Алексей Волгин – владелец наукоёмкого бизнеса

Для начала..

Да.. Настоящие записки – о нас и нашей жизни. Жизни, в которой мы себя не всегда узнаём. Точнее – не хотим узнавать: правда глаза колит. Меж тем, наше общество деградирует, т.е. вырождается и вымирает.

И, похоже, что никому до этого нет дела. Наша деградация идёт полным ходом. Меры, принимаемые Правительством, фактически консервируют существующее положение умирающего социального организма. Надо копать глубже. Намного глубже. Нация, это прежде всего – популяция. А популяция выживает не по законам формального права, а по вековым понятиям. Когда первые, на страже которых стоит мощь гос. аппарата, противоречат вторым, популяция, т.е. нация обречена. Привет Федеральному Собранию..

Существуют только два состояния популяции: 1) устойчивость; 2) деградация. Первому состоянию соответствует рост населения при высоком качестве человеческого материала. Второму – убыль населения при низком качестве человеческого материала, т.е. – вымирание и вырождение одновременно.

Чем же определяется, от чего зависит состояние популяции? С чего это вдруг народ может начать добровольно вымирать и вырождаться? Очевидно, что популяция в целом должна иметь что-то вроде «инстинкта самосохранения». Иван Солоневич и позже Михаил Веллер назвали это социальным инстинктом. Что же, выходит, у нас это всё куда-то делось? И, если так, то – как всё это вернуть?

Вот на эти вопросы и будем искать ответы, дорогой читатель..*

*Когда шла работа над этим материалом, вышла в свет книга Олега Новосёлова «Женщина», где автор весьма убедительно отвечает на некоторые вопросы.

Глава I. Куда всё делось?

Страна сильна только, если сильны её мужчины.

Олег Новосёлов

«Куда, куда?   Куда вы удалились?..»   Так вопрошает вслух Ленский перед дуэлью. Это – о тех днях, когда он был на гребне, т.е. «устойчиво существовал». И у нас как у популяции были такие «златые дни». Причём – совсем недавно: 350 лет назад. Именно тогда была заложена под нас первая идеологическая мина. Произошёл церковный раскол. Нет, не «произошёл», конечно, а «произвели».

Много позже, по прошествии столетий основная задача раскола проявилась весьма рельефно. Во-первых, это – отрицательная селекция, т.е. ослабление нашего генофонда. Во-вторых – утвердить на нашей почве византийские порядки. То есть, порядки безславно погибшей цивилизации. Кстати, по достаточно аргументированному утверждению Ивана Солоневича («Народная монархия») в части государственного устройства нам у Византии брать было нечего. Инициатива, конечно же, была не наша: ну не враги же мы сами себе в конце концов (хотя, иногда кажется и так). Скорее всего по замыслу латинцев, т.е. западных иноземцев, мы должны были исчезнуть как самостоятельный идеологический и военно-политический субъект, на который они всегда смотрели (и смотрят до сих пор) со страхом, завистью и ненавистью. Не даёт им наш «Хартленд» покоя..

Народ раскололи надвое. Смирившиеся с так называемой «реформой» остались жить на свои местах. Не смирившиеся (наиболее идейно одержимые, пассионарные) были изгнаны с родных мест либо уничтожены. В итоге средний «индекс пассионарности» населения заметно понизился. И эти «слабаки» разбили шведов под Полтавой, взяли Измаил и прогнали французов! Какими же мы были до раскола?! Страшно представить..

Именно поэтому одного раскола кое-кому показалось мало.. И нам устроили Первую мировую с «превращением её в гражданскую» (Ленин). И вот он опять – раскол. Теперь уже на белых и красных. И также как в XVII веке смирившиеся остались жить на своих местах. Не смирившиеся пассионарии были опять изгнаны либо уничтожены. Второй акт отрицательной селекции. И эти «слабаки» разбили и прогнали Гитлера. Большинство воевавших во II мировой были рождены ещё в царские времена, и нам крупно повезло, что война пришлась именно на это поколение. Запоздай она на 30-40 лет, никакого Рейхстага нам бы не видать как своих ушей. Дело в том, что не только войны творили отрицательную селекцию в XX веке.

Сама система власти, которую фарисейски назвали «советской», содержала в себе генетическую мину. (Про идеологическую – отдельный разговор. Здесь нас сильно выбила из колеи навязанная первичность бытия над сознанием.) В части эксплуатации ресурсов – прежде всего людских – это была чисто экстенсивная система. То есть из людей выжималось всё.. Чего стоит одно словцо «трудармия»?! Вот бы озаботиться воспроизводством «поголовья» с сохранением генофонда! Куда там.. Женщин – к станку! А чтобы они не отсиживались в декретных отпусках – разрешили аборты (Хрущёв). Заметим: не запретили рожать, а разрешили НЕ рожать. То есть, наши женщины предпочли работать, а не рожать. Вот и весь сказ.. Лично мне в этом слышится что-то зловеще-противоестественное. Ажник оторопь берёт. До так наз. «революции» этого «равноправия» и в помине не было: куда ни зайди – в присутствиях сидели одни мужчины, а теперь – одни женщины. То есть: дай волю женщине, и она перестанет рожать, предпочтя ходить на работу, отобрав при этом рабочее место у мужчины-кормильца. Возьмём сей фактик на заметку. (Хотя, на самом деле, это не «фактик», а момент истины. Больше сказать – моментище.. Ну, шутка ли: женщинам дети не нужны. А нужны – рабочие места.. Оторопь!

«Советская власть» вступила в своеобразный сговор с женщинами: «мы вам – право не рожать, вы нам – трудовые подвиги а’ля Паша Ангелина». При этом мужчин, конечно же, никто не спросил. А это, между прочим, ещё один концептуально важный моментик. Когда мужчине навязывают чужую волю, и он соглашается (смиряется), то происходит надлом его психики с необратимыми изменениями в организме. Фактически он становится «опущенным». Именно такой «опущенный» мужчина и был нужен красным узурпаторам: работящ, неприхотлив, собой не дорожит, свергать не пойдёт. И через пару-тройку поколений эти качества закрепились в генах. Совсем красота! Вот вам (нам!) ещё одна отрицательная селекция. А что женщины? А женщины гораздо сильнее психически. А значит – более стрессоустойчивы. Да и естественного самолюбия в них меньше. К тому же женщины вступили в ещё один сговор государством – антимужской: им дали «вожделенные» права за счёт поражения в правах мужской части населения. То есть, мужчинам от «родной» советской власти досталось в гораздо большей мере, чем женщинам. Их (нас) всех просто расплющили. Так разгорелась пресловутая «битва полов», и вместо созидательной деятельности на ниве межполовых отношений (основанное на любви семейное строительство) мы пропитались взаимной ненавистью, яркой иллюстрацией чего стал известный женский слоган: «все мужики козлы!». Кстати говоря, мужененавистнинчество есть верный признак деградации общества.

Наших мужчин опускали сразу пятью механизмами. 1) Снижением среднего уровня «пассионарности» за счёт расказачивания казаков, раскулачивания кулаков и за счёт «распыления» (Дж. Оруэл) людей способных мыслить и – особенно – действовать самостоятельно. 2) Национализацией, т.е. отъёмом имущества и запретом на владение средствами производства. 3) Учреждением советской школы как системы подавления личности на раннем этапе развития. (Видимо, расчёт был таким: всех подавить не удастся, и тех, кто устоит, будет достаточно для пополнения рядов руководящей элиты. Остальные – трудармия и пушечное мясо.) 4) Лишением естественных прав в области брака и семьи: запретом физического воздействия на жену (зачастую рукоприкладство – единственный способ что-либо вменить женской особи; это хорошо известно представителям устойчивых обществ, где этот «канал общения» общепризнан) и фактическим лишением родительских прав при расторжении брака. То есть, была установлена женская монополия на детей, которая до сих пор европеоидной частью населения воспринимается естественно. 5) Массовым спаиванием. (В частности в тяжелейшие послевоенные годы было построено 300 спиртзаводов! Таким образом были «обезврежены» вернувшиеся с войны воины-победители, представлявшие опасность для советской власти).

Женщинам, конечно, тоже досталось, но в несравнимо меньшей степени: в них изначально присутствует доля мазохизма. И вот теперь, если вы не читатель, а читательница, спросите у внутреннего голоса своего организма: хотите вы родить от «опущенного»? От «совка»? Или пойдёте на работу? Получился «заколдованный круг»: женщины, вступив в анитимужской сговор с государством, способствовали «опусканию» мужчин, и те же женщины отказались рожать от «опущенных совков». Ясно, что сами женины не способны этот порочный круг разорвать, и вся ответственность за судьбу нации лежит, конечно же на плечах безправных мужчин. И столь же ясно, что продолжая оставаться безправными, мужчины с этой ответственностью НЕ СПРАВЯТСЯ.

Итак, с чем (и с кем) мы подошли к началу XXI века?

  • Двумя расколами, двумя мировыми войнами плюс гражданская и экстенсивным режимом функционирования советской власти значительно ослаблен генофонд нации.
  • Мужчины превращены в «совков», а женщины – в «работниц» (привет от одноимённого женского журнала советских времён).
  • Мужчины лишены естественных прав в области брака и семьи. Это толкает их к безответственности, что закрепляет за ними статус «совков». («Совок» есть безынициативно-безответственно-безхребётный субъект – «низкоранговый самец» по классификации О. Новосёлова). Так происходит массовый стихийный саботаж ответственности. Ибо – с фига ли я буду за что-то отвечать, ежели я лишён всех прав?! Самое страшное – что этот стереотип воспроизводится из поколения в поколение.
  • В качестве форматов саботажа ответственности нашими мужчинами избраны: пьянство (поди-ка спроси что-нибудь с пьяного), манкирование родительскими обязанностями и иждивенчество.
  • Женщины имеют фактически неограниченные права во всех сферах жизни без каких-либо обязанностей и тем более ответственности («Какой с бабы спрос?!» — не больше, чем с пьяного.). А это состояние обозначается кратким, но ёмким словом «разврат» (что хочу, то и ворочу!). В народе о таком состоянии теперь частенько говорят: «башню снесло».
  • Произошла навязанная нам сексуальная революция. Достижение полового удовлетворения стало возможным вне брака. Итог: свободный сексуальный рынок (О. Новосёлов) и женская «гонка на раздевание» (Дарио Салас Соммер).
  • Женщины НЕ хотят рожать от «совков»; не хотят рожать много – «лучше пойду на работу»; рожают только «для себя» — ради пожизненной безплатной любви (Дарио Салас Соммер), нагло и безплатно, а зачастую и обманным путём пользуясь мужским семенным материалом, который является – ни много, ни мало – национальным достоянием. (Таким же национальным достоянием являются детородные органы наших женщин, которые их ничтоже сумняшеся «приватизировали».) При этом наши женщины всё чаще выходят замуж за инородцев: европейцев (они богаче), китайцев (они не пьют), азиатов и горцев (у них фактически не было советской власти, т.е. они не «совки»).
  • Система среднего образования до сих пор основана на подавлении мужской личности, воспроизводя существующее положение дел из поколения в поколение.
  • Начисто отсутствует половое воспитание и образование. Мужчины не знают, как строить отношения с женщиной; женщины не знают, как строить отношения с мужчиной. Само понятие «секс» трактуется лишь как собственно совокупление, а не как акт межполового энергоинформационного обмена (Александр Волков), чем секс на самом деле является.
  • В связи с высоким уровнем развития техники значимость мускульной силы для выживания исчезла, что поселило в милых женских головках иллюзию ненужности мужа и даже его подчинённое положение (инверсия доминирования по О. Новосёлову).
  • Ставшая до боли в сердце привычной система пенсионного обеспечения создаёт массовую иллюзию ненужности детей. («Зачем нужны дети, если я в старости буду жить за счёт пенсионного фонда, т.е. государства?») Именно это и вызывает хронический дефицит бюджета этого «горячо любимого» ведомства.
  • Малое количество детей приводит к нехватке рабочей силы и компенсируется за счёт пресловутых гастарбайтеров, что нарушает естественный этнический фон наших городов и сёл. Тот же фактор обусловливает трудности при укомплектовании войсковых частей, что сильно обостряет тему национальной безопасности.
  • Многоквартирная жилищная концепция – «каменные джунгли» способствует появлению и закреплению коммунально-иждивенческого мировоззрения: «я человек маленький, от меня ничего не зависит, и за меня всё сделают». К тому же в городской квартире не разгуляешься и не разыграешься. А значит, и дети здесь тоже не сильно нужны..

Ну что, есть ещё порох в пороховницах? Тогда едем дальше..

Глава II. Наша жизнь – чуть подробнее.

Мужику в России трудно жить.

Юрий Шевчук

Итак, кто теперь населяет бескрайние просторы нашей Родины? И каковы подробности нашего бытия в области семьи и демографии?

Население теперь у нас стало пестрее некуда: все расы в гости к нам. Из неевропеоидных у нас «лидируют» китайцы, согдийцы (среднеазиаты) и горцы. Первые ведут себя как колонисты: выкачивают из нашей земли всё, что можно, т.е. так же как советская власть – экстенсивно. Вторые – занимают рабочие места, т.е. фактически тоже пользуются нашим ресурсом (рабочие места кто-то должен создать!). Горцы – пользуются нашими ресурсами ещё более «рентабельно» (за редким исключением): воровство и грабёж. С учётом того, что все эти народности имеют великолепные демографические показатели, системообразующая европеоидная часть населения всё больше уступает свои позиции.

Схожие процессы идут в Западной Европе и в Северной Америке. Кстати, не знаю, как Вам, дорогой читатель, а мне до европейцев и американцев нет никакого дела. Наша задача – выжить вопреки идущим полным ходом разрушительным процессам и выйти на новые достойные позиции в мировой истории. Пока что имеющихся у нас ресурсов достаточно для рывка вперёд. И совершенно очевидно, что, ничего не меняя, мы с этой задачей не справимся. Нам просто не дадут справиться. Значит, надо действовать решительно, и без оглядки на ремарки и указки извне.

Мы ведём речь не о хозяйственно-экономических показателях жизни, которые, конечно же, очень важны и совершенно сейчас неудовлетворительны. Мы говорим о текущих демографических показателях государствообразующей европеоидной части нашего населения.

Положение дел таково. На 100 браков у нас теперь приходится до 90 разводов (в крупных городах). И из этих 90 разводов 80 происходит по инициативе женской стороны. Есть о чём задуматься, не так ли? Получается, что нашей европеоидной женщине семья не нужна. Точнее – не нужна женским инстинктам: то, что можно было бы назвать «семейным инстинктом» не успело сложиться за время моногамного существования человечества. Есть ещё одно потенциальное объяснение: наша женщина не способна создавать отношения. Теперь – о рождаемости среди наших европеоидов. Современный показатель – 1.6 на одну женщину в среднем по стране означает, что для европеоидных женщин он ещё ниже: где-то 1,1 – 1,2. Это в два раза меньше, чем требуется для простого воспроизводства населения.

Многочисленные беседы автора с женщинами дают основание утверждать, что наши дамочки вполне отдают себе отчёт в том, какой показатель рождаемости требуется для простого и расширенного воспроизводства населения. И при этом они НЕ рожают столько сколько надо! То есть, женщины фактически вынесли приговор своей родине. НАШЕЙ Родине. Хорошенькое дело.. И, конечно же, ни одна женщина за это не в ответе. Валят на кого и на что угодно: на Правительство, на несостоятельность мужчин, на отсутствие денег, на нехватку времени (!), на то, что женщина не свиноматка. Последний аргумент особенно впечатляет..

Кстати, основной демографический показатель представляет собой среднее число детей, приходящееся на одну женщину. «А почему не на мужчину?», возможно спросит пытливая читательница.. Отвечаю: потому, что невозможно стать матерью не санкционированно. Отцом – сколько угодно. (Как не вспомнить из Жванецкого: «Одно неосторожное движение, и вы – отец»).. С женщиной так не бывает. Что это означает? А вот что: у нас рождается столько детей, сколько хотят женщины. А это, в свою очередь, означает, что наши женщины НЕ заинтересованы в воспроизводстве населения. Покоробило? Автора этих строк – уже давно и очень сильно.

Фактический отказ наших европеоидных женщин рожать столько сколько надо для воспроизводства населения означает отсутствие у женщин социального инстинкта. То есть, на асоциальность женских поведенческих программ (О. Новосёлов) И вот мы подошли к основному: к мотивирующим факторам женского поведения.

Известный фильм «Чего хотят женщины?» с Мэлом Гибсоном оставил заглавный вопрос без ответа. Что ж, придётся нам напрячься самим.

Начнём из далека: а что такое «жизнь»? Классик марксизма №2 – с бородой как у апостола Павла – дал такое определение: «Жизнь есть способ существования белковых тел». И никак из этого определения не выводится принципиальное отличие человека от, скажем, дождевого червя. Или человека – от столь же позвоночной как и он сам плотвы? Или – от зайчика..

Меж тем, одним из философских открытий XX века стало постижение этого отличия. Оказывается, каждый из нас жив постольку поскольку испытывает ощущения. И сила этих ощущений пропорциональна совершаемым человеком действиям в рамках энергопреобразования Вселенной (М. Веллер). Более значимы действия – сильнее ощущения. Исключение – наркотики: здесь есть ощущения, но нет действий по энергопреобразованию. Мы здесь так и будем условно называть «наркотиками» то, что обеспечивает лёгкое (без напряжённых целенаправленных действий) получение сильных ощущений.

И что же может быть источником именно «женских» ощущений? А то, на что биологически «заточен» женский организм в рамках энергопреобразования мира.

Этот организм «заточен» прежде всего на деторождение и материнство, что получило выражение в виде инстинктов «спаривания» и «материнского». И проявляются они как стремление получить половое удовлетворение и как стремление родить плюс забота о потомстве. Первое выражается в привлечении внимания мужчин (самцов) ради удовлетворения (либидо), второе – в познании радости материнства и в заботе о детях. Заметим при сём, что первое призвано служить второму. То есть, первое эволюционно не самодостаточно! Ели прикинуть возраст этих двух основных женских инстинктов, то будет что-то вроде следующего. Инстинкт спаривания – миллиард лет. Материнский инстинкт – миллион лет. Стоит обратить внимание на разницу в этих показателях: инстинкт спаривания в 1000 раз старше, а значит, прошит глубже и более живуч. Это и понятно: человек появился не сразу, а в мире животных материнский инстинкт в его женском виде отсутствует. Последнее, кстати, даёт основания предположить, что при наличии у животных культуры контрацепции фауна очень скоро прекратила бы существование. А это в свою очередь означает, что контрацепция (не говоря уже об абортах) противоестественна. То есть, инстинкт спаривания как таковой есть «наркотик»: следование ему не связано с совершением максимальных действий в рамках энергопреобразования Вселенной. А вот зачатие и деторождение и забота о потомстве есть ни что иное как это самое энергопреобразование.

Поэтому, «заглядывая вперёд», Провидение позаботилось о появлении дополнительного инстинкта и связанной с ним радости материнства. На этом фактически держится (точнее – теплится) жизнь нашего общества. Женщины рожают постольку, поскольку хотят испытать радость материнства. Заметим: радость пожизненную и – с учётом действующей судебной практики – неотъемлемую. Все, кто имеют больше одного ребёнка знают, как резко отличается восприятие появления первенца от восприятия появления второго ребёнка. Сила ощущений матери с ростом «порядкового номера» ребёнка уменьшается экспоненциально. То есть, сила ощущений женщины от появления на свет первенца несопоставимо больше, чем от любого последующего. Запомним сей фактик..

А что – инстинкт спаривания? А он живёт своим чередом и никак НЕ связан с материнским. Цинично? Ещё как! Проявление инстинкта спаривания мы все видим ежедневно на улицах и в присутственных местах. С каждым годом на наших европеоидных и европеизированных женщинах мы видим всё меньше и меньше одежды. Участвуя во всё ускоряющейся «гонке на раздевание» (Дарио Салас Соммер), каждая дама (самка) стремится оттянуть на себя внимание как можно большего количества особей противоположного пола (самцов). Кстати, это означает принципиальную полигамность носительниц инстинкта спаривания. И теперь зададимся «идиотским» вопросиком: видели ли бы мы этот парад женских прелестей (в том числе и зимой!), не получай женщины от этого сильных приятных ощущений? Ответ очевиден: НЕТ!

Итак, самка получает сильные ощущения от: 1) мужского внимания (полигамно или – в случае влюблённости – моногамно); 2) рождения первенца (радость материнства). И если вспомнить, что ребёнок (дети) требует заботы, то естественным стремлением женщины-матери будет «уверенность в завтрашнем дне». Назовём это «защищённостью» и будем говорить о «чувстве защищённости». А это ничто иное как ощущения. И, по-видимому, переход от полигамии к моногамии был вызван стремлением к более совершенной защищённости: «у семи нянек дитя – без глазу». «Дитя» здесь – женщина, а «няньки» – мужские участники группового брака (классик марксизма №2, «Происхождение семьи, частной собственности и государства»).

Теперь давайте, читатель, пораскинем мозгами: является ли моногамное супружество единственным источником женского чувства защищённости? Вы тоже не думаете так? Что ж, вполне очевидно: то же самое «чувство» женщине даёт стабильное трудоустройство. Лучше всего – «тёплое» бюджетное местечко. Мысленно пройдёмся по нашим министерствам и администрациям, школам и больницам: около 90% трудоустроенных – женщины. И сидят они там так крепко, что не выкурить ничем.

Таким образом, одна базовая женская ценность – защищённость – обретается нашими современными дамочками без прямого участия мужчин. При этом косвенного участия никто не ценит. А оно ох, как велико! Все эти тёплые бюджетные места для женщин кто-то должен был создать, т.е. организовать и профинансировать. И, конечно же, и организация, и финансирование занятых женщинами тёплых бюджетных местечек возможны лишь при вложении мужского труда (интеллект, волевые проявления, непосредственное трудовое участие, налоговые отчисления в казну). То есть, вся существующая женская «защищённость» есть плод мужского труда. И этот мужской вклад в женское благополучие ни одной женщиной не ценится. Не ценится, конечно же, и государством: мужчины остаются «опущенными» и лишёнными прав. Больше скажу: чем больше женщины получают от мужчин всевозможных благ «на халяву», тем хуже они относятся к своим благодетелям. Привет от престарелой героини сказки «О рыбаке и рыбке».. Философия ХХ века дала своё объяснение этому явлению. Так действует то, что можно назвать «виртуальной службой безопасности» («ВСБ»). Этот «зверюга» настроен исключительно на халяву, поскольку стремиться обезопасить человека (точнее – его тело). И получается что-то вроде «сладкой парочки» ВСБ – тело. На любую прихоть и похоть тела, большинство из которых заданы инстинктивной прошивкой, ВСБ отзывается: «Есть!». И личность оказывается в «халявном тупике»: под влиянием ВСБ человек не видит необходимости в созидательной деятельности. Это состояние может быть ещё названо «духовным затмением». Впрочем, из этого царства духовной тьмы есть аж целых четыре выхода. Первый – религиозное верование. На этом человечество стоит уже 2000 лет. «Аще убо вера яже в Тя спасает отчаянныя» от лукавого, диавола, чёрта, сатаны и т. п. Упомянутая выше «сладкая парочка» и есть всё только что перечисленное. Все мы знаем, что произошло с верой у нас после установления советской власти в 1917-м году. С тех пор религиозный фактор противодействия «сладкой парочке» у нас фактически отсутствует.

Меж тем, женщины, усевшись на созданные мужским трудом рабочие места, пользуются ими «на халяву», то есть, не предоставляют мужской части населения ничего взамен. Больше того: женщины считают себя «самодостаточными» и премного гордятся этим своим выдуманным статусом. При этом самим мужчинам из созданных ими рабочих мест достаются лишь те, которые женщинам не по нраву. Большинство же – оккупировано представительницами «слабого» пола. Он же – сильный пол, когда речь идёт о сидячей работе: женщина психически несопоставимо сильнее мужчины. (Заметим в скобках, что женская «самодостаточность» теперь предъявляется в качестве обоснования отказа женщины от супружества и создания семьи. Ещё лет 30-40 назад таких называли «старыми девами». А 200 лет назад таким эпитетом награждали 18-ти и даже 16-ти девиц.) Ещё одна ремарка: женщина (половозрелая особь женского пола) в уважающем себя обществе живёт вне супружества лишь в трёх случаях, а именно, если она: 1) вдова, и предпочитает хранить верность умершему супругу; 2) ни на что не годится; 3) женщина лёгкого поведения. Обилие у нас разведённых и просто незамужних женщин, говорит о том, что мы как общество себя не уважаем. Привет всем мужчинам, кстати.. Именно мы с вами позволяем нашим незамужним (в т.ч. разведённым) женщинам ходить по улицам, задрав носы.

Второй выход из духовного затмения («халявного тупика») связан с волевым решением не поддаваться прихотям и похотям. (По большому счёту этот выход должен быть первым, т.к. религиозное верование лишь способствует принятию соответствующих волевых решений за счёт богобоязненности). Третий и четвёртый выходы подсказала философская наука о разуме: обмен и уровень необходимости. Впрочем, ясно и без философии: обмен и «халява» — взаимоисключающие состояния. Схема обмена: «ты – мне, я – тебе». Схема халявы: «ты – мне, ты – мне». Кстати, при советской власти схема обмена была далеко не в чести, и вся конструкция была нежизнеспособной: «верхи» получали больше, чем отдавали (халява), а «низы» наоборот больше отдавали, чем получали. Косвенным признанием этого положения вещей было объявление схемы обмена «ты – мне, я – тебе» порочащей честь советского человека. И даже был сделан худ. фильм с названием, дословно воспроизведшим схему обмена (в гл. роли – Леонид Куравлёв). Уместно вспомнить и одну шутку советских времён: «государство делает вид, что платит, а народ делает вид, что работает». Известно, чем это закончилось. ВСБ, поселившись в головах высшего советского руководства, сделала своё дело. Всё, что можно развалить, растащить, было развалено и растащено.

С женщинами нечто подобное произошло после так называемой «сексуальной революции» — когда у женщин появилось право выбора формы одежды, и началась «гонка на раздевание», обеспечившая женщинам столь ценное внимание со стороны противоположного пола. И всё это – на халяву, т. е. без каких-либо усилий. Это закономерно завело женщин туда, куда и должно было завести: в «халявный тупик». Сильные ощущения без совершения значимых действий. «Наркотик»..

Этот тупик поглощает миллионы женских душ, и мы видим, как наши женщины НЕ настроены на созидательную деятельность в области межполовых отношений, воспроизводства жизни и семейного строительства. В этой связи можно выделить три категории современных женщин (самок): 1) те, кто, не стремясь ни к замужеству, ни к деторождению, пользуются «на халяву» тем, что создано предыдущими поколениями и поддерживается нынешним поколением мужчин (самоедство в национальном масштабе); 2) те, кто рожают «для себя», воспринимая мужчину лишь как источник семенного материала, т.е. как безплатный (халявный) источник пожизненной радости материнства; 3) те, кто стремятся «удачно выйти замуж» (т.е. ничего не делать, ни за что не отвечать, и при этом всё иметь – халява в чистом виде).

Упрощённо и более общё классификация современных женщин выглядит так: а) «работницы» (мужчины в юбках); б) «халявщицы» (потребительское восприятие мужчины, «среднеранговые самки» по О. Новосёлову); в) «распутницы» («низкоранговые самки»). Ясно, что ни «а», ни «б», ни «в», ни их совмещения НЕ годятся для семейного строительства. Если вспомнить при этом об унаследованном от советской власти мужском безправии (см. гл. I) и о проведённом ей же фактическом геноциде мужской части населения (О. Новосёлов), крах института семьи, вымирание и вырождение нации представляется закономерностью.

Что касается четвёртого выхода из духовного затмения/«халявного тупика» (уровня необходимости), то речь здесь идёт о состоянии невыгодности «халявы». Например, неотвратимость наказания есть хоть и слабый, но всё же барьер на пути массового воровства. Этот выход достаточно легко реализуется через механизм законодательства, в том числе основанном на религиозных положениях.

Итак, базовые ценности т.е. ценности, обеспечивающие самые сильные ощущения, достаются нашим женщинам без совершения значимых действий. К базовым ценностям мы отнесли: а) чувство защищённости (право на труд плюс созданное мужским трудом рабочее место, а также общественная безопасность, мирное небо над головой, созданные тем же мужским трудом); б) половое удовлетворение (в первую очередь за счёт привлечения мужского внимания путём выставления напоказ естественных женских прелестей – при отсутствии значимых действий); в) неотъемлемая пожизненная радость материнства (через посредство безплатного доступа к мужскому семенному материалу). Ценность «а» связана с инстинктом самосохранения и частично с материнским (забота о детях); ценность «б» — с инстинктом спаривания; «в» — с материнским инстинктом и частично с инстинктом самосохранения (женщины часто воспринимают детей как свой придаток, как своего безплатного слугу).

 

Глава III.   Кое-что о деталях.

За всё надо платить.

Выражение из лексикона деловых людей.

 

В соответствии с упомянутым выше философским открытием ХХ века наш ум состоит из двух частей. Рациональная часть служит для распознавания предметов и явлений, обнаружения сходств и различий, рассуждения. Именно за счёт этой части разума человек способен созидать, творить, улучшать, вести диалог, быть адекватным и вменяемым.

Вторая часть ума представляет собой «хранилище страха» и служит для избегания опасных ситуаций (ВСБ). Он представляет собой постоянно пополняемый объём данных – порой весьма подробных – о событиях и предметах, бывших когда-либо источниками болевых ощущений (физических либо душевных). Об этом иногда говорят как о «зарядах». При появлении предмета или события, хотя бы отдалённо напоминающих таковые из прошлого и вызвавших в своё время болевые ощущения, хранилище страха (ВСБ) подаёт сигнал тревоги с тем, чтобы человек отдалился от источника опасности. В связи с тем, что времени на раздумья при опасности не бывает, для выживания особи требуется мгновенное принятие решения и его исполнение. Это проще всего обеспечить путём отключения рациональной части разума и создания соответственного ситуации эмоционального состояния (страх, агрессия и проч.).

Особенно сильные болевые ощущения записываются в хранилище страха по-видимому настолько ярко, что передаются по наследству – в предостережение потомкам. И, похоже, что каждый из нас появляется на свет с уже частично существующей ВСБ, которая и определяет характер личности.

С течением жизни мы так или иначе продолжаем собирать болевые ощущения. И наша ВСБ ширится и цветёт, необратимо заполняя ячейки памяти за счёт сокращения рациональной части разума. Для того, чтобы оставаться вменяемым, адекватным и дееспособным, требуется: а) достаточно большой объём рациональной части разума; б) возможность (способность) смотреть на мир не через хранилище страха, а через то, что может быть названо рациональным окном, или «окном вменяемости» — состояние противоположное духовному затмению. Размер этого окна и есть то виртуальное пространство, которое даёт возможность субъекту участвовать в диалогах и вести себя рационально и быть способным к созидательной деятельности.

Итак, созидательная деятельность возможна лишь при отодвигании «хранилища страха» на некоторое виртуальное расстояние, что и создаёт «окно вменяемости». Факторы этого отодвигания: а) волевое решение личности; б) религиозное верование; в) уровень необходимости (когда некуда деваться, и приходится включать рациональную часть разума); г) обмен. Отсутствие одновременно всех факторов влечёт за собой наступление духовного затмения с неспособностью личности к какой-либо созидательной деятельности.

Обмен есть обоюдовыгодная сделка между двумя сторонами (лицами). Сделка может быть формализованной (официально заключенной) или неформализованной (по умолчанию). При этом каждая сторона сделки создаёт некий исходящий поток ценностей, который уравновешивается встречным входящим потоком, являющимся исходящим для противной стороны. Равенство мощностей потоков означает равноценность обмена. Стороной обмена может выступать и группа лиц, в т. ч. общество в целом (нация). В этом случае схемы обменных процессов несколько усложнены и часто не поддаются формализации ввиду отсутствия возможности чёткой идентификации стороны обмена. Последнее приводит к размыванию самого понятия обмена: «всё вокруг –колхозное, всё вокруг – моё!» Автор убеждён, что колхозная система оказалась мёртворождённой именно из-за этого тонкого обстоятельства.

Как было сказано в предыдущей главе, обмен способствует выходу из духовного затмения/»халявного тупика», то есть создаёт пространство (виртуальное) для созидательной деятельности на основе рациональной части разума – поведения, приводящего к улучшению положения дел. Сворачивание же обменного процесса путём его перекоса в пользу входящего потока («халява») вызывает лавинообразное сокращение пространства рационального поведения вплоть до нуля, т.к. ВСБ считает «халяву» наиболее выживательным сценарием поведения. И личность утрачивает всякую способность к созидательной деятельности, превращаясь в нечто вроде биоробота, способного лишь к потреблению и разрушению. Это и есть духовное затмение. При длительном пребывании личности в этом состоянии появляется риск его необратимости. А это уже – духовная смерть. Так родители (а ещё сильнее – бабушки) балуют детей.

Ещё один характерный пример: коренные жители больших городов, выросшие в тепличных условиях, т.е. в режиме нарушенного обмена (превышения входящих потоков над исходящими) и при отсутствии уровня необходимости, часто проигрывают в соревновании с приезжими из сельской местности.

Рассмотрим составы исходящих и входящих потоков – в контексте нашего повествования.

Итак, кто во что горазд? И кто на что претендует?

Для начала вспомним о составе любого общества: «старики, женщины, дети» + все остальные. Во вторую социальную группу попадают мужчины от 18 до 70 лет. По факту мужчины, это – обездоленная часть населения (см. выше). И именно она отвечает за состояние дел в обществе (назовём его макросоциумом). Это и упомянутое выше создание рабочих мест, это и силовые ведомства, добыча полезных ископаемых, металлургия, нефтехимия, оборонное производство, наука, строительство, сельское хозяйство, наполнение бюджета и пенсионного фонда, функционирование государственных институтов и ещё много чего. Сколь критически мы бы ни были настроены в отношении качества всего вышеназванного, это всё хоть как-то, но работает. То есть, мы все живём и здравствуем благодаря усилиям мужской – обездоленной – части населения. И всё это – гигантский коллективный мужской исходящий поток в направлении первой социальной группы (старики, женщины, дети), для которой этот поток является входящим.

Из первой социальной группы дееспособными являются лишь женщины. И вполне естественным будет задаться вопросами: за что отвечают они? Столь же естественным мог бы стать ответ: за состояние «микросоциума», то есть семьи, ячейки общества. Семья, это – та молекула, из которого как вещество состоит общество, т.е. макросоциум. И как у нас здесь обстоят дела? А хуже не куда. Сам институт семьи фактически прекратил существование. То есть, наши дамочки НЕ создают естественного для них исходящего потока. Это и есть причина нашей деградации: вырождения и вымирания. При этом входящий поток от мужской части населения в виде материальных благ цивилизации все они получают исправно. Если добавить сюда безплатную и пожизненную радость материнства, а также «халявное» внимание, которое женщина получает с мужской стороны, выходя на улицу в виде «эротической наживки» (Дарио Салас Соммер), то неравноценность межгендерного обмена будет не просто очевидной – она будет вопиющей!

Это массово загоняет наших женщин в состояние «халявного тупика». Хитрость состоит в том, что они оттуда сами не выберутся – очень уж им там вольготно живётся! Кстати, некоторые из них имеют при этом наглость ещё и жаловаться на судьбу, а особенно – на мужчин..

Если говорить о правах и ответственности в терминах потоков, то «права», это – входящий поток, а «ответственность» — исходящий. Только что мы увидели, что наши женщины массово уклонились от ответственности за успешность их естественного предмета созидания – семьи, без которой общество обречено. При этом ещё ни одна из них не отказалась от своих прав, дарованных им государством в рамках антимужского сговора. Фактически имеет место массовое предательство интересов макросоциума, общества (Родины) со стороны женщин. Не знаю, как читателю, а автору не известно ни об одном уголовном деле, возбуждённом по этому составу преступления. То есть: никакой ответственности за измену Родине!

Ну, а, может, всё же, мужчины кое-что имеют от женщин (в виде входящего потока)? Всё, на что мужчина мог бы (хотел бы) рассчитывать в этой части, это – чувство тыла, устроенность домашнего хозяйства, регулярность полового удовлетворения и радость отцовства. С исчезновением института семьи всё перечисленное исчезает автоматически. Вот вам и «равноценный» обмен.. Итак, наши женщины получают от наших мужчин несопоставимо больше, чем наши мужчины – от наших женщин. Автор берёт на себя смелость утверждать, что именно нарушение межгендерного обмена и приводит любое общество на грань гибели.

За всё надо платить..

В начале нашего повествования мы коснулись понятия социального инстинкта. Суть его по М. Веллеру состоит в готовности личности пренебречь своими интересами во имя интересов общества (макросоциума). Очевидно, что такая личность может быть определена как «социальная». И мы вынуждены признать: женщины в своём большинстве этого инстинкта лишены. Провидение сочло это не нужным. Это означает, что женщины асоциальны, и в состоянии думать и заботиться лишь о себе и о своих детях (О.Новосёлов).

Попробуем разобраться с модным теперь понятием «социального государства». Если исходить из определения, то здесь уже государство готово пренебречь своими интересами во имя интересов общества: «Всё для блага человека!». Представляю лёгкую (а, скорее всего, тяжёлую) ухмылку читателя в возрасте за 50, не раз видевшего по телевизору этого «человека». Социализм без человеческого лица.. Антиутопия..

Так, что же, всё-таки имеет ввиду под «социальным государством» современная политическая риторика? А вот что: 1) поддержку слабых за счёт сильных; 2) заигрывание государства (не общества!) со слабыми – особенно в преддверии выборов; 3) обезценивание статуса налогоплательщика и создателя рабочих мест вопреки правилу «кто платит, тот и заказывает музыку». Нетрудно увидеть во всех трёх пунктах нарушение обмена. По п.1: добро пожаловать в «халявный тупик» в формате иждивенчества и паразитирования. По п.2 : подчёркнутое внимание и уважение к акцепторам бюджета, чего они в большинстве своём не заслуживают. По п.3: фактическое лишение доноров бюджета (за счёт всеобщего и равного избирательного права) возможности определять направление политического и экономического развития страны (акцепторы бюджета – а их больше, чем доноров – голосуют так как им скажут носители гос. власти).

Итак, судьбу страны вершат акцепторы бюджета, среди которых много (и это очень мягко сказано) иждивенцев и паразитов. Доноры же при этом ограничены в возможностях влияния на политические процессы, но несут всю тяжесть ответственности. То есть, как обычно у нас: одни имеют права без ответственности, другие – ответственность без прав. С учётом изложенного выше естественным представляется требование устранить обменный перекос между слабыми акцепторами и сильными донорами.

В частности, следует уйти от практики поддержки только слабых. Поддержка сильных обернётся гораздо большим выигрышем для всего общества. Ещё одна мера: избирательное право привести в соответствие с вкладом каждого избирателя в доходную часть бюджета.

Идём дальше. Кроме «социальных» и «асоциальных» личностей есть ещё «антисоциальные». Это – те, кто не любит людей и не хочет им добра, предпочитая творить зло. Судя по миллионам доносов в сталинские годы и армии палачей, приводивших в исполнение приговоры «особых троек», антисоциальная прослойка в нашем обществе весьма многолюдна. Настолько многолюдна, что 70-летний период господства этой прослойки следовало бы назвать «АНТИсоциализмом», а государство – «антисоциальным».

К сожалению возможные схемы восстановления обмена между донорами и акцепторами бюджета выходят за рамки настоящего повествования.

Глава IV Что делать.?

«Укрепляй семью, потому что она – основа всякого государства»

Император Александр III в письме-завещании цесаревичу Николаю.

Итак, наша главная задача: восстановить межгендерный обмен, сделав его равноценным. Это подразумевает уравновешивание для каждого гендера исходящих потоков входящими и наоборот. То есть, надо сделать так, чтобы мужчины и женщины получали бы друг от друга равноценные блага и радости. И должно быть соблюдено соответствие объёма прав каждого гендера мере его ответственности за положение дел в популяции (нации, стране).

Теоретически условие равноценности межгендерного обмена может быть восстановлено как естественно, так и искусственно. Первая схема менее болезненна психически, но более болезненна физически, ибо предполагает отказ от достижений цивилизации и переход к существованию в состоянии непрерывной войны всех против всех. В этих условиях женщина не чувствует себя «самодостаточной» и ощущает потребность в опоре на мужское плечо. Автор далёк от мысли отказаться от мирного неба над головой и от удобств цивилизации, и, значит, речь может идти лишь об искусственных мерах восстановления межгендерного обмена.

Не трудно заметить, кстати, что во всех устойчивых обществах (сбалансированных социумах) условия межгендерного обмена выполняются, что позволяет говорить об условиях устойчивого существования популяции. Само слово «баланс» означает равновесие, или равенство. И теперь мы знаем, что именно следует нам уравнять в нашей жизни.

Итак, ещё раз остановимся на вопросе о составе исходящих и входящих потоков для каждого гендера. Что мужской гендер даёт (предоставляет) женскому? И что женский гендер предоставляет мужскому?

Мужской гендер даёт женскому:

– пожизненную и неотъемлемую радость материнства;

– защищённость (через механизм создания рабочих мест, вооружённых сил, правоохранительных органов, создания бытовых удобств);

– половое удовлетворение (за счёт внимания со стороны мужской части населения и в формате собственно любовной игры);

– материальные ресурсы на текущее содержание (не всегда, но достаточно часто, чтобы об этом говорить);

– доступ к объектам ифраструктуры (школы, детские сады для детей, магазины для шопинга, жильё, транспорт, театры и проч.);

– пенсионное обеспечение (пенсионный фонд существует в большей мере за счёт взносов с мужских зарплат, и при этом средняя продолжительность мужских жизней едва достигает пенсионного возраста; то есть, всю заработанную мужчинами пенсию получают женщины.);

– в ряде случаев дополнительное денежное содержание в виде алиментов.

Женский гендер даёт мужскому:

– условную и не гарантированную (только если мужчина «пришёлся ко двору») радость отцовства (не сопоставимую, кстати, по силе с радостью материнства);

– эпизодическое разовое половое удовлетворение (если мужчина «пришёлся ко двору») низкого или среднего качества;

– домашнее питание + ведение домашнего хозяйства (если мужчина «пришёлся ко двору»).

Обратим внимание на повторяющуюся рефреном ремарку: если мужчина «пришёлся ко двору». То есть, женский гендер создаёт исходящие потоки в направлении мужского обусловленно. А именно, лишь тогда и постольку, когда и поскольку женщина сочтёт это уместным для себя. В противном случае мужчина объявляется не «пришедшимся ко двору» с обнулением всех исходящих потоков в его направлении. Вместе с тем исходящие потоки от мужского гендера к женскому имеют место НЕ ЗАВИСИМО от того, пришлась ли та или иная женщина «ко двору» своему избраннику. И это у нас называется гендерным «равноправием»..

При этом женский гендер МОГ БЫ дать мужскому следующее:

– неотъемлемую радость отцовства;

– половое удовлетворение в необходимом количестве при высоком качестве;

– заботу о здоровье;

– полноценное питание в соответствии с новейшими достижениями науки;

– вдохновение на достижения и подвиги;

– ощущение надёжного тыла;

– насыщение мужской жизни элементами эстетики, нежности и романтики.

Нетрудно пересчитать эти потенциальные и столь необходимые мужчинам потоки: их семь. Столько же потоков создаются мужским гендером в направлении женского реально. Равноценность межгендерного обмена требует превращения потенциальных женских исходящих потоков в реальные. Это и только это способно остановить нашу деградацию и начать новую фазу положительного развития.

Возникает «идиотский» вопрос: как это обеспечить? Ясно, что женщины сами по себе своего поведения не поменяют: слишком уж вольготно им живётся! Без искусственных мер не обойтись.. Но на самом деле всё – просто. Надо всего лишь обусловить вольготность женского житья-бытья мощностью и составом создаваемых каждой женщиной исходящих потоков. И, конечно же, меры должны учитывать природу женской и мужской сущностей. Ниже приводится примерная схема.

  1. Родительские права должны соответствовать мере ответственности за качество производимого человеческого материала, а также за его количество. С учётом женской «асоциальности» это будет означать, что при разводе отцы будут иметь преимущество в родительских правах. К тому же женщина после развода может родить ещё.
  2. Право женщины на труд должно быть поставлено в соответствие с её вкладом в воспроизводство населения. Например, право на труд прекращается: в 25 лет при бездетности, в 30 лет – при количестве детей меньше двух, в 35 лет – то же меньше трёх, в 40 лет – то же меньше четырёх. И во всех случаях условием продления права на труд должно быть нотариально заверенное согласие отца детей на трудоустройство их матери. При этом продолжительность женской трудовой недели не должна быть больше 20 часов.
  3. Ввести жёсткий дресс-код для женщин, исключающий практику сексуальной провокации и возможность получения женщиной «халявного» внимания со стороны мужской части населения. За нарушения предусмотреть достаточную административную ответственность (вариант: общественные работы).
  4. Предусмотреть возможность расторжения брака лишь по инициативе мужской стороны.
  5. Размер пенсионного обеспечения женщин и мужчин поставить в соответствие с общим размером официально объявленных доходов взрослых трудоспособных детей.
  6. В дополнение к уголовной ответственности мужчин за изнасилования женщины предусмотреть административную ответственность женщин за неуважительные высказывания в адрес мужчины. Вплоть до привлечения к общественным работам.
  7. Ввести практику раздельного школьного обучения с обязательным включением в программу для женских классов таких дисциплин как половое воспитание и создание успешных отношений, а для мужских классов – теория и практика создания бизнеса, управление женщиной на основе её инстинктов, единоборства и военное дело.

Означенные меры потребуют серьёзных поправок в действующее законодательство в нескольких плоскостях. А именно в: семейное; трудовое; административное; пенсионное; об образовании. Вопрос для нас как нации стоит ребром: быть или не быть. Лично я выбираю первое. А Вы?

Источник: Demographia.net