Иванов Евгений Олегович
кандидат политических наук,
научный руководитель
АНО «Центр межрегиональных программ и проектов»

Введение

Цель настоящего доклада – показать значение защиты семьи и традиционных семейных ценностей как фактора национальной безопасности России и предложить конкретные меры в данном направлении, содействующие цивилизационному и демографическому развитию России.

В рамках настоящего доклада мы придерживаемся следующего понимания основных используемых терминов:

Семья – союз людей, объединённых близкими кровнородственными связями, духовно-мировоззренческой и бытовой общностью, основанный на браке мужчины и женщины и совместном воспитании ими детей[1].

Брак – союз мужчины и женщины, заключённый в соответствии с принятыми в обществе правовыми нормами и традициями, основанный на добровольности, взаимной любви и уважении, предполагающий рождение и совместное воспитание детей[2].

Семейная политика – система целей, задач и мер в рамках деятельности органов государственной власти и других заинтересованных сторон, направленная на укрепление и защиту семьи[3].

Традиционные семейные ценности – совокупность нравственных принципов, культурных (в т. ч. религиозных) традиций, обычаев и правил поведения, исторически присущих данному обществу и связанных с созданием и жизнью семьи[4].

Национальная безопасность – способность государства и общества обеспечивать защиту и поддержание своих жизненных ценностей и интересов[5].

Cостояние института семьи напрямую связано со способностью общества к собственному воспроизводству, с качеством передачи от поколения к поколению того социокультурного опыта, духовных и нравственных ценностей, без которых невозможно представить существование страны и сохранение её цивилизационной идентичности. Иными словами, состояние семьи является одним из фундаментальных факторов национальной безопасности[6].

На наш взгляд, состояние семьи в Российской Федерации в стратегической перспективе представляется угрожающим с точки зрения национальной безопасности, в связи с чем необходимы системные государственные меры по изменению сложившегося положения.

Семья и современные демографические вызовы

Семья является основой государства и представляет собой ту среду, в которой люди, за некоторыми исключениями, развиваются на протяжении всей своей жизни или значительной её части. Семью нельзя назвать «институтом» в том же смысле, в каком, например, говорится о политических учреждениях, образовании и медицине, поскольку семья – это своеобразный «институт институтов», делающий возможным само существование государства и его подсистем (институтов, политик).

         От состояния семьи, от количества и «качества»[7] воспитываемых в ней детей зависят экономика, обороноспособность, социальная сфера[8]. Семья как бы даёт «питательные соки», благодаря которым растёт «надстройка» в виде культуры, институтов, экономики и т. д.

Рисунок 1. Семья – основа цивилизации

В семье человек появляется на свет, воспитывается, усваивает ценности (в том числе гражданско-политические), становится личностью, благодаря чему впоследствии и может занять свою социальную нишу: стать учёным, военным, рабочим, земледельцем или представителем сотен других профессий и призваний. От здоровья семьи (социального, физического, духовного) зависит состояние общества в целом, в связи с чем как процветание, так и кризис семьи неизбежно отражается во всех ключевых сферах жизнедеятельности: экономической, оборонной и прочих.

Классическое понимание семьи как основы государства было дано ещё Аристотелем в трактате «Политика», где Стагирит пишет: «Уяснив, из каких элементов состоит государство, мы должны прежде всего сказать об организации семьи, ведь каждое государство слагается из отдельных семей»[9]. Подобные взгляды разделял, например, и другой великий мыслитель древности – Конфуций.

Собственно, это традиционное, естественное понимание семьи отражено в духовном, культурном, правовом наследии человечества и представляет собой аксиому[10]. Во Всеобщей декларации прав человека, принятой в 1948 г., отмечается, что «семья является естественной и основной ячейкой общества и имеет право на защиту со стороны общества и государства» (ст. 16, п. 3)[11].

Однако за последние столетия, особенно в XX веке, по семье как основе государства и общества был нанесён ряд тяжёлых ударов. Это, прежде всего, относится к странам с христианским наследием. Сегодня, в XXI веке, мы сталкиваемся с абсурдной, парадоксальной ситуацией, когда многие государства мира ведут целенаправленную борьбу с семьёй в её традиционном, единственно возможном понимании, причём не только во внутренней, но и во внешней политике. Это проявляется и в отношении России, которую страны Запада постоянно критикуют за якобы ущемление прав «сексуальных меньшинств» и которой навязывают антисемейные ценности и правовые нормы.

Ситуация усугубляется тем, что Россия продолжает находиться в состоянии неопределённости в выборе пути своего развития: с одной стороны, всё более акцентированно в контексте изменившейся за 2014-2015 годы геополитической ситуации на высоком уровне звучат тезисы о России как самостоятельной цивилизации, с другой стороны, влиятельные силы внутри и вовне страны видят Россию только в качестве неотъемлемой части Запада.

Эта неопределённость носит системный характер и влияет на все сферы общественной жизни, включая семейно-демографическую. При этом именно демографический вызов в XXI веке является наиболее серьёзным для России[12], как в количественном отношении (с точки зрения общей численности населения и его доли в мире), так и в культурно-историческом (сохранится ли цивилизационная идентичность России в условиях депопуляции государствообразующего русского народа и мощного миграционного притока?).

Согласно среднему варианту прогноза, сделанного Департаментом по экономическим и социальным вопросам ООН, население России за XXI век снизится до 117 млн. чел., т. е. на 20% по сравнению с 2000 годом. При этом его доля в мировом населении снизится до 1% (по сравнению с 4% в середине XX в. и 2% в 2015 г.).

Рисунок 2. Численность населения России и его доля в мировом населении

Источник: ООН (средний прогноз)[13], расчёты автора

Если данный прогноз осуществится, Россия, обладающая самой большой территорией и соседствующая с демографическим гигантом (Китаем)[14], покинет десятку наиболее населённых стран мира, оказавшись в 2100 г. по численности населения всего лишь на 22-м месте. Присущее русским и в целом россиянам осознание себя в качестве большого и сильного народа вступит в очевидное противоречие с действительностью и мнением «мирового сообщества», для которого русские окажутся вымирающим «малым народом», незаслуженно занимающим огромную территорию[15]. Это экзистенциальный вызов, ответ на который власть и общество должны давать уже сегодня.

При этом другие ключевые геополитические игроки – США, Китай и Индия – по-прежнему будут входить в четвёрку крупнейших по населению стран мира, а, значит, ещё более серьёзное демографическое превосходство над Россией.

Источник: ООН (средний прогноз)[16], расчёты автора

Следует отметить, что некоторые демографы делают ещё более пессимистические прогнозы для России, чем ООН. Так, профессор
МГУ им. М. В. Ломоносова А. И. Антонов считает, что к концу XXI века население России может сократиться до 40 млн. человек[17].

Согласно среднему варианту демографического прогноза Росстата, население России в 2030 году немного увеличится по сравнению с 2015 г. и составит почти 148 млн. чел. Однако этот результат будет обеспечен за счёт почти 5-миллионного миграционного прироста в 2016-2030 годах, который будет перекрывать всё возрастающую естественную убыль населения.

Рисунок 3. Компоненты изменения численности населения России

Источник: Росстат[18], расчёты автора

Притом, что общая численность населения России останется, согласно Росстату, почти неизменной, будут происходить серьёзные «качественные» сдвиги. Так, уже упомянутый массовый приток мигрантов будет означать всё возрастающее присутствие в России людей с чуждой культурой и языком, замещающих коренные народы России.

Кроме того, будет происходить старение населения и сокращение абсолютной и относительной численности молодёжи – социальной группы, вносящей основной вклад в воспроизводство населения[19]. А это означает возрастание интегральной нагрузки на российскую молодёжь: демографической, экономической, политической, психологической. «Резкое сокращение численности молодёжи в детородном возрасте ставит вопрос о социальном и экономическом развитии Российской Федерации уже за пределами 2050 года»[20].

Рисунок 4. Коэффициент демографической нагрузки и численность российской молодёжи

Источник: Росстат, Росмолодёжь, расчёты автора

Способна ли современная российская молодёжь понести этот «крест», взять на себя ответственность за будущее страны, создать крепкие семьи, для которых нормой будет 3 и более ребёнка? Сохранить культурную идентичность и обеспечить суверенитет страны? К сожалению, текущая ситуация делает очень маловероятным положительный ответ на эти вопросы.

Современные тенденции, а также прогнозы ООН и Росстата свидетельствуют о том, что в XXI веке российская семья не выполняет свою основную социально-демографическую функцию по воспроизводству новых поколений. При этом представители молодёжи (социальной группы с наибольшим репродуктивным потенциалом) выросли в условиях сложных общественных трансформаций 1990-х и 2000-х годов и господства массовой культуры с её потребительскими и антисемейными установками.

Всё это делает задачу по восстановлению устойчивого естественного демографического роста в России чрезвычайно трудной, хотя и решаемой.

Кризис семьи в России

         Cовременное состояние института семьи в России может быть охарактеризовано как кризисное, т. е. не отвечающее стратегическим задачам по сбережению и умножению народонаселения, сохранению суверенитета и территориальной целостности страны. По словам А. И. Антонова, «современная семья переживает серьёзный кризис и это одновременно кризис самого общественного устройства, цивилизации», «возникает угроза отказа от фамилистической цивилизации, переход к бессемейной организации массового воспроизводства населения»[21] в духе тоталитарных утопий[22].

         Кризис семьи выявляется на основе анализа комплекса наиболее репрезентативных показателей, включая количество семей, браков и разводов, абортов, внебрачных деторождений и т. д.

         Количество семей (точнее, семейных ячеек) в России с 2002 и 2010 год (по данным переписей населения) уменьшилось на 2%: с 41,7 млн. до 40,7 млн.[23] Средний размер семейной ячейки в России составляет 2,7 (грубо говоря, 3 человека), что не позволяет воспроизводить семейный образ жизни как таковой.

В переписях отмечена ещё одна негативная тенденция: увеличение доли людей, состоящих в так называемом «незарегистрированном браке» (сожительстве без официальной регистрации), с 10% до 13%. Причём среди молодёжи 16-29 лет эта доля достигла 23%. Следует учесть, что не все люди расположены к тому, чтобы сообщать о своём проживании в «незарегистрированном браке» при проведении переписи или опросов, так что реальная доля может оказаться выше.

Рисунок 4. Доля людей, состоящих в «незарегистрированном браке», от общего числа состоящих в браке

Источник: Росстат, расчёты автора

         Учёные справедливо считают, что так называемый «гражданский брак» (незарегистрированное сожительство) «постепенно входит в разряд типичного семейно-брачного поведения для молодых россиян»[24]. Эту тенденцию можно охарактеризовать как своеобразное бегство от ответственности, поскольку подобная форма отношений не предполагает моральных, юридических и финансовых обязательств, а также совместной заботы о детях[25].

         Распространение «гражданского брака» негативно влияет на воспроизводство населения[26], влечёт за собой укрепление антисемейных установок в обществе, особенно среди детей, воспитываемых незарегистрированными парами. Обращает на себя внимание то, что постепенно «гражданский брак» занимает всё более легитимное место в общественном (в т. ч. экспертном) дискурсе. Показательна предпринятая в 2015 г. попытка приравнять незарегистрированный брак к официальному[27]. Определённые преимущества в легализации «гражданского брака» видит, например, директор Всероссийского центра изучения общественного мнения В. В. Фёдоров[28], противопоставляющий «осознанное» отношение к вступлению в брак принципам единобрачия и нерушимости брака[29].

         Конечно, социологи правы, когда фиксируют легитимизацию «гражданского брака» в общественном сознании. Однако серьёзный анализ данной тенденции, особенно в контексте государственного управления и долгосрочного будущего России, скорее должен приводить к мыслям и действиям, направленным на укрепление и развитие, а не разрушение семьи в её традиционном смысле. То есть аналитика вопросов, связанных с семьёй и её будущим, с государственным управлением в данной сфере должна обладать ценностным и культурно-историческим фундаментом, а также стратегическим измерением, не ограничиваясь позитивистскими «измерительными» подходами, принятие которых означает априорное одобрение тех или иных существующих тенденций только потому, что они существуют, – одобрение, которое в ряде случаев является прямой ценностно-мировоззренческой диверсией, блокирующей субъектность государства, общества, семей и саму возможность конструктивного целеполагания в семейной политике и выхода из демографического кризиса[30].

         Пока рано говорить о том, что традиционное представление о семье как официально зарегистрированном союзе стало маргинальным: наоборот, подавляющее большинство жителей России воспринимают зарегистрированный брак как норму, идеал. Но не может не тревожить сама нарастающая тенденция в признании сожительства в качестве легитимных отношений мужчины и женщины и альтернативы браку[31].

         Другим свидетельством кризиса семьи является статистика браков и разводов. Если ещё в середине XX развод можно было считать скорее «несчастным случаем», то в 1960-1990-е годы произошёл лавинообразный рост числа разводов. При этом количество ежегодно заключаемых браков вплоть до распада СССР сохранялось стабильным, однако затем оно снизилось: хотя население России сегодня выше, чем в 1960-1970-е годы, количество заключаемых браков значительно уменьшилось.

         Что касается количества разводов, то сегодня оно составляет более половины от числа браков. Фактически новой нормой становится заключение в течение жизни двух и более браков, тогда как превращается из нормы в пережиток прошлого.

Рисунок 4. Статистика браков и разводов в России

Источник: Росстат, расчёты автора

         Ещё одна тенденция, свидетельствующая о кризисе семьи, – значительный рост внебрачных деторождений. Формируется, опять-таки, новая норма, когда рождение и воспитание детей перестаёт восприниматься как исключительный атрибут семьи в её традиционном смысле.

         Описанными тенденциями и показателями не объемлется весь круг проблем, связанных с семьёй и семейными ценностями в современной России. Отдельно можно упомянуть вопросы, связанные с абортами и сиротством, ведь распространённость данных явлений имеет прямое отношение к состоянию семьи.

         Итак, кризис семьи в России носит системный характер, реальная ценность семьи девальвирована, возможно, до наиболее низкого уровня за всю историю страны (несмотря на то, что формально в структуре ценностей граждан семья доминирует). Сложно назвать хотя бы одну устойчивую позитивную тенденцию в семейно-брачной сфере в России. «Семья в своём прежнем традиционном значении уже фактически прекратила существование. Разрушенным таким образом оказалось одно из последних низовых оснований выстраивания здания российской государственности»[32].

         На наш взгляд, преодоление кризиса семьи в России невозможно без выявления его подлинных причин, что, в свою очередь, требует определённого взгляда, подхода к такому анализу.

Традиционные семейные ценности в цивилизационном измерении

Кризис семьи обусловлен утратой обществом и отдельным человеком смысла семейной жизни – тех ценностей, которые мотивируют на создание и сохранение семьи. Ошибочно, на наш взгляд, видеть причиной кризиса семьи только материальные факторы: они могут усугубить или снизить кризисные явления, но не служат их главной причиной[33].

Что же следует относить к семейным ценностям?

На наш взгляд, традиционные семейные ценности – это не теоретическая абстракция или пустой идеологический «штамп», а вполне конкретные, исторически и религиозно обусловленные нормы и установки того или иного народа или цивилизации в отношении брака и семьи.

Традиционные семейные ценности России сформировались, прежде всего, благодаря принятию при великом князе Владимире православия. Христианское понимание брака и семьи на протяжении почти тысячелетия было основополагающим для России, обеспечив сохранение, а также качественный и количественный рост нашей цивилизации. Гонения на православие, в свою очередь, привели к вытеснению христианского понимания брака атеистическим, формально-юридическим.

Социолог и демограф И. И. Белобородов выделил следующие традиционные семейные ценности России: единобрачие, целомудрие, супружеская верность, семьецентризм (престиж семьи), общественное одобрение брака (через официальную регистрацию, согласие родителей и венчание), ранняя брачность, многопоколенность, иерархичность, нерушимость брака, многодетность[34]. Эти ценности исторически составляли основу брачно-семейной культуры народов России, прежде всего государствообразующего и наиболее многочисленного русского народа.

Эти ценности нашли выражение и закрепление во многих исторических памятниках, наиболее примечательным из которых является сборник
XVI века «Домострой», а также в национальной философии России, особенно в творчестве мыслителей русской цивилизационной школы.

Так, основатель славянофильства А. С. Хомяков (1804-1860) писал, что Русская земля «признаёт семью главною, своею основою и лучшею порукою своего преуспеяния и своего духовного достоинства»[35], что «внутренняя задача Русской земли есть проявление общества Христианского Православного скреплённого в своей вершине законом живого единства и стоящего на твёрдых основах общины и семьи»[36]. Хомяков отстаивал самостоятельность семьи как субъекта общественных отношений, недопустимость вмешательства государства в семейную жизнь, необходимость развития семейного воспитания.

Другой видный славянофил И. В. Киреевский (1806-1856) в знаменитой работе «О характере просвещения Европы и о его отношении к просвещению России» писал, что древнерусского человека характеризовала «внутренняя цельность самосознания», которая «отражалась и на формах его жизни семейной, где закон постоянного, ежеминутного самоотвержения был не геройским исключением, но делом общей и обыкновенной обязанности». «Цельность семьи» для русского человека «есть одна общая цель и пружина»[37].

Представители русской цивилизационной школы отстаивали безусловную связь семейной жизни с христианством. Так, К. Н. Леонтьев в своём знаменитом труде «Византизм и славянство» восклицал: «Кто хочет укрепить нашу семью, тот должен дорожить всем, что касается Церкви нашей!»[38]

Интересно наблюдение о том, что представители славянофильской, национальной школы русской мысли в основном были людьми глубоко семейного склада, тогда как их оппоненты из стана западников, начиная с
П. Я. Чаадаева и А. И. Герцена и заканчивая В. С. Соловьёвым, как правило, не отличались крепостью своих семейных связей. «Укоренённость славянофилов в семейный быт, уважительное отношение к народным традициям служило питательной средой их патриотизма. Они действительно имеют под ногами почву, которая давала живительные силы для надежд на великую будущность России. В то же время мыслители, нигилистически настроенные по отношению к русскому образу жизни, к православным ценностям, этой почвы, как правило, не имели»[39].

На наш взгляд, семейственность естественным образом способствует развитию созидательной национальной философии.

Сопоставив традиционные семейные ценности с актуальным состоянием, вызванным их утратой, и альтернативными ценностями, можно выявить последствия семейного кризиса.

Таблица 3. Традиционные семейные ценности российского общества и последствия их разрушения

Традиционная ценность

Альтернативная (анти)ценность

Результат утраты традиционной ценности

Единобрачие (моногамия)
Добрачное целомудрие Сексуальная жизнь не зависит от нахождения в браке Нормативность внебрачной сексуальной жизни, утрата ценности семейного образа жизни и деторождения, распространение венерических заболеваний
Супружеская верность Допустимость супружеской измены Распространённость супружеских измен, большое количество разводов
Семьецентризм (престиж семьи) Бессемейный образ жизни Семья не является актуальной приоритетной ценностью для всё более значительной части граждан
Общественное одобрение брака (в т. ч. венчание в Церкви) Необязательность общественного одобрения брака. Необязательность одобрения брака со стороны религиозной общины. Рост «незарегистрированных браков», снижение рождаемости
Ранний брак Позднее вступление в брак Увеличение среднего возраста вступления в брак, позднее деторождение
Многопоколенность Полная самостоятельность по отношению к старшим поколениям Брачная и семейная жизнь в высокой степени изолирована от представителей старшего поколения, нарушение преемственности поколений
Иерархичность Партнёрство Утрата мужчинами, женщинами и детьми традиционных ролей в рамках семейной жизни
Нерушимость брака Допустимость развода Распространённость разводов, утрата представления о браке
Многодетность Малодетность и бездетность Снижение рождаемости, демографический кризис

Пожалуй, моногамия остаётся единственной непререкаемой традиционной семейной ценностью в России, тогда как остальные ценности в общественном сознании почти разрушены, хотя и продолжают оставаться идеалом для значительной части населения.

         В целом отход общества от традиционных семейных ценностей является опаснейшим признаком общего цивилизационного упадка. Яркий пример здесь даёт Римское царство (так называемая Византия) в позднюю эпоху своего существования. Опыт Римского царства важен ещё с точки зрения исключительного влияния, оказанного им на развитие России.

         Как писал Академик Г. Г. Литаврин, в поздней Византии происходила «эрозия и распад семьи». В общественном сознании были узаконены измены и блуд, в чём представители правящих элит подавали пример остальному обществу. По справедливому замечанию Литаврина, «проблема семьи отнюдь не безразлична для уяснения вопроса о сильных и слабых сторонах общественной структуры государства. Отмеченные факторы развития семьи в Византии оказывали отрицательное влияние прежде всего на самый процесс воспроизводства и роста населения империи. Кроме того, неполноценная семья – почти всегда экономически менее устойчивая, располагала худшими потенциальными возможностями к накоплению средств, необходимых для развития и расширения производства»[40].

         Большой горечью наполнены слова анонимного поздневизантийского автора: «священники наши, как и прочий народ, еще до брака вступают в связи с их будущими женами; (…) монахи, хвалящиеся девственностью, без стыда живут вместе с монахинями; (…) за деньги мы отдаём своих малолетних дочерей на растление (…). Добродетель все больше и больше исчезает, а грех все усиливается. Наши власти несправедливы, чиновники корыстолюбивы, судьи подкупны, все безнравственны, девы хуже блудниц, священники невоздержны»[41].

         Схожие процессы стали со временем развиваться и в России (Российской империи), что также сопровождалось дехристианизацией общественной жизни и распадом морали, о чём оставили свои свидетельства такие гении русской мысли, как святитель Игнатий (Брянчанинов) и
Ф. М. Достоевский. Эти процессы шли параллельно с вестернизацией России, усвоением ею не только внешних атрибутов Западной цивилизации, но и, так сказать, её «духа».

         Уже упомянутые выше мыслители национальной (славянофильской) школы выступали с критикой процессов, происходящих в сфере семьи на Западе, ещё в относительно «благополучном» XIX веке. Эта критика распространялась, например, на гражданский, нецерковный брак, ставший социальной нормой на Западе гораздо раньше, чем в России: по словам А. С. Хомякова, на Западе «брак, носящий лицемерно название, освящённое Христианством, был уже давно не что иное, как гражданское постановление»[42]; «семья ничтожна как во Франции, так и в Германии. Веры же нет ни в той, ни в другой»[43]. И, наоборот, Россия выступала для Хомякова оплотом подлинно «тористических» (консервативных) начал, к которым относилась и «святыня семьи».

         И. В. Киреевский критиковал особенности воспитания детей в высшем европейском обществе, когда ребёнок почти с рождения был оторван от матери, которая почти не принимала участия в его воспитании. В этом были зачатки будущей женской эмансипации и феминизма, чем был нанесён серьёзный удар по семье. «На Западе ослабление семейных связей было следствием общего направления образованности: от высших классов народа перешло оно к низшим»[44], которые подражали «моде».

         С критикой западного гражданского брака выступили
Н. Я. Данилевский и К. Н. Леонтьев. Данилевский считал, что видеть в браке «учреждение исключительно гражданское» означает «лишить его всякой нравственной основы». Последствия же насаждения гражданского брака «противохристианские, противонравственные и нелепые»[45].

         Любопытно, что сегодня именно гражданский брак как официально зарегистрированный государственными органами союз мужчины и женщины зачастую считается «традиционной ценностью», в том числе в Концепции государственной семейной политики в Российской Федерации на период до 2025 года.

         В советское время по институту семьи в России был нанесён сокрушительный удар. Максималистская программа наиболее последовательных большевиков предполагала полное упразднение семьи. Однако в силу очевидного противоречия с действительностью данная идеи не была реализована, что не помешало, однако, лишить традиционную семью её духовно-нравственной и социально-экономической основы в ходе масштабных социально-экономических преобразований конца советского времени. Вместе с тем, в силу закрытости советского общества семья во многом сохраняла свой традиционный характер. В целом, несмотря на кажущееся благополучие советской жизни, именно при СССР произошёл демонтаж ценностной основы, скреплявшей российскую семью[46].

         С распадом Советского Союза не произошло восстановление традиционной исторической государственности России, страна в результате «распахивания дверей» перед Западом оказалась подвергнута новому, радикально-либеральному эксперименту. Именно начиная с 1990-х годов в жизни российской семьи со всей очевидностью проявились тенденции, через которые западное общество прошло несколькими десятилетиями раньше, включая рост феминизма и разводов[47].

         Все эти соображения служат своеобразным предостережением для современной России, которой в XXI веке предстоит, так сказать, битва за семью, если наше государство намерено сохранить свою безопасность и суверенитет.

Государственная политика преодоления семейно-демографического кризиса: выводы и рекомендации

         Комплексная государственная семейно-демографическая политика в идеологическом (ценностно-мировоззренческом) отношении, на наш взгляд, должна строиться на признании, защите и пропаганде традиционных ценностей и подавлении антиценностей. Естественно, при этом действия государства не должны носить диктаторского характера, но быть соразмерены с состоянием общества и особенностями его политической культуры. В то же время, риски в отношении семейно-демографического будущего Российской Федерации столь велики, что без решительных директивных мер, во многом идущих вразрез с так называемым «общественным мнением», уже, по всей видимости, обойтись нельзя.

Мы поддерживаем точку зрения профессора А. И. Антонова, считающего, что «негативные процессы не фатальны, кризисные тенденции семьи можно изменить, но лишь при условии проведения обществом исторически беспрецедентной политики укрепления семьи с детьми»[48].

При этом современная семейно-демографическая политика России, несмотря на ряд позитивных сдвигов, на наш взгляд, не отвечает целям долгосрочного развития страны и обеспечения национальной безопасности. Горизонт стратегического планирования в семейно-демографической сфере, как и в других областях государственной политики, ограничен периодом в 10-15 лет, что не позволяет должным образом оценить риски и угрозы в перспективе ближайшего столетия. Складывается впечатление, что акцент сегодня делается на поддержание численности населения преимущественно за счёт иммиграции, не учитывается фактор депопуляции коренного государствообразующего русского народа. Информационная политика государства практически не ограничивает «девятый вал» антисемейной пропаганды, низкосортных безнравственных информационных продуктов, эротики и порнографии.

         На наш взгляд, необходимы комплексные меры идеологического, политического и социально-экономического характера, направленные на укрепление и защиту института семьи в России, включая:

  1. Позиционирование России в качестве страны, отстаивающей традиционные семейные ценности и суверенитет семьи. В том числе поднятие семейной темы при взаимодействии в рамках интеграционных структур, в которых активно действует Россия (БРИКС, ШОС, СНГ, Евразийский союз).
  2. Введение должности специального представителя Президента РФ или МИД РФ по правам семьи.
  3. Подготовка ежегодного глобального доклада Российской Федерации по соблюдению прав семьи.
  4. Акцентирование семейной тематики при подготовке доктринальных документов, в т. ч. новой версии концепции социально-экономического развития. Следует отметить, что в обновлённой Стратегии национальной безопасности РФ, принятой в конце 2015 г. впервые введена категория традиционных российских духовно-нравственных ценностей, к числу которых относится семья.
  5. Развитие просемейной правовой базы, совершенствование механизмов реализации семейной политики.
  6. Расширение компетенции уполномоченного при Президенте по правам ребёнка до сферы семьи в целом.
  7. Внесение в перечень показателей для оценки эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов РФ индикаторов, связанных с качеством реализации семейной политики (статистика браков и разводов и т. д.).
  8. Создание препятствий для деятельности антисемейно ориентированных НКО, особенно финансируемых из-за рубежа.
  9. Расширение взаимодействия государства в сфере семейно-демографической политики с просемейными НКО и традиционными религиозными организациями, прежде всего Русской Православной Церковью.
  10. Придание религиозному браку (в т. ч. православному церковному) официального статуса, по аналогии с опытом Российской империи, а также современным опытом Кипра, Великобритании и др. европейских стран.
  11. Разработка и реализация мер по очищению национального информационного пространства от материалов, разрушительных по отношению к семье.
  12. Стимулирование правовыми и экономическими инструментами увеличения доли семейно ориентированных информационных материалов, в т. ч. рекламных.
  13. Введение семейно ориентированных предметов в обязательные программы обучения в школах и ВУЗах.
  14. Создание и популяризация просемейных концептов («суверенитет семьи», «сила целомудрия», «много детей – хорошо» и т. д.), содействие их использованию в выступлениях высших лиц государства и лидеров общественного мнения.
  15. Разработка и введение государственных и общественных программ пропаганды добрачного целомудрия среди молодёжи.
  16. Противодействие антисемейным когнитивным диверсиям (понятия «гражданский брак», «незарегистрированный брак», «перенаселённость», «семейное насилие», «соответствие мировым тенденциям», «однополый брак/семья»).
  17. Создание смысловой карты-схемы семейной политики, отображающей миссию, ценности, цель, задачи, ресурсы, ограничения, угрозы и т. д.
  18. Создание карты-схемы и перечня вызовов и угроз в сфере семьи и семейной политики.
  19. Подготовка ежегодного доклада о состоянии семьи и семейно политики в России.
  20. Осуществление постоянной работы междисциплинарных экспертных рабочих групп.
  21. Мониторинг и экспертиза законодательства на предмет соответствия традиционным семейным ценностям.

Данные рекомендации, безусловно, не носят исчерпывающего характера, а также, по возможности, не повторяют выводов, к которым приходят другие эксперты-фамилисты.

Заключение

         Итак, состояние семьи в современной России можно безусловно охарактеризовать как глубоко кризисное. Перед Россией стоит серьёзнейшая задача выстраивания семейно-демографической политики на качественно новом уровне. Значение семьи в качестве основы и опоры государства и всех его подсистем является предпосылкой, которая ставит защиту семьи и традиционных семейных ценностей в центр общей государственной политики. Государство должно сформировать условия для укрепления и развития традиционной многодетной семьи, что будет иметь позитивные последствия для всех отраслей народной и государственной жизни, включая промышленность, здравоохранение, оборону и т. д. Ведь «при целенаправленной политике, опираясь на институт семьи, возможно восстановить и другие более широкие идентификационные интеграторы»[49] – государство, народ, цивилизацию.

         Семья должна быть вовлечена в государственную политику не в качестве донора, поставляющего государству человеческие ресурсы и почти ничего не получающего взамен, а в качестве равноправного самостоятельного субъекта. «Наша государственная политика в таких сферах, как здравоохранение, долгосрочный уход за социально уязвимыми людьми и реформа социального обеспечения, могла бы быть более эффективной и менее затратной в достижении общественных целей, если бы семьи были обязательно вовлечены в её выработку и реализацию»[50].

         В стратегическом отношении угрозы в семейно-демографической сфере являются, на наш взгляд, для России более значимыми, чем прочие проблемы во внешней и внутренней политике.

         Восстановление и укрепление института семьи позволит России обеспечить свою национальную безопасность и сохраниться в качестве одной из ведущих мировых держав.

При подготовке доклада использованы средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации от 01.04.2015 № 79-рп и на основании конкурса, проведенного Союзом женщин России.


[1] Следует отметить, что в научной литературе встречаются десятки разнообразных определений семьи, которые различаются в зависимости от научных дисциплин (социология, демография, философия, юриспруденция и т. д.), идейных предпочтений авторов, а также ситуации в конкретной стране (в т. ч. в законодательной сфере). При этом в Семейном кодексе Российской Федерации нет определения семьи.

[2] Понятие брака, как и семьи, имеет десятки определений. В Семейном кодексе РФ дефиниции брака нет. В Концепции государственной семейной политики в Российской Федерации на период до 2025 года (распоряжением Правительства РФ от 25 августа 2014 г. № 1618-р) брак определяется как «союз мужчины и женщины, основанный на государственной регистрации в органах записи актов гражданского состояния, заключаемый в целях создания семьи, рождения и (или) совместного воспитания детей, основанный на заботе и уважении друг к другу, к детям и родителям, характеризующийся добровольностью, устойчивостью и совместным бытом, связанный с взаимным стремлением супругов и всех членов семьи к его сохранению». См.: Распоряжение Правительства Российской Федерации от 25 августа 2014 г. N 1618-р г. Москва. URL: http://www.rg.ru/2014/08/29/semya-site-dok.html (дата обращения: 18.02.2016)

[3] Мы считаем, что семейную политику не следует считать тождественной государственной семейной политике, хотя государство, безусловно, играет здесь ведущую роль. Приведём определение, которое даётся в Концепции государственной семейной политики: «Государственная семейная политика представляет собой целостную систему принципов, задач и приоритетных мер, направленных на поддержку, укрепление и защиту семьи как фундаментальной основы российского общества, сохранение традиционных семейных ценностей, повышение роли семьи в жизни общества, повышение авторитета родительства в семье и обществе, профилактику и преодоление семейного неблагополучия, улучшение условий и повышение качества жизни семей» (Распоряжение Правительства Российской Федерации от 25 августа 2014 г. N 1618-р г. Москва).

[4] В российском законодательстве нет точного списка традиционных семейных ценностей, частично они могут быть реконструированы из контекста. Так, следуя п. 1. ст. 38 Конституции РФ, в качестве ценностей можно определить материнство и детство. К этому перечню, согласно п. 1 ст. 1 Семейного кодекса РФ, можно добавить отцовство. Концепция государственной семейной политики, апеллируя к традиционным ценностям, напрямую относит к ним только брак как официально зарегистрированный союз мужчины и женщины. Контекстуально из текста Концепции также могут быть выявлены такие ценности, как авторитет семейного образа жизни, уважение к родителям и старшим, многопоколенная и многодетная семья. Одной из наиболее удачных попыток определения перечня традиционных семейных ценностей предпринята социологом и демографом И. И. Белобородовым. См.: Традиционные семейные ценности: в теории и на практике. По итогам круглого стола, посвященного культуре русской семьи. URL: http://riss.ru/actions/22040/ (дата обращения: 18.02.2016)

[5] В Стратегии национальной безопасности Российской Федерации, утверждённой Указом Президента Российской Федерации от 31 декабря 2015 года N 683, под национальной безопасностью понимается «состояние защищённости личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, при котором обеспечиваются реализация конституционных прав и свобод граждан Российской Федерации (…), достойные качество и уровень их жизни, суверенитет, независимость, государственная и территориальная целостность, устойчивое социально-экономическое развитие Российской Федерации». См.: Указ Президента Российской Федерации от 31 декабря 2015 года N 683 “О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации”. URL: http://www.rg.ru/2015/12/31/nac-bezopasnost-site-dok.html (дата обращения: 18.02.2016). В нашем определении «национальной безопасности» введена категория «ценности», как правило, в России упускаемая из виду при обсуждении вопросов, связанных с национальной безопасностью и стратегическим планированием. См.: Карнаухов С. С. «Интересы или ценности»: основная проблема исследований безопасности как государственно-правового феномена // История государства и права. — М.: Юрист, 2009, № 7. О некоторых аспектах определения национальной безопасности см. в интернет-передаче «Обретение смыслов». URL: http://rusrand.ru/tv/meaning/bezopasnost (дата обращения: 18.02.2016)

[6] См.: Традиционные семейные ценности как фактор национальной безопасности. URL: http://riss.ru/demography/demography-events/25978/ (дата обращения: 18.02.2016); Багдасарян В. Э. Устойчивость института семьи как фактор национальной безопасности России. URL: http://rusrand.ru/docconf/ustojchivost-instituta-semi-kak-faktor-natsionalnoj-bezopasnosti-rossii (дата обращения: 18.02.2016); Каунова С. Н. Государственная семейная политика как условие устойчивого развития и обеспечения национальной безопасности России. Дис. … канд. полит. наук: 23.00.02. Краснодар, 2010.

[7] Под «качеством» в данном случае понимается усвоение детьми ценностей, традиций, знаний и навыков, которые в будущем помогут им стать достойными людьми и гражданами.

[8] По словам западных фамилистов Ф. Лонгмана и Д. Грея, «конечно, и экономическая, и военная безопасность зависит от того, что семьи растят здоровых, хорошо образованных и патриотичных детей» (Longman P., Gray D. A Family-Based Social Contract / URL: https://www.newamerica.org/downloads/family_based_social_contract.pdf (дата обращения: 18.02.2016)).

[9] Аристотель. Политика, кн. I, II, 1 // Аристотель. Сочинения: В 4-х т. Т. 4 / Пер. с древнегреч.; Общ. ред. А. И. Доватура. — М.: Мысль, 1983. С. 380. Следует при этом отметить, что Аристотель понимал под семьёй не только кровных родственников, но и домашних работников (прислугу, рабов). Такое понимание семьи характерно для древности и Средневековья.

[10] В частности, она разделяется представителями религиозных общин. По словам протоиерея Димитрия Смирнова, председателя Патриаршей комиссии по вопросам семьи, материнства и детства (Русская православная церковь), «семья — это высшая ценность. Даже если сравнивать её с государством. Потому что, если не будет семьи, не будет и государства» (В Совете Федерации прошли парламентские слушания, посвященные реформированию семейного законодательства / URL: http://council.gov.ru/press-center/news/65608/ (дата обращения: 19.03.2016)).

[11] Всеобщая декларация прав человека. URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/declhr (дата обращения: 18.02.2016)

[12] Мы согласны с выводами А. А. Сушенцова: «будущее евразийского пространства в XXI веке будет определяться  не одной Россией, которая будет вынуждена конкурировать с Китаем, ЕС, США, Турцией и Ираном. Главным вызовов в этой борьбе для России станет её демография. Как бы успешно ни развивались экономика и технологии, всё будет тщетно, если страна продолжит терять население» (Сушенцов А. А. Заключение. Будущее России в 2020 году // Россия и мир в 2020 году : Контуры тревожного будущего. – М.: Москва : Эксмо, 2015. С. 375).

[13] World Population Prospects: The 2015 Revision. File POP/1-1: Total population (both sexes combined) by major area, region and country, annually for 1950-2100 (thousands). URL: http://esa.un.org/unpd/wpp/Download/Standard/Population/ (дата обращения: 18.02.2016)

Следует обратить внимание на то, что в статистике ООН, по всей видимости, для России не учтены данные по Крыму.

[14] Впрочем, в условиях глобализации и упрощения массовых перемещений людей по пространству земного шара, следует иметь в виду не только соседство с Китаем, но и учитывать высокую населённость других стран мира, с которыми у России нет общих границ.

[15] Собственно, подобная русофобская логика уже давно используется для дискредитации России в глазах её граждан и всего мира.

[16] World Population Prospects: The 2015 Revision. File POP/1-1: Total population (both sexes combined) by major area, region and country, annually for 1950-2100 (thousands). URL: http://esa.un.org/unpd/wpp/Download/Standard/Population/ (дата обращения: 18.02.2016). Следует обратить внимание на то, что в статистике ООН, по всей видимости, для России не учтены данные по Крыму.

[17] Анатолий Антонов: Демографы предсказывают сокращение численности населения России с нынешних 120 до 40 млн человек / URL: http://viperson.ru/articles/anatoliy-antonov-demografy-predskazyvayut-sokraschenie-chislennosti-naseleniya-rossii-s-nyneshnih-120-do-40-mln-chelovek (дата обращения: 20.02.2016)

[19] От женщин в возрасте 15-29 лет, т. е. относящихся к молодёжи, появилось 62% детей от общего числа деторождений в России в 2014 году (однако следует заметить, что в связи с увеличением среднего возраста, в котором женщины рожают детей, эта доля год за годом снижается). См.: Демографический ежегодник России. 2015: Стат.сб./ Росстат.- M., 2015.

[20] Стратегия развития молодёжи Российской Федерации на период до 2025 года / URL: https://fadm.gov.ru/mediafiles/documents/document/98/ae/98aeadb5-7771-4e5b-a8ee-6e732c5d5e84.pdf (дата обращения: 19.03.2016)

[21] Антонов А. И. Институциональный кризис семьи и семейно-демографических структур в контексте социальных изменений и социального неравенства / URL: http://demographia.net/journal/2014-04/antonov (дата обращения: 20.02.2016)

[22] Любопытно, что тема кризиса семьи нашла отражение в «Совместном заявлении Папы Римского Франциска и Святейшего Патриарха Кирилла» по итогам исторической встречи на Кубе 12 февраля 2016 г.: «Семья — естественное средоточие жизни человека и общества. Мы обеспокоены кризисом семьи во многих странах». См.: Совместное заявление Папы Римского Франциска и Святейшего Патриарха Кирилла / URL:  http://www.patriarchia.ru/db/text/4372074.html (дата обращения: 20.02.2016)

[23] Данные Росстата.

[24] Козырева П.М., Лежнина Ю.П. Российская молодежь: семья, брак и сексуальность // Россия и Китай: молодежь XXI века [монография] / отв. редакторы: М.К. Горшков, Ли Чунлинь, З.Т. Голенкова, П.М. Козырева. — М. Новый хронограф, 2014. С. 198.

[25] См. о мотивации молодёжи касательно вступления в «незарегистрированный брак»: Смирнова Т. Е., Данилова М. В. Исследование отношения молодежи к гражданскому браку // Молодой ученый. — 2014. — №3.

[26] Согласно данным Института социологии РАН, дети есть у 75% молодых россиян, состоящих в официальном браке, и лишь у 46% респондентов, состоящих в «гражданском браке». См.: Козырева П.М., Лежнина Ю.П. Российская молодежь: семья, брак и сексуальность. С. 199.

[27] Мимо ЗАГСа. Гражданский брак хотят приравнять к законному супружеству / URL: http://www.rg.ru/2015/04/29/brak.html (дата обращения: 20.02.2016)

[28] Легализация так называемого гражданского брака не сильно изменит нашу жизнь / URL: http://wciom.ru/index.php?id=238&uid=115246 (дата обращения: 20.02.2016)

[29] По словам В. В. Фёдорова, «одно дело, когда ты обречён на единственный брак в своей жизни и утешаешь себя аргументами типа: стерпится-слюбится или это данный Богом завет, от которого нельзя отказаться. Совсем другое дело, когда люди осознанно приходят к этому выбору» (выделение в тексте цитаты принадлежит автору настоящего доклада). Цит. по: Сидибе Пьер. Браки стали крепче / URL: http://www.rg.ru/2013/07/04/semya-site.html (дата обращения: 20.02.2016)

[30] К числу многочисленных антисемейных ценностно-мировоззренческих диверсий можно отнести, например, утверждение о том, что следует приветствовать депопуляцию России, поскольку мир якобы перенаселён.

[31] Социологи фиксируют «явное противоречие: большинство опрошенных считают, что мужем и женой можно считать и тех, кто живёт вместе, не заключая официального брака, но для многих из них такой брак – видимо, ненастоящий, не совсем брак» (Осипова Ирина. Гражданские браки: смыслы и отношение / URL: http://fom.ru/blogs/11093 (дата обращения: 20.02.2016)).

[32] Багдасарян В. Э. Устойчивость института семьи как фактор национальной безопасности России / URL: http://rusrand.ru/docconf/ustojchivost-instituta-semi-kak-faktor-natsionalnoj-bezopasnosti-rossii (дата обращения: 19.03.2016)

[33] См.: Анатолий Антонов: Повышение рождаемости – это проблема формирования ценностей / URL: http://viperson.ru/articles/anatoliy-antonov-povyshenie-rozhdaemosti-eto-problema-formirovaniya-tsennostey

[34] См.: Традиционные семейные ценности: в теории и на практике. По итогам круглого стола, посвященного культуре русской семьи / URL: http://riss.ru/actions/22040/

[35] Хомяков А.С. Об общественном воспитании в России // Хомяков А.С. Полное собрание сочинений. Том 1. М., 1900. С. 364.

[36] Там же. С. 354.

[37] Киреевский И. В. О характере просвещения Европы и о его отношении к просвещению России // Киреевский И. В. Духовные основы русской жизни. – М.: Институт русской цивилизации, 2007. С. 211-212.

[38] Леонтьев К. Н. Византизм и славянство // Леонтьев К. Н. Славянофильство и грядущие судьбы России /

Сост., вступит. ст., указ. имен и коммент. А. В. Белова / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2010. С. 51.

[39] Шапошников Л. Е. Глашатай новаторского традиционализма // Бердяев Н. А. Алексей Степанович Хомяков / Вступит. ст., послесловие, приложение и комент. Л. Е. Шапошникова. – М.: Высш. шк., 2005. С. 14.

[40] Литаврин Г.Г. Как жили византийцы. – Москва: Наука, 1974. По замечанию византиниста Андрей Гийу, «в XI–XII вв. наблюдается изменение семейных нравов. Супружеская измена и внебрачные связи среди правящего класса воспринимаются снисходительно, дети, рождённые от подобных союзов, имеют практически равные права с законными детьми. Женщины начинают принимать участие в публичной жизни, получают доступ к культуре» (Гийу Андре. Византийская цивилизация. — Екатеринбург: У-Фактория, 2007). См. также: Каждан А. П. Византийская культура. М., 1968. Стр. 205-206.

[41] Максимов Юрий. Византийский урок: продолжение темы / URL: http://www.pravoslavie.ru/1224.html

[42] Хомяков А.С. Мнение русских об иностранцах // Хомяков А.С. Полное собрание сочинений. Том 1. М., 1900. С. 49.

[43] Хомяков А.С. Письмо об Англии // Хомяков А.С. Полное собрание сочинений. Том 1. М., 1900. С. 137.

[44] Киреевский И. В. О характере просвещения Европы и о его отношении к просвещению России. С. 213.

[45] Данилевский Н. Я. Россия и Европа. / Составление и комментарии А. В. Белова / Отв. ред. О. А. Платонов. Изд. 2-е — М.: Институт русской цивилизации, Благословение, 2011. С. 252-253.

[46] Кризисное духовное состояние в преломление к аксиологии традиционных семейных ценностей характеризовало еще, казалось бы, сравнительно благополучную в статистическом выражении демографическую ситуацию в Советском Союзе. Целенаправленное насаждение материалистического миропонимания и секуляризационная государственная политика привели к вытеснению из общественного сознания, основанного на религиозных традициях, сакрального отношения к процессу воспроизводства.

[47] И. В. Варивончик, приводя данные об изменении традиционной семейной иерархии, женской эмансипации, росте числа разводов и о др. тенденциях в американском обществе, приходит к выводу: «за последние 30 лет XX века серьёзно ослабла роль семьи в качестве центрального института, вокруг которого строилось домашнее хозяйство и где воспитывались дети», «кризис традиционной семьи способствовал процессу эрозии среднего класса в том виде, как он существовал на протяжении первых 20-25 послевоенных лет» (Варивончик И.В. «Американская мечта» сегодня: средний класс США в конце ХХ – начале XXI века: Монография. – М.: ИНФРА-М, 2015. С. 210, 211).

[48] Антонов Анатолий. Современные тенденции детности семьи и цели семейно-демографической политики // Экономические стратегии, № 5/2014. С. 5

[49] Багдасарян В. Э. Устойчивость института семьи как фактор национальной безопасности России. URL: http://rusrand.ru/docconf/ustojchivost-instituta-semi-kak-faktor-natsionalnoj-bezopasnosti-rossii (дата обращения: 18.02.2016)

[50] Bogenschneider K. Family Policy Matters: How Policymaking Affects Families and What Professionals Can Do. Third Edition. Routledge, New York, 2014. P. 184.

 

Источник: Demographia.net

Полное содержание номера журнала.