. Г. Брачность в России: Анализ таблиц брачности. – Информатика, 2000. – Т. 13.-235 с.
  5. Колударова С. В. Межнациональные браки как показатель миграционного процесса //С 560 Современные тенденции развития мировой социологии: материалы междуна. – 2010. – С. 55.
  6. Комарова О. Д. Население России сквозь призму этнических процессов //Мир России. – 1999. – Т. 8. – №. 4. – С. 71-80.
  7. Корнеева С. В. Межнациональные браки с иностранным партнером в современных условиях российского общества: социологический анализ: ав-тореф. дисс.канд. социол. наук. – М.: Изд-во Спутник+, 2007. – 28 с.
  8. Синельников А. Б. Трансформация семьи и развитие общества //Уч. Пособие. М.: КДУ. – 2008.
  9. Сусоколов А. А. Национально-смешанные браки и семьи в СССР //Институт этнографии им. НН Миклухо-Маклая АН СССР. – 1990. С. 98
  10. Топилин А. В. Межнациональные семьи и миграция: вопросы взаимовлияния //Социологические исследования. – 1995. – №. 7. – С. 76-82.
  11. Шахбанова М. М. Отношение к межнациональным бракам в этническом сознании дагестанцев //Социологические исследования. – 2008. – №. 11. – С. 72-76.

[1] Алексахина Н. А. Тенденции в изменении национальной идентичности народов России //Социологические исследования. – 1998. – №. 2. – С. 49-54.

[2] Сусоколов А. А. Национально-смешанные браки и семьи в СССР //Институт этнографии им. НН Миклухо-Маклая АН СССР. – 1990. С. 98

[3] Социологическое исследование, проведенное в рамках дипломной работы. Выборка составила 1049 респондентов – студентов московских ВУЗов, в возрасте от 18 до 30 лет.

* По данным исследования.

* По данным исследования.

* По данным исследования.

[4] Алексахина Н. А. Динамика межэтнического взаимодействия в Российской Федерации.[Электронный ресурс]. Систем. требования: Adobe Acrobat Reader. URL: http://rss.archives.ceu.hu/archive/00001001/01/1.pdf (дата обращения: 20.03.15).

[5] Сусоколов А. А. Национально-смешанные браки и семьи в СССР //Инсmиmуm эmнографии им. НН Миклухо-Маклая АН СССР. – 1990. С. 98

* Источник: Арутюнян Ю. В. О некоторых тенденциях культурного сближения народов СССР на этапе развитого социализма //История СССР. – 1978. – №. 4. – С. 187-205.

[6]Колударова С. В. Межнациональные браки как показатель миграционного процесса //С 560 Современные тенденции развития мировой социологии: материалы междуна. – 2010. – С. 55.

[7] Корнеева С. В. Межнациональные браки с иностранным партнером в современных условиях российского общества: социологический анализ: ав-тореф. дисс.канд. социол. наук. – М.: Изд-во Спутник+, 2007. – 28 с.

[8] Кашпарова Е., Найденова Л. И., Дорошин Б. А. Современные тенденции развития мировой социологии.[Электронный ресурс]. Систем. требования: Adobe Acrobat Reader. – URL: http://sociosphera.com/files/conference/2010/k-7-11-10.pdf (дата обращения: 30.03.15).

[9] Дарский Л. Е., Волков А. Г. Брачность в России: Анализ таблиц брачности. – Информатика, 2000. – Т. 13.-235 с.

[10]      Расчет производится следующим образом: 19,7 [доля общего числа рус­ских в домохозяйствах одиноких и этнически смешанных] х 9,8 [доля одиноких по стране безотносительно к национальности] х 19,7/24,3 [доля общего числа населения страны в домохозяйствах одиноких и этнически смешанных безотно­сительно к национальности]).

[11]       В отношении казахов результаты, свидетельствующие о межэтнической брачности, представляются завышенными по той причине, что в переписи при­няли участие далеко не все казахи, а прежде всего те, которые длительное вре­мя (или всю жизнь) проживают в России. Определенная же часть казахов – им­мигрантов 1990-х годов – учтена не была.

[12] Комарова О. Д. Население России сквозь призму этнических процессов //Мир России. – 1999. – Т. 8. – №. 4. – С. 71-80.

[13] Топилин А. В. Межнациональные семьи и миграция: вопросы взаимовлияния //Социологические исследования. – 1995. – №. 7. – С. 76-82.