Однако стоит сказать, что миграционные модели данных стран весьма специфичны, и они не подходят для Европы или России.

Разберёмся в начале с примерами – в чём же их специфика? Дело в том, что и в Канаде и в США используются чрезвычайно жёсткие фильтры для мигрантов, которые учитывают целый ряд важных параметров. Мигранты фильтруются по уровню своей квалификации и культурной комплиментарности. В этих странах никому не нужны безграмотные гастарбайтеры. Требуются люди с высшим образованием, желательно с учёной степенью, а также обладающие определённой квалификацией. Так около 40% всех исследователей с докторской степенью в США являются иностранцами. Из них 6% занимают учёные из нашей страны, находясь на 4-м месте среди всех стран поставщиков высококвалифицированных мигрантов[1]. Причем, внутри категории мигрантов с высокой квалификацией работают ещё и профессиональные фильтры, так чрезвычайно требуются программисты, физики, математики, микробиологи и другие работники высокотехнологичных отраслей. Важным моментом является знание языка и культуры мигрантом, в противном случае его быстро выдворят из страны. Таким образом, США и Канада скупают по всему миру учёных, интеллектуальную элиту, на воспитание и выращивание которой другие страны тратят триллионы долларов, неплохой бизнес.

Однако нельзя сказать, что в тех же США миграция не приносит никаких проблем. Там тоже есть свои гастарбайтеры, которые представлены мигрантами из Латинской Америки. И вот они создают целый ворох проблем, несмотря на то, что чаще всего являются христианами, то есть культурно достаточно близки к коренному населению (страшно себе представить, чтобы случилось бы с США, принимай они мигрантов из Сомали, Сирии, Ливии). Мигранты из Латинской Америки часто не обладают высокой квалификацией и образованием, в большинстве своём это люмпены – безграмотные крестьяне или пролетариат. Естественно, что устроиться на новом месте им достаточно сложно, поэтому они чаще всего уходят в криминал и торговлю наркотиками, тем более, что через латинские страны идёт крупный поток наркотрафика, и для испаноязычных диаспор не составляет труда наладить связи со своими земляками. Также мигранты создают серьёзную нагрузку на социальную инфраструктуру. К примеру, в Калифорнии до 48% населения составляют нелегальные мигранты, они не платят налогов, но при этом пользуются социальными благами[2].

Однако многие могут вспомнить историю США, когда там принимали всех желающих, когда туда мог ехать кто угодно, и посреди прерий энергичные мигранты воздвигли цветущую экономику. Однако и здесь есть целый ряд нюансов. В США ехали в первую очередь народы Европы: англичане, ирландцы, французы, итальянцы, греки, евреи. Естественно, что большинство из них обладало по тем меркам лучшим в мире образованием, достаточно высокой квалификацией и соответствующим цивилизационным опытом. Эти люди знали как строить города и как жить в них.

Однако помимо Европейцев в США завозили также негров из центральной Африки. У чернокожих была своя культура, своё отношение к цивилизации. Именно негры показали всему миру, что будет, если бездумно завозить в страну инокультурных мигрантов с низкой квалификацией. Они создали США головную боль на много веков. Если считать США самостоятельной страной со дня обретения ею независимости от Британцев в 1783, то вот уже 233 года как чернокожие остаются нерешённой проблемой: они плохо вовлечены в экономическую жизнь государства, широко представлены в криминальных кругах, до сих пор живут в компактных районах-гетто. Правда с помощью всевозможных программ и пропагандистских кампаний правительству удалось серьёзно понизить рождаемость среди чернокожих (тем же самым способом, как они это сейчас делают по всему миру), но это уже другая история. Понятно, что нормальному цивилизованному государству нельзя идти по этому бесчеловечному пути, ведь подобный подход является чистой воды фашизмом.

Из примеров США и Канады можно сделать один очень важный вывод: качество человеческого капитала имеет решающее значение! Чрезвычайно важен уровень квалификации, культурной, языковой и религиозной комплиментарности мигранта – чем ближе эти параметры к уровню коренного населения, тем меньше проблем создаст миграция.

Миграционная ловушка для экономики

Но если посмотреть на проблему исключительно с экономической точки зрения, чем может быть опасна или полезна миграция? С первого взгляда от миграции одни плюсы, дополнительные рабочие руки, которые производят ВВП, способствуют экономическому росту любого государства. Однако если мы начнём вникать в ситуацию, то заметим, что даже в краткосрочной перспективе миграция не так безопасна для экономики.

Ярким примером тому может служить наша страна. К нам едут те самые инокультурные и низко квалифицированные мигранты из стран центральной Азии и Закавказья. Первая и основная проблема, которую они создают – это нелегальная миграция. По разным данным только в Москве на начало 2014 года нелегальных мигрантов проживало до 4 млн. человек[3]. И это при том, что в отличие от тех же США или некоторых стран Европы у нас достаточно мягкая миграционная политика, неужели так трудно легализоваться в России? Однако оказывается, что очень много зависит от желания мигранта. Мигрант не горит желанием легализовываться. Культурная дистанция между коренным населением и его образом жизни и средним мигрантом из центральной Азии настолько существенна, что мигранты не рассматривают нашу страну как постоянное место проживания, Россия для них лишь место работы, поэтому перспектива получения гражданства для них не так уж и важна.

Обилие нелегалов формирует токсичную среду на рынке труда, развращая работодателей. Использование непрозрачных схем оплаты труда, нарушение трудового законодательства, уход от налогов – всё это приводит к ухудшению трудовых отношений как в бизнесе так и в госсекторе. Работодатель может начать использовать серые схемы на бесправных нелегалах, однако после того как они будут отработаны и налажены нужные связи с проверяющими инстанциями, работодатель может начать использовать серые схемы и в отношении к коренному населению. В результате собираемость налогов падает, бюджет нищает, денег на обновление социальной инфраструктуры начинает не хватать, отчисления в пенсионный фонд сокращаются.

Помимо этого нелегалы начинают представлять конкуренцию для легальных мигрантов. Возможно, именно по этой причине мы не смогли воспользоваться шансом заменить инокультурных мигрантов из центральной Азии на более близких нам мигрантов из Украины в 2014-2016 гг. Мигранты из Украины ехали к нам жить, вопрос легализации для них стоял на первом месте. Однако такие мигранты были неудобны бизнесу, привыкшему к рабскому труду нелегалов, они были неудобны проверяющим инстанциям, получающих за нелегалов свою коррупционную ренту, они были неудобны даже контролирующим процесс миграции органам, поскольку этими мигрантами надо было заниматься, оформлять их. Мигрант, стремящийся к легализации, оказался чрезвычайно неудобным для нашей системы, заточенной исключительно под нелегалов ещё и потому, что он стал задавать много неудобных вопросов и поднимать шум в СМИ. Многие украинцы делились своими впечатлениями от системы регулирования миграции в России, которые вскрывали чудовищную неэффективность соответствующих органов. То есть с одной стороны процесс оформления в нашей стране чрезвычайно забюрократизирован и обладает высокой коррупциогенностью, а с другой он достаточно мягок и непрозрачен для того, чтобы в стране работало большое число нелегалов. Бюрократия на уровне оформления и безответственность на уровне контроля работодателей.

Нелегалы чрезвычайно удобны для предприятий госсектора и крупного бизнеса (в основном строительных компаний), поскольку государственный контроль за этими предприятиями по разным причинам ослаблен. Это предоставляет крупному бизнесу и всевозможным ГУПам и МУПам теснить малый и средний бизнес, являющийся основной экономической стабильности любого государства. В результате малый и средний бизнес сокращает своё присутствие на рынке, средний класс стремительно нищает, структура экономики становится всё более примитивной. Даже если подобная модель обеспечивает экономический рост – нужен ли нам такой рост?

Через госсектор нелегалы проникают в отрасль ЖКХ, способствуя усугублению кризиса в этой непростой сфере народного хозяйства. ЖКХ не раз сотрясали громкие скандалы, связанные с использованием труда нелегальных мигрантов государственными служащими[4]. А в крупных мегаполисах (Москва, Санкт-Петербург) мигранты просочились даже в здравоохранение[5] и образование, существенно снижая качество предоставляемых услуг. При этом стоит учитывать, что это снижение качества происходит при том же уровне налогов, финансирующих социалку. Куда же поступает разница? Естественно в карманы предприимчивых нанимателей.

Низко квалифицированные мигранты способствуют экстенсивному росту экономики, то есть тех отраслей, которые относятся к природной ренте: сельское хозяйство, добыча полезных ископаемых и т.д., что опять же усложняет задачу интенсификации российской экономики с переходом к отраслям с высокими переделами.

Нелегалы повышают уровень нагрузки на социальную инфраструктуру, они обращаются за медицинской помощью, нагружают правоохранительную систему, причём как показывает опыт США, мигранты съедают львиную долю социальных ассигнований правительства[6] (таким образом, происходит фискальное перераспределение средств от коренного населения к мигрантам). Нанимая небольшие жилые площади для нескольких семей сразу, создают пиковые нагрузки для систем водо- и электроснабжения, сокращают жилое пространство для коренных жителей, разогревая рынки аренды жилья. К тому же никто не подсчитывал во сколько обходятся создаваемые мигрантами проблемы с криминалом, а услуги правоохранительных структур всегда обходятся чрезвычайно дорого.

Мигранты создают ситуацию ложной успокоенности на рынке труда. Количественно рынок труда растёт, однако в нём начинают происходить существенные качественные изменения. Число высоко квалифицированных специалистов падает, а ведь именно они способны производить сложный продукт, который даёт существенный прирост ВВП. Большинство таких специалистов выезжает за рубеж, способствуя развитию экономик наших конкурентов.

При перечисленных минусах следует учесть ещё один важный фактор – почти все заработанные деньги мигрант старается отправить к себе на родину, формируя эффект вывоза капитала. Даже для США, где ситуация с мигрантами обстоит намного лучше, чем в нашей стране, после подсчёта всех плюсов и минусов удалось определить, что общий доход от мигрантов для национальной экономики составляет не более 0,1% ВВП[7]. То есть фактически в США миграция работает почти с «нулевой рентабельностью».

Однако кому-то нелегалы всё-таки нужны, иначе бы они не существовали в таком количестве, заинтересованных лиц не сложно перечислить: криминал, крупный бизнес, чиновники-коррупционеры.

Получается, что миграция во всех отношениях невыгодна для нашей страны. Однако, что насчёт стран-доноров, поставляющий свою рабочую силу, уж они-то наверное кровно заинтересованы в той экономической выгоде, которую предоставляет миграция? Но на деле и здесь получаются одни проблемы. Из стран-доноров выезжают молодые активные, образованные, то есть экономически активная часть населения, те люди, которые должны формировать ВВП страны. То есть центральная Азия через механизмы миграции теряет последний шанс на построение модели интенсивного экономического роста, основанного на развитии промышленности. Вместо развития своей страны среднеазиатские государства подсаживаются на иглу денежных переводов, которые лишь способствуют стимулированию импорта. Подобная модель может быть выгодна лишь для закрытой экономики, которая впускает капитал в страну, но не даёт его вывозить. Такой страной на данный момент является лишь один Узбекистан.

Эмиграция самой активной части общества способствует политическому и культурному обеднению страны-донора. Потеря молодого поколения, находящегося в репродуктивном возрасте, снижает рождаемость, что опять же резко сокращает шансы на успешное развитие человеческого капитала в своих странах. Все эти факторы вместе взятые способствуют дальнейшей деградации экономической системы. Приехавшие на родину гастарбайтеры, привыкшие к полулегальным формам работы и контактам с криминалом если и создают формы занятости, то такого же низкого уровня организации трудового процесса, формируя токсичную среду на рынке труда.

Политические режимы в таких странах, находясь на игле денежных переводов и при отсутствии протестного потенциала молодых активных граждан, мало интересуются развитием своего государства, концентрируясь на коррупции и борьбе за власть между клановыми группировками. Элиты ввиду отсутствия свежего притока от молодого поколения начинают загнивать, скатываясь в состояние беспросветной геронтократии. Миграционные процессы во многом способствуют денационализации элит, что чревато потерей политической самостоятельности. Последствия подобной денационализации хорошо видны на примере многострадальной Украины.

Оценивая все риски, которые приносит миграция, становится понятно, что это чрезвычайно вредное явление для всех стран на пространстве СНГ. Есть, конечно, и полезные виды миграции, если распределить их по целям, преследующихся мигрантами, то их можно разделить на:

  1. Образовательную. Когда мигрант едет в другую страну с целью получения образования. Россия могла бы занять достойное место в сфере предоставления образовательных услуг в мире. Однако пока в нашей стране закрывают ВУЗы, а учёные по-прежнему уезжают зарубеж. Финансирование науки и образования в структуре бюджетных ассигнований занимает ничтожную долю.
  2. Научную. Когда мигрант является учёным, и ему предоставляются более выгодные условия для работы за рубежом, нежели у себя на родине. Пока о такой миграции мы не можем даже и мечтать, нам бы остановить отток своих мозгов за рубеж.
  3. Рекреационную. Когда мигрантов привлекают рекреационные ресурсы и инфраструктура – хорошая экология, уникальная природа и т.д. По этому виду миграции Россия могла бы стать мировым лидером, природных богатств и красивых мест у нас хватает. Но всё упирается в неразвитость инфраструктуры.
  4. Миграцию, вызванную потребностями бизнеса. Когда мигрант приезжает в страну, чтобы открыть либо расширить свой бизнес, потому что условия его ведения более мягкие или в данной стране есть рынок сбыта для его продукции. К сожалению и здесь дела обстоят плохо. Собственная деловая активность сворачивается вследствие дороговизны финансовых ресурсов и неблагоприятного правового и административного климата, а внутренний рынок сжимается вследствие падения спроса.

Разумно было бы развивать именно полезные виды миграции, которые не дают всех тех минусов, которые были перечислены выше.

В конце концов, можно бороться за снижение числа нелегалов, за качественное повышение квалификационного уровня мигрантов. Если мы получаем мигрантов такого низкого качества, можно начать с ними работать, стимулируя среди них правовую и финансовую грамотность. Сегодня как никогда России нужна продуманная миграционная стратегия, которая бы учитывала все риски, и способствовала развитию отечественной экономики. Однако пока миграционные процессы в нашей стране почти не регулируются, мы открыты всем ветрам.

[1] Сергей Простаков. С начала 1990-х из России уехало 150 тысяч учёных \ Русская планета. 16.08.2013. URL: http://rusplt.ru/fact/s-nachala-1990h-iz-rossii-uehalo-150-tyisyach-uchenyih.html

[2] А. Коробков. Выживет ли американский «плавильный котёл»? 2012. URL: russiancouncil.ru/inner/?id_4=1164

[3] Нелегальные мигранты в Москве. URL: http://zagrannik.org/nelegalnye-migranty-v-moskve/

[4] О. Беляева. Забастовка дворников – нелегалы расчищают путь к зарплате.\Вести FM \\ 04.12.2012 г. URL: http://radiovesti.ru/article/show/article_id/74156

[5] Д. Окунева. А. Баданов. Мигранты в белых халатах. \Новые Известия \\ 31.03.2008 г. URL: http://www.newizv.ru/society/2008-03-31/87453-migranty-v-belyh-halatah.html

[6] C. May. Report: immigrant households using welfare at vastly higher rate that native-born households.\ Breit Bart \\ 02.09.2016. URL: http://www.breitbart.com/big-government/2015/09/02/report-immigrant-households-using-welfare-at-vastly-higher-rate-than-native-born-households/

[7] А. Коробков. Выживет ли американский «плавильный котёл»? 2012. URL: russiancouncil.ru/inner/?id_4=1164