Анатолий Антонов: «Судьба государства зависит от демографии»

Антонов Анатолий Иванович

Доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой социологии семьи и демографии социологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова.

В 1969 г. при почтовом опросе замужних женщин до 40 лет было получено около 20 тыс.ответов из разосланных 35 тыс. Среднее идеальное число (сколько лучше всего иметь детей) составило 2.69, а ожидаемое (сколько всего собираются иметь в своей семье) 2.21. В 70-80-е годы ожидаемое число снижалось: в1972 -2.08, в 1978-2.04, в 1985-2.04. Реализация этих намерений привела к снижению суммарного коэффициента рождаемости СКР с 1.97 в 1969 г. до 1.94 в 1978 и 1.88 в 1980.[1] Увеличение детских пособий в 1981г. способствовало более полной реализации установок на двоих детей, в связи с чем (наряду с изменением демографической структуры и тайминга рождений) СКР повысился до 2.1 в 1989. Под влиянием радикальных преобразований в политике и в экономическом положении  в 90-е годы репродуктивные ориентации и СКР стали ускоренно снижаться: идеальное число варьировало в пределах 2.10-2.28, ожидаемое число от 1.08 до 1.39, а коэффициенты СКР упали до 1.17 в 1999г. Последствия дефолта сказывались на протяжении 2000-2006гг. в колебаниях СКР  на уровне 1.22-1.34.[2] Переход в 2007 г. к политике стимулирования рождения нескольких детей в семье (введение «материнского капитала» и увеличение детских пособий)при одновременном повышениибрачности (за счет прироста рожденных в 1982-1989гг.)  повлиял на рост СКР до 1.80 в 2015 г. Совместное действие структурных и поведенческих факторов привело к данному результату. Вклад каждого из них можно изучить при специальном внимании к диспозиционной регуляции репродуктивного поведения, и прежде всего к  углубленному анализу репродуктивныхориентаций.

В России за прошедшие 50 лет проведено около 1000 выборочных исследований установок на число детей во всех регионах страны.[3] Выяснено, что по мере массового распространения малодетности и семей с одним ребенком (таковых сейчас среди семей с детьми примерно 67%) уменьшается и почти исчезает социальная дифференциация рождаемости по образованию, социальному статусу, месту жительства, доходу и т.д. Особенно заметна эта тенденция по индексам желаемого (при всех необходимых условиях) и ожидаемого числа детей. Так в исследовании Росстата в 30 субъектах РФ желаемое число у женщин и мужчин с минимальным доходом было соответственно 2.42 и 2.51, с самым высоким доходом -2.22 и 2.17; ожидаемое число 1.81 и 2.01 – с минимальным и 1.74 и 1.87 – с высоким доходом.[4] Подобное нивелирование различий в ориентациях на число детей по социальным признакам обнаружено в исследованиях кафедры социологии семьи и демографии в 1970-2015-е годы.[5] Вместе с тем, становится более заметнойвзаимозависимость  фактической детности и репродуктивных ориентаций, норм,установок.По данным В.Н.Архангельского лишь четверть однодетных намерены обзавестись вторым ребенком,т.е реализовать декларируемую по желаемому и ожидаемому числу потребность в детях.[6] В нашем исследовании 1431 респондентов с разным числом детей в 29 регионах («Россия 2000»), идеальное число у имеющих одного, двух, трех, четырех и более детей было 2.06 – 2.42 – 2.66 – 3.00, желаемое число 2.16 – 2.55 – 2.96 – 4.07, ожидаемое число 1.49 – 2.04 -2.96 – 4.37. Эти цифры свидетельствуют о снижении ориентаций при снижении имеющегося числа детей, и соответственно об уменьшении фактического числа детей при уменьшении норм и установок к числу детей. Интересно, что разрыв между желаемым при необходимых условиях числом и ожидаемым в имеющихся условиях числом детей больше всего у однодетных 0.67, затем у двудетных 0.51 и минимальный с тремя и более детьми 0.15. Чем меньше этот разрыв, тем меньшее значение придаётся условиям жизни как «помехам» к рождению, тем сильнее потребность в детях.

Другими словами, эти цифры показывают, что рождение второго ребенка у однодетных респондентов менее вероятно, чем третьего у двудетных. А имеющие уже трех и более детей обладают наиболее интенсивной потребностью в детях и стремятся к полной реализации своей потребности независимо от каких-либо условий жизни. В связи с этим следует отметить, что влияние дохода на дифференциацию индексов незначительно: у благополучных респондентов идеальное, желаемое и ожидаемое число равнялось  2.16 – 2.38 – 1.94, тогда как среди малообеспеченных было соответственно 2.33 – 2.48 – 1.93. При преобладании в населении семей с одним и двумя детьми оказывается также незначительной   дифференциация желаемых чисел в зависимости от образования и  вероисповедания.

Табл.1. Дифференциация предпочитаемых  чисел детей среди

респондентовразных конфессий (по данным опроса «Семья и

вера 2006»)

ИСТОЧНИК: Синельников А.Б., Медков В.А., Антонов А.И. Семья и вера в социологическом измерении. М. Из-во КДУ. 2009.

Поскольку индикаторы предпочитаемого числа детей зависят от различий в условиях жизни семей, то возникает задача социологического измерения собственно установок детности в строгом смысле слова. Техника семантического дифференциала (СД) и  предложенные на этой основе процедуры СД позволяют приблизиться к измерению самих установок к числу детей  независимо от условий жизни семьи.

На рис. 1 показано, что Россия относится к странам с низким процентом отказа от морального осуждения тех, кто добровольно не желает иметь детей вообще. При сильно негативной оценке бездетности в 1976 г. (14.39) и в 1978 г. (11.74) в 2000г., мы видим смещение этой оценки в позитивную сторону (8.60). Смешанная по детности выборка 1976г. дает в среднем более негативное отношение (в сравнении с двухдетной выборкой 1978г.) к однодетности (8.15) и к трехдетности (8.45). Заметно слабее и установка на двоих детей (5.45), но при сравнении с выборкой 2000г. оказывается, что она остается почти неизменной по своей интенсивности. Вместе с тем, сопоставление с выборкой 1976г. позволяет говорить о значительном усилении установок на единственного ребенка в семье, при одновременном  нивелировании различий между установками на троих и двоих детей.

На рисунках №2и 3 показана усиливающаяся значимость однодетности в 1976-2014гг. В 1976г. наблюдаются высокие арифметические величины СД, близкие к максимальному значению 15.0, тогда как в 2014 г. они резко снижаются и заметнее всего между «бездетностью – однодетностью» (из опроса 2014 г.,  здесь приведены данные по СД рассчитанные для 390 чел., из опроса 2000г. – для 908 чел., и опроса1976г. – для 257 чел.). Усиление установок на однодетность обесценивает семьи с несколькими детьми, причем различия между 2 и 3, 1 и 3, 1 и 2 детьми сглаживаются (см. рис.3). Меньше трети респондентов с одним ребенком испытывают потребность во втором ребенке, а среди двухдетных менее 5% хотят третьего, поэтому наименьшие различия между менее значимыми установками 2-3 и 1-2, и наибольшие – между 1-3 (4.42).

 РИС.1. Различия установок к числу детей в исследованиях

1976 – 2000 – 2006 гг.

 

с несколькими детьми, причем различия между 2 и 3, 1 и 3, 1 и 2 детьми сглаживаются (см. рис.3). Меньше трети респондентов с одним ребенком испытывают потребность во втором ребенке, а среди двухдетных менее 5% хотят третьего, поэтому наименьшие различия между менее значимыми установками 2-3 и 1-2, и наибольшие – между 1-3 (4.42).

 

РИС.2. Динамика различий установок детности по данным исследований «Москва 1976», «Россия 2000» и «Россия 2014» (установки измерены по сопоставлению с бездетностью)


РИС.3. Динамика различий между установками детности в опросах 1976-2014 гг.


В последнем случае мы видим резкое сокращение СД по сравнению с СД=10.03 в 1976 г., когда была пропасть  между этими установками. Но ослабление установки на троих детей и усиление установки на однодетность  дает нынешнюю разницу между ними. Однако, различиезначительно  меньше  между установками 1-2  за счет снижения ценности двухдетности, пока еще не совпадающей с растущей ценностью однодетной семьи. Интересно сравнить дифференциацию репродуктивных установок среди однодетных  респондентов в 1976 и в 2014гг. В нашем распоряжении имеются данные исследований не только 2014 года, но также данные  опросов 2015 года  в Уфе и Московской области, исследований в Москве  в 1976 г. и в 1978 г., межрегионального опроса «Россия 2000». Таким образом, можно проследить за изменениями семейно-детных ориентаций по величинам СД и по показателям предпочитаемого числа детей на протяжении 1976-2015гг., т.е. в течение 40 лет.

Надо сказать сразу, что существенные изменения, судя по измерениям величин СД между оценками семей с разным числом детей, произошли в конце ХХ века – за 25 лет, с 1976 г. по 2000 г. В период между 2000-2015 гг. направленность изменений сохранилась, но сами ориентации на семью и детей, судя по арифметическим значениям СД, варьировали незначительно. Господствующими тенденциями были следующие:  репродуктивные установки на среднедетность и многодетность слабели, т.е. на семью с несколькими детьми, а на однодетность и бездетность – усиливались.

Подобные тренды изменения всех семейно-детных ориентаций связаны с сокращением семантической дистанции между положительным объектом ДЕТИ и отрицательным эталоном 0 ДЕТЕЙ. Величина СД между ними в 1976г. равнялась 14.39  в 2000г. -8.60., в 2015г.- 8.40 при максимальном различии  21.0 для 13 применявшихся шкал в 1976г. и 15.0 для 6 шкал, т.е. различие сократилось с 70% до 57% и 56% – на 13 и 14%%. Это значит, что в семантическом пространстве вышеназванные эталоны двинулись навстречу друг другу, постепенно сближаясь. Чем меньше дистанция между ними, тем меньше позитивная валентность «детей» и негативная – «бездетности». В контексте шкалирования это значит, что ДЕТИ как позитивный объект получавшие в 1976г. по семи градациям шкалы больше позитивных баллов 3 и 2, в последующем стали получать больше   умеренных 1 и нейтральных 0 баллов.  Этот объект ДЕТИ, тяготевший к положительному полюсу шкалы  (теплое, активное,  одобряемое и т.д.), таким образом, стал удаляться от него. При этом профиль объекта «0 детей», смещённый в прошлом в  сторону отрицательного полюса шкалы и с преобладанием градаций -2 и -3, в 2000-2015гг. стал двигаться к позитивному полюсу через градации 0 и 1. В связи с этим рассмотрим особенности репродуктивных ориентаций в 70-е гг.

Поданным величин СД табл.2[7]видно преобладание у респондентов (москвичек с разной фактической детностью) в 1976г. контрастного мышления,  детоцентристского сознания. Ориентация на двудетность свойственна всем респондентам, причём установка на одного ребенка предпочтительней, чем на трех и более детей (за исключением трехдетных). Если рассматривать при этом профили по градациям шкал, то положительный эталон «Дети» окажется на позитивном полюсе оценок, а отрицательный эталон «0 детей» – на противоположном негативном полюсе.

Таблица №2. Величины дифференциалов между эталоном ДЕТИ и числами детей в семье (исс.Москва-1976, 257 чел.)

Сопостав-ляемые

Объекты

Всего

257

Бездет-

ные 21

Однодет-

ные116

Двудет-

ные 60

Трехдет-

ные 60

Дети- 1 ребенок 8.15 З.51 З.34   5.45 6.61
Дети- 2 детей 5.45 1.51 1.85 1.52 2.20
Дети- 3 детей 8.45 5.50 7.20 7.81 З.95
Дети- 4 детей 10.41 7.61 9.33 9.25 7.24
Дети – 0 детей 14.39 10.16 11.74 11.99 12.70
      ИНДЕКСЫ РЕПРОДУКТИВНЫХ  ОРИЕНТАЦИЙ:
Желаемое число детей 2.79 2.40 2.37 2.85 3.57
Идеальное число детей 2.39 2.34 2.22 2.52 2.54
Ожидаемое число детей 2.31 1.90 2.21 2.00 З.16

Интересно,  что именно у бездетных самая низкая величина СД между «Дети – 0 детей» -10.16. Они если и не занижают ценность объекта ДЕТИ, то, несомненно, с большим так сказать пониманием относятся к бездетности.  У трехдетных респондентов наибольшее арифметическое значение СД -12.70. На континууме жизненных ценностей фамилизма бездетность дальше всех отстоит от позитивного образца ДЕТИ.Таким образом, различие между позитивным и негативным эталоном весьма большое, и оно уменьшается при снижении фактического числа детей в семье (у двухдетных СД -11.99, у однодетных -11.74) . Об этом можно сказать иначе – чем сильнее фамилистическая направленность жизненных ценностей, тем больше контраст между эталонами позитивности и негативности, тем выше положительная значимость детей в семье и негативнее отношение к бездетности.

Среди двухдетных респондентов самая высокая оценка двудетности (1.52) и среди трехдетных – семьи с 3 детьми (3.95), т.е. по степени сходства с эталоном позитивности. У однодетных явно выраженная установка на двудетность, что согласуется с индексами желаемого и ожидаемого числа детей. Иная ситуация у двудетных–при высоких индексах желаемого числа они реально ожидают не более двух детей в семье, что подтверждается величинами СД (установка на двоих детей 1.52, а на трех – в 5 раз слабее (7.81).

В 2015 г. было опрошено в Уфе 325 женщин (с 3 и более детьми-89.0%, с 2 – 8.1% и с 1 ребенком -3%). Интересно, что своим детям советуют иметь меньше: 3-х и более детей-48.6%, 2-х и менее-51.3%, при этом считают желаемым числом детей при всех необходимых условиях троих-46.8%, четверых-20.3%, пять и более -25.5%, двоих и менее-7.1%.

Рассмотрим величины СД между разными числами детей в этой выборке: ДЕТИ-0,1,2,3 соответственно 10.81-6.92-3.87-2.48 (любопытно, что эти цифры в подвыборке трехдетных из опроса 2015г. в Уфе и Московской области 837 респондентов  соответственно были 9.97-6.57- 5.72-4.50, т.е. ориентации на 3-х и более детей у них слабее). Отметим, что в опросе 2000г. среди 207 трехдетных матерей величины СД следующие:8.83-4.68-5.44-4.59, и оказались вновь ориентации на многодетность слабее, чем в выборке 325 женщин.  Более того, в опросе 1976 г. среди 61 трехдетных женщин рассматриваемые ряды СД составили 12.70-6.61-2.20- 3.95. И снова интенсивность  ориентаций на многодетность хотя и сильна, но менее значима, чем в выборке уфимских многодетных матерей.

Возможно, здесь сказывается влияние  просемейной политики последних лет, продление действия материнского капитала еще на 2 года – до 2018г. Во всяком случае, фактически многодетные матери, стремящиеся к реализации своих фамилистических установок независимо от любых условий жизни, демонстрируют устойчивость и побудительную силу подлинных установок на трех и более детей в семье. Женщины с меньшим числом детей не обладают подобной готовностью к реализации декларируемой ими потребности в детях и как правило, ссылаются на разного рода жизненные трудности.

Метод СД в сфере социологической демографии (где настоятельна   необходимость в определении не просто ориентаций на число детей в семье, а намерений реализовать заявленные предпочтения к «заветному» числу детей) обладает двумя достоинствами в сравнении с показателями статистики мнений о числе детей. Практикуемые ныне в социологии населения и в демографии желаемые, идеальные и ожидаемые числа детей[8] выражают репродуктивные предпочтения в дробных цифрах, что противоречит здравому смыслу. Техника СД позволяет выявлять ориентации на целые числа детей, одновременно определяя интенсивность этих ориентаций, степень сходства с позитивным  эталоном детности. Чем меньше арифметическая величина СД, тем больше тождества между конкретным числом детей и положительным образцом. При сравнении с негативным эталоном бездетности, чем больше величина СД, тем больше семантическая дистанция между объектами, тем меньше сходства  между ними и заметнее различие. Суть техники СД именно в фиксации степени тождества или различия сопоставляемых объектов.В социолого-демографических исследованиях с помощью процедуры СД  можно расширить возможности  интерпретации индексов предпочитаемого числа детей. Применение этих двух методик по принципу взаимной дополнительности позволяет углубить анализ установок детности и их дифференциации по ряду социальных и демографических признаков.

В табл.3 представлены результаты расчета величин СД между парами сопоставляемых чисел детей 1-2, 2-3, 3-0 и т.д. в  зависимости от группировок по желаемому при всех необходимых для этого условиях числу детей. Вся выборка опрошенных разделена на тех, кто хочет трех и более детей в семье (34.2%) и тех, кто хочет меньше (65.8%), причем половина респондентов ориентирована на двоих детей. В среднем желаемое число выглядит неплохо примерно 2.4, однако сопоставление с величинами СД показывает, что интенсивность желаний на двоих детей одинакова среди желающих одного (4.55) и двоих детей (4.59), и она лучше у ориентированных на троих детей (4.27). Данные по СД подтверждают, что желающие троих детей действительно хотят этого, т.к. в 4-м столбце самая низкая арифметически цифра между позитивным эталоном ДЕТИ и 3 ДЕТЕЙ наблюдается именно у них (3.75). С другой стороны, самое большое семантически различие между негативным эталоном 0 ДЕТЕЙ и 3 ДЕТЕЙ также характерно для этой группировки.

Массовое сознание автономно само по себе,  хотя и подвержено историческим изменениям, в чём можно убедиться, сопоставляя процессы оценивания вербальных объектов по методу СД на протяжении периода 1976-2014(15)гг. Процедура работы респондентов с помощью техники СД основана на относительно неизменных измерительных средствах. Шкалы СД в качестве пар антонимов укоренены в стихии языка, т.е. в социокультурной системе, в которой взаимодействуют между собой тезаурусы, языковые кладези отдельных людей, семей, групп, общностей, организаций и институтов. Антонимы это не простые фиксаторы парных понятий, а лингвистические категории, обозначающие в разных вербальных формах полярность и противоположность значений и смыслов. Эти грамматически выраженные оппозиции существуют сотни лет и представляют собой относительно неизменные системы отсчета, системы координат.

Табл.№3. Различия по СД между числами детей и распределениями по желаемому числу детей (исс.2015г.Моск.обл и Уфа,837опрошенных)

 

ЖЕЛАЕМОЕ ЧИСЛО ДЕТЕЙ

ИНДИВ СД ДЕТИ – 0 ДЕТЕЙ ИНДИВ СД ДЕТИ – 1 РЕБЕНОК ИНДИВ СД ДЕТИ – 2 ДЕТЕЙ ИНДИВ СД ДЕТИ – 3 ДЕТЕЙ ИНДИВ СД 0 ДЕТЕЙ – 1 РЕБЕНОК ИНДИВ СД 0 ДЕТЕЙ – 2 ДЕТЕЙ ИНДИВ СД 0 ДЕТЕЙ – 3 ДЕТЕЙ ИНДИВ СД 1 РЕБЕНОК – 2 ДЕТЕЙ ИНДИВ СД 1 РЕБЕНОК – 3 ДЕТЕЙ ИНДИВ СД 2 ДЕТЕЙ – 3 ДЕТЕЙ
Ни одного (8) 5,55 5,85 5,52 4,32 6,56 5,61 5,45 4,25 5,75 4,83
1 ребенок (121чел) 6,80 4,91 4,55 4,38 6,11 6,18 6,75 4,37 4,78 4,14
2 детей (406 чел) 8,48 5,75 4,60 4,59 6,69 7,74 8,34 4,74 5,34 3,92
3 детей (236чел) 9,08 6,10 4,28 3,75 6,71 8,32 9,06 5,30 5,89 3,82
4 и более (42чел) 9,16 6,55 4,93 4,23 6,15 8,29 9,52 5,77 6,65 4,23
Всего (813 чел.) 8,42 5,77 4,52 4,29 6,58 7,68 8,35 4,89 5,49 3,95

Материалы трех используемых здесь опросов позволяют судить по опыту оценивания респондентами семейно-демографических объектов, как работает сама семиточечная шкала градаций. На основе обобщения индивидуальных мнений 1200 респондентов по двум сопоставимым шкалам «активное-пассивное» и «теплое-холодное» при  оценке ряда фамилистических объектов можно составить представление о том, как «работает» каждая из 7 градаций шкалы, какова процентная доля каждой из них (если принять за 100% все ответы по отдельному опросу по всем градациям – см.табл.4).

В первом столбце таблицы даны процентные доли градаций по опросу 1976: 1, 2 и 3 градации (условно позитивные +3 +2+1) получили соответственно 18.2% – 8.9% – 3.1% ответов, в сумме = 27.1% положительных оценок. Градация 4 (или неопределенное отношение 0) имеет 39.1% ответов, градации 5, 6 и 7 (условно негативные -1, – 2, – 3) получили  соответственно 6.7%, 9.3% и 14.7% ответов, в сумме = 30.7% отрицательных оценок.

В опросе 2000 г. было положительных и отрицательных ответов 21.1% и 39.8%, также 39.1% нулевых ответов. В опросе 2014г. эти цифры соответственно оказались следующими 20.9% – 29.1% – 49.9%.Высокие позитивные оценки (градации 1 и 2) в 1976 г. составили+18.2 + 8.9 = +27.1%,умеренные (градации 3 и 5) +3.1% + 6.7% = 9.8%, нулевые или нейтральные (градация 4) = 39.1%   и  негативно  высокие (градации 6 и 7)=24.0%. В 2000 г.высоких позитивно оценок стало меньше –20.1% и в 2014 г. еще меньше-17.4%.При этом также меньше стало негативно высоких оценок – в 2014 г.20.4% в сравнении с 1976 г.24.0% и с 2000г.26.9%.Число умеренных оценок выросло с 9.8% в 1976г. до12.2% в 2014 г.Число нейтральных или нулевых оценок также увеличилось до 49.9% в 2014г.

Таким образом, процент крайних оценок по градациям 1-2 и 6-7 в течение 1976-2014гг. сократился, причем процентная доля условно позитивных оценок 1-2-3 в 2014г. снизилась на 9-10%%, упав до 20.9%. Доля негативных оценок 5-6-7 понизилась в 2014г. лишь на 1.6% до 29.1%, причем в 2000 г. наблюдался их рост до 39.8%. Нейтральных  оценок стало больше на 11% в 2014г., причем совпадения по ним выросли с 43.6% до 54% в 2014г., а несовпадения – на 10.7% до 37.5% в 2014г.В целом, баланс (+) и (–) оценок  1976 г. (30.2% и 30.7%) нарушился в пользу негативных оценок  (21.1% и 39.8%) – после дефолта 1998 г., и в условиях кризиса 2014г.(20.9% и 29.1%).

Следует отметить, что число совпадений индивидуальных оценок в позитивной части шкал сократилось с 32% до 27.7% в 2014г. при неизменности несовпадений, а вот в негативной части число несовпадений упало на 10.7% с 59.5% до 48.8% при неизменности совпадений по 5 и 7 градациям и увеличении совпадений по 6 градации в 2.5 раза.

Полярных оценок индивидов стало меньше и совпадений их также меньше в обеих частях шкалы, но при одновременном росте нулевых оценок и также совпадений // несовпадений по ним. Итак, судя по вышеприведенным цифрам, можно сказать, что массовое сознание стало  менее контрастным и более уклончивым при оценке фамилистических объектов по шкалам СД (возможно и не только фамилистических объектов). В демографическом смысле это неблагоприятный факт, т.к. ранее позитивно оцениваемые феномены семейно-детного образа жизни стали терять свою высокую ценность.

Рассмотрим процентные ряды градаций, суммируя крайние (1и 7), умеренные (2 и 6) и слабые (3 и 5) точки шкалы. По данным таблицы  №4  самая сильная интенсивность оценивания 1 и 7 в 1976 г. получила 18.2% + 14.7%=32.9%, тогда как в 2000г.=17.2% и в 2014г.23.3%. Налицо явное сокращение доли крайних градаций через 25 и 38 лет. Данный тренд сохраняется по градациям 2 и 6 (18.2%  в 1976г.и 14.5% в 2014г.), однако в 2000 г. наблюдается резкое возрастание этих процентных баллов – может быть под влиянием дефолта 1998г. По распределениям процентов в 3 и 5 градациях выявлено их увеличение: в 1976г.-9.8%, в 2000г. – 13.9% и в 2014г.-12.2%. Выше отмеченная тенденция заметного сокращения условно позитивных оценок и отчасти негативных оценок подтверждается падением процентных долей крайних градаций 1 и 7, также и небольшим ростом долей  слабых градаций 3 и 5. Явный прирост нулевых или нейтральных оценок как бы компенсирует сокращение трендов позитивных и крайних градаций. Таким образом, судя по результатам измерений массового сознания в 1976-2014гг. обнаружено изменение самой процедуры оценивания по СД. Шкалирование осуществляется как бы по смягченным критериям и частота оценок по крайним градациям уступает место умеренным и слабым степеням интенсивности наряду с ростом нейтрального отношения к объектам оценки.

Литература:

1.Осгуд Чарльз, Суси Дж., Танненбаум П. Приложение методики семантического дифференциала к исследованиям по эстетике и смежным проблемам. «Семиотикаиискусствометрия».М.1972; Osgood Ch.a.o. The Measurement of Meaning.Urbana.1957.2.Петренко В.Ф. Основы психосемантики.М.2010.

3.Ядов В.А. Социологическое исследование. М.1972.

  1. Дридзе Т.М. Язык информации и язык реципиента как факторы информированности. Опыт использования психолингвистических методик в социологии. «Речевое воздействие». М.1972.
  2. Антонов А.И. Микросоциология семьи. М.1998; ОН же (ред.) «Социология семьи». М.2005; ОН же в соавт. с В.А. Борисовым. Лекции по демографии. М.2011;Он же (ред.). Семья и дети – жизненные ценности и установки (Итоги социологического опроса…). М.2015.
Градации  / годы 1976 2000 2014 (1+2+3)=30,2 21,1 20,9
1976 2000 2014 2014w “+” “-“ “+” “-“ “+” “-“ 30,7=(5+6+7)

 

39,8

 

29,1
1 18,2 7,2 10,9 10 2+4+6 14,4 5,8 6,7 3,9 12,8 5,4      
2 8,9 12,9 6,5 7,9 3+5 14,5 5,8 21 13 12,3 5,5 32,0 13,5 28,7 18,7 27,7 13,6
3 3,1 1 3,5 2,8 1 3,1 1,9 1 0,8 2,6 2,7          
4 39,1 39,1 49,9 48,2 10+11+13 43,6 26,8 41,5 31,7 54 37,5 43,6 26,8 41,5 31,7 54,0 37,5
5 6,7 12,9 8,7 11,1 7+8 5,8 26,9 11,2 17,7 5,7 20,1
6 9,3 16,9 8 7,9 9+12 11,6 15,8 14 24,5 4,8 17,5 24,4 59,5 29,7 50,6 18,3 48,8
7 14,7 10 12,4 12,1 14 7 16,8 4,5 8,4 7,8 11,2                1976

 

2000

 

 2014

Таблица №4. Изменение процентных распределений в 1976-2000-2014 гг.по каждой из 7 градаций 1234567 (3210123) двух шкал СД и процентные доли положительных и отрицательных связей (совпадений)

Аннотация

На основе теории измерения установок и результатов социологических исследований в статье описывается опыт применения автором метода СД к изучению репродуктивных установок. Кратко излагаются особенности техники СД и анализируются различия в отношении к семьям с разным числом детей по массовым опросам в 1976-2000-2015 гг.

Resume

This  article provides the theory dimension  and research in the broad area of study labeled attitude change and  attitude to number of children. Its includes a brief  summary of the state of research at the 1976-2015s,  examines specific aspects of attitudes toward the size of family and reviews several of the methodological issues which  have been discussed in relation to the use  method of  semantic differential in interdisciplinary perspective (in sociology and demography studies).

[1]Белова В.А., Дарский Л.Е. Статистика мнений в изучении рождаемости. М.Статистика.1972.С.34-36.

[2]Мониторинг демографической ситуации в России и тенденции ее изменения. Отв.ред. А.И.Антонов. М. КДУ. 2008. СС.116- 123.

[3]Архангельский В.Н.Факторы рождаемости. М.ТЕИС. 2006.

[4]«Семья и рождаемость в России. 2009 год». Росстат. М.2010.С.71.

[5]См. Мониторинг демографической ситуации в России  и тенденции ее изменения; Фамилистические исследования.Том1. М.КДУ.2009;  Демографические исследования. М. КДУ. 2009; Синельников А.Б. и др. Семья и вера в социологическом измерении. М. КДУ. 2009; Антонов А.И., Архангельский В.Н., Медков В.М. Демографические процессы в России ХХ1 века. М. Грааль. 2002; Антонов А.И.Семейный образ жизни в се5льской России. М. Ключ-С. 2007; Антонов А.И., Гусева М.А., ЦейтлинГ.Я.,Лебедь О.Л. Социолого-демографическое исследование  репродуктивного поведения семей с онкологическим заболеванием ребенка./Детерминация демографических процессов/ М.МАКС Пресс.2012. «Демографические исследования». Вып.21. СС.124-146.

[6]Архангельский В.Н. Факторы рождаемости. С. 69.

[7]Антонов А.И. Медков В.М. Второй ребенок. М.1987. В опросе 1976 применялись шкалы: простое – сложное, холодное- теплое, активное-пассивное, ближайшее-отдаленное, чужое-собственное, осуждаемое – одобряемое, старое-новое, твердое-мягкое,  предпочитаемое-отвергаемое, легкое-тяжелое, достижимое – неосуществимое, вероятное-невозможное, должное –необязательное; в других опросах: активное-пассивное, теплое-холодное, быстрое-медленное, твердое-мягкое, светлое-темное,сильное-слабое.

[8] Желаемое число детей – при всех необходимых для этого с точки зрения опрашиваемого условиях, ожидаемое число – сколько всего детей собирается иметь респондент в своей семье, идеальное число – сколько лучше всего иметь детей в семье вообще. См.подробнее: Антонов А.И., Борисов В.А.Лекции по демографии. М. 2011.

Источник: Demographia.net