Картинки по запросу Jorge Nicolás Lafferriere

Хорхе Николас Лаферрере, профессор принципов частного права UCA и UBA. Директор Центра Этики биологических исследований, Человека и Семьи. Бывший Академический секретарь Католического университета Аргентины (UCA).

Мы рассматриваем юридические проблемы, которые возникают при практике использования донорских гамет с особым вниманием к вопросу анонимности. Мы также пытаемся раскрыть последствия использования донорских гамет в рамках однополых союзов. Мы осуществляем идентификацию проблем, присущих данным репродуктивным техникам, при этом мы подчёркиваем необходимость сильных юридических мер, которые бы гарантировали соблюдение человеческого достоинства по отношению к «не рождённым» детям и процессу «передачи жизни» в поле специального рассмотрения семейного права.

I Искусственные репродуктивные технологии: их цели

Наше время свидетельствует об увеличивающемся использовании искусственных репродуктивных технологий (ИРТ), то есть именно тех процедур, которые подразумевают появление новых людей вне условий сексуального союза между мужчиной и женщиной. Люди обычно думают, что целью ИРТ является лишь идея преодоления проблем бесплодия в супружеских парах. Но в последние годы, особенно после открытия полной последовательности генома, произошёл серьёзный сдвиг в целях ИРТ. Возникло серьёзное расширения целей ИРТ, и это расширение стало вызывать заметные изменения в семейных отношениях.

Действительно, ИРТ используются в следующих случаях:

  1. Преодоление неспособности к воспроизводству одного или двух бесплодных (или стерилизованных) партнёров;
  2. Преодоление свойственной однополым союзам неспособности к биологическому воспроизводству;
  3. Предотвращение беременности ребёнком, имеющим врождённые заболевания или инвалидность. Это делается с помощью преимплантационной генетической диагностики (ПГД), осуществляемой перед внедрением эмбрионов[1], которая сопровождается утилизацией тех, кто был идентифицирован как опасный или «рискованный» плод[2];
  4. Обеспечение будущего ребёнка определёнными способностями, которые заказывает родитель[3];
  5. Рассмотрение ребёнка как возможного донора для своего родного брата/сестры. Этот процесс (известный на испанском языке как bebé-medicamento — родные братья спасители) пробуждает в обществе закономерную критику. Ко всему прочему эта процедура нежелательна, поскольку может привести к разрушению эмбриона, подвергающегося экстракорпоральным манипуляциям;

ИРТ (для любой из этих целей) может использовать как внутрикорпоральные так и экстракорпоральные техники, в зависимости от того, где происходит оплодотворение. Гаметы могут быть как гомологичными, так и донорскими, в зависимости от использования гамет третьих лиц (продавцов или дарителей).

В данной статье[4] мы хотим указать на проблемы, которые создаёт ИРТ для семейных отношений, и на последствия в социальной жизни, которые за ними следуют.

Также мы обрисуем проблемы двух ситуаций с ИРТ: оплодотворение с использованием донорских клеток; применение ИРТ в рамках однополых союзов.

 

II Донорское оплодотворение: разобщение биологии и личности.

Пожертвование или продажа гамет в репродуктивных целях поднимают новые серьезные биоэтические и юридические вопросы, потому что это сознательно разделяет «биологический процесс зачатия» и дальнейшую судьбу детей «рождённых в пробирке».

В частности, теперь проблемой становится сам путь определения отцовства и материнства. Те люди, которые вовлечены в процессы искусственного деторождения с донорскими гаметами, утверждают, что ребёнок, родившийся в результате данных манипуляций, должен считаться ребёнком тех, кто заказал и оплатил процедуру. Это предполагает изменение основных принципов, лежащих в основе отношений между детьми и родителями.

Отношениями детства и родительства управляет биологический принцип, так что материнство или отцовство определяются в первую очередь биологией[5]. Биологический принцип является единственным фундаментальным маркером, на который можно ссылаться. И это соответствует естественному праву, которое требует уважения к источнику человеческой жизни, происходящему из естественного союза между мужчиной и женщиной. В наше время расширение методик ИРТ бросает вызов этой концепции. Истина в том, что использование данных методов рождения детей формирует иную логику, которая начинает противоречить естественному праву.

Брачная ячейка: ИРТ влияет на брачную ячейку двумя способами: нарушается связь между супружеством и рождением; нарушается целостность брачной ячейки в контексте воспроизводства[6].

Право на идентичность (личности): С точки зрения ребёнка, у него есть право быть зачатым естественным путём[7]. Это согласуется с правом ребёнка на личность, которая включена в Конвенцию ООН по правам ребёнка[8]. Установление связей ребёнка со своими биологическими родителями является требованием правовой справедливости, поскольку формирование личной идентичности опирается в том числе и на биологические особенности, переданные родителями. Поэтому рождение ребёнка с сознательным исключением связи с его биологическими родителями является формой насилия над ним.

Проблемы анонимности: анонимность дарителя или продавца представлена как попытка решить некоторые проблемы, связанные с результатом донорского оплодотворения. Однако главное противоречие в данной системе в том, что ребёнок имеет право знать о своём происхождении[9]. Анонимное пожертвование гамет отрицает это право, потому что препятствует естественному праву ребёнка знать своих биологических родителей[10]. Некоторые исследования подчёркивают проблему, связанную с рождением детей от донорских гамет. Элизабет Маркуардт провела важный научно-исследовательский проект, опубликованный под названием «Имя моего папы – Донор». В своём исследовании она обнаружила, что:

«Когда молодые люди сталкиваются с беременностью, связанной с использованием донорских гамет, они переживают тяжёлую борьбу, вызванную происхождением гамет; семейные отношения в таких семьях чаще всего связаны с беспорядком, напряжённостью, ощущением потери. Потомки доноров часто испытывают беспокойство при мысли о возможном контакте со своим биологическим родителем (а также мысли о возможном интимном контакте со своими кровными родственниками). Потомки доноров чаще сталкиваются с разводами или многократными изменениями статуса внутри своей семьи. Потомки доноров в значительно большей степени, нежели дети, выращенные биологическими родителями, сталкиваются с проблемами асоциального поведения, токсикомании, депрессии, причём эти данные верны даже при учёте социально-экономических и множества других факторов»[11].

Проблема кровосмешения: дополнительное беспокойство вызывает ситуация, в рамках которой дети одного донора могут случайно встретиться и захотят иметь друг от друга детей, что опять же становится фактором, стоящим против анонимности в подобных вопросах[12].

Рынок гамет: прочие опасения относительно ИРТ вызываются масштабом «рынка гамет» и даже «рынка эмбрионов». В статье, опубликованной в Гастингском Центре в 2010 г. говорится о многочисленных нарушениях максимального ценового лимита в $ 5000 для продажи гамет, определённого руководящими принципами Американского общества репродуктивной медицины[13]. Исследование сообщает о наличии уведомлений в газетах колледжа, которые предлагали $ 50 000, учитывая интеллектуальный уровень донора, а в некоторых случаях и его внешние данные, вплоть до этнической принадлежности. Таким образом, человеческая личность становится товаром, воспроизводство теряет свою самобытность, превращаясь в индустрию.

Перспективы Евгеники: возникает особенная правовая и этическая проблема, когда донор выбирается с точки зрения евгенических целей, то есть для обеспечения определёнными особенностями потомков. Все методы, связанные с донорством включают определённое евгеническое планирование, поэтому при донорстве учитывается множество факторов от самых простых (возраст) к самым сложным. В некоторых случаях принимается во внимание даже профессия и IQ донора, физическое состояние, характеристики его родителей и предков и т.д.[14] Несколько лет назад две глухие женщины, проживающие вместе, захотели родить глухого ребёнка, в конце концов, они использовали сперму своего друга, которого выбрали по той причине, что в его семье было пять поколений глухих предков[15].

 

III Искусственные репродуктивные технологии и однополые союзы

Вторая тема, которую мы разбираем в этом эссе, касается ИРТ в однополых союзах. В Аргентине в 2010 г. был принят закон, легализующий однополые союзы. Мы находимся в особенно жёсткой оппозиции к данной части законодательства по множеству причин[16]. В этой работе мы представим последствия использования ИРТ однополыми парами.

Чтобы быть наиболее похожими на традиционный союз мужчины и женщины, партнёры в однополых союзах часто желают иметь детей, для этого они используют ИРТ. Так идеологический волюнтаризм пытается разрушить биологические рамки, определяющие биологическую связь как основу отношений между родителями и детьми, устанавливая родительство на базе правила (заказа), а не естественного биологического рождения. Такой подход выходит за пределы морали, и влияет на всю структуру общества, изменяя такие базовые ценности, как связь между детьми и родителями. Помимо этого, использование однополыми союзами ИРТ приводит к целому ряду правовых проблем, которые не могут быть решены без серьёзного ущемления прав детей.

Одним из последствий легализации однополых союзов является их влияние на изменения в семейных отношениях, поскольку такие союзы претендуют на полный доступ к ИРТ, и они утверждают, что ребёнок, родившийся в результате использования ИРТ, должен принадлежать только однополому союзу, который его «заказал». Однако если мы рассматриваем разнообразие вариантов, возникающих в результате использование ИРТ однополыми союзами, мы можем наблюдать серьёзные деформации семейных отношений. В двух столбцах представлены возможные варианты.

В случае союза двух женщин возможны следующие варианты:

Таблица 1. Вариации для однополого союза двух женщин, прибегающих к ИРТ.

 

Случай Источник спермы Источник ооцита Вынашивающая мать
1 Донорпродавец Супруга 1 Супруга 1
2 Донорпродавец Супруга 2 Супруга 2
3 Донорпродавец Супруга 1 Супруга 2
4 Донорпродавец Супруга 2 Супруга 1
5 Донорпродавец Донорпродавец Супруга 1
6 Донорпродавец Донорпродавец Супруга 2
7 Донорпродавец Супруга 1 Суррогатная мать
8 Донорпродавец Супруга 2 Суррогатная мать
9 Донорпродавец Донорпродавец Суррогатная мать

Случаи 1 и 2 можно назвать «простым случаем». В случаях 1, 5 и 7 у Супруги 2 нет биологической связи с ребёнком. В случаях 2, 6 и 8 у Супруги 1 нет биологической связи с ребёнком. В случаях 2 и 4 Супруга 1 и Супруга 2 имеют некоторые биологические отношения к ребёнку, и в соответствии с Гражданским кодексом биологическая мать будет считаться матерью ребёнка несмотря на то, что генетический материал был представлен другой супругой. В случаях 7, 8 и 9 суррогатная мать должна быть признана матерью, хотя в случаях 7 и 8 одна из супругов, обеспечившая генетический материал, могла также требовать признания своих материнских прав, однако в случае 9 ни один из «супругов» не может требовать признания материнских прав на ребёнка.

В случае союза двух мужчин возможны следующие варианты:

Таблица 1. Вариации для однополого союза двух мужчин, прибегающих к ИРТ.

 

Случай Источник спермы Источник ооцита Вынашивающая мать
10 Супруг 1 Донорпродавец Донорпродавец
11 Супруг 1 Донорпродавец Суррогатная мать
12 Супруг 2 Донорпродавец Донорпродавец
13 Супруг 2 Донорпродавец Суррогатная мать
14 Донорпродавец Донорпродавец Донорпродавец
15 Донорпродавец Донорпродавец Суррогатная мать

 

В Случаях 10 и 11, у Супруга 2 нет биологической связи с рождённым ребёнком; в Случаях 12 и 13, у Супруга 1 нет биологической связи с ребенком. В случаях 11, 13, и 15, суррогатная мать юридически признаётся матерью ребёнка в соответствии с действующими законами в Аргентине. В случаях 14 и 15, ни у какого “супруга” не будет биологической связи с ребенком.

Эти столбцы показывают весь масштаб проблемы по созданию качественной и безопасной системы юридического обеспечения прав детей, рождённых в однополых союзах. Поэтому мы считаем, что использование ИРТ однополыми союзами влечёт за собой серьёзные правовые последствия для семейных отношений и прав ребёнка в частности.

 

IV Заключение

ИРТ, особенно те, что включают донорство гамет, создают серьёзные изменения в основных принципах семейного права, приводят к нарушению базовых прав, таких как право ребёнка на самоидентификацию (право личности) и право семьи на защиту.

В случае однополых союзов, помимо нашего неприятия легализации подобных союзов вообще, мы утверждаем, что использование ИРТ создаёт вопиющие нарушения прав. Во всех подобных случаях происходит навязывание чужой воли как основного принципа родительства. Это существенно деформирует специфику отцовства и материнства.

В родительских отношения появляется логика производства, коммерции, превращающей всё в товар. Эта тенденции способствуют объективации детей, которые становятся зависимы от воли взрослых, обладающих возможностью отказаться от них или своих родительских обязанностей. Технологии подобного рода отмечают становление нового этапа, за которым могут последовать непредсказуемые последствия, подрывающие базовые принципы детско-родительских отношений.

Именно по этим причинам должен быть разработан закон, ограничивающий использование искусственных репродуктивных технологий. Закон должен защищать основные интересы ребёнка, и поэтому он должен положить конец методам осуществляющим изменение и донорство человеческой жизни, методам, которые пренебрежительно относятся к ценности брака, как союза между мужчиной и женщиной.

Цитирование Доктора Каталины Е. Ариа де Рончетты может осветить суть данной статьи:

Распространение искусственных репродуктивных технологий всегда имеет форму грубого вторжения в реальность, которую они пытаются дополнить (также как и их процедурные требования, замаскированные под гарантию неких прав). Абсолютно всё в ИРТ обнаруживает их ветеринарное происхождение, которое является единственной областью где они могут существовать и куда должны вернуться. Однако одними из многих причин, почему этого не происходит, являются огромные финансовые интересы, миллионные инвестиции, соответствующий этим инвестициям финансовый урожай, а также флёр международной славы борцов за некие права. Это злоупотребление процветает на несчастье и разочаровании пользователей ИРТ, адаптируемых под соответствующий рынок.

[1] Другая техника включает скриннинг гамет, например, скрининг и выбор яиц до оплодотворения.

[2] См. Zachary P. Demko, Matthew Rabinowitz, & David Johnson, Current Methods for Preimplantation Genetic Diagnosis, 13 Journal of Clinical Embryology 6 (2010), available at http://www.genesecurity.net/wp-content/uploads/2010/04 /Current-Methods-for-Preimplantation-Genetic-Diagnosis.pdf. В этой статье отмечено, что «пары, заказывающие экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО) могут использовать преимплантационную генетическую диагностику (ПГД), чтобы выбрать лучшие эмбрионы…» Этот выбор подразумевает устранение нежелательного ребёнка, что также нарушает право эмбриона на жизнь.

[3] Профессор Джордж Дент делает интересную презентацию и анализ этих вопросов, с частой ссылкой на литературу и кино, в его статье Families We Choose? Visions of a World Without Blood Ties, 2 Int’l J. Jurisprudence Fam. 13 (2011).

[4] Предложения автора по правовому регулированию методов, касающихся регуляции деторождения людей обсуждались на конференции «Jorge Nicholás Lafferriere», Técnicas de Procreación Humana. Propuesta para la Tutela Legislativa de la Persona Concebida [Techniques of Human Procreation: Proposal for the Legislative Protection of the Person Conceived], 219 REVISTA EL DERECHO 858 (2006).

[5] Эрнан Корраль Тальсиани объясняет, что биологический принцип расширился не только из-за идеологических и культурных сдвигов, но в том числе и из-за достижений в генетике. Intereses y Derechos en Colisión sobre la Identidad del Progenitor Biológico: Los Supuestos de la Madre Soltera y del Donante de Gametos [Interests and Rights in Conflict About Biological Parent’s Identity: The Cases of the Unmarried Mother and of the Sperm Donor] 16 REVISTA IUS TE PRAXIS 57, 60 (2010).

[6] Elio Sgreccia, Manuale di Bioética [Handbook of Bioethics] 656 (4th ed. 2007); John Finnis, Marriage: a Basic and Exigent Good, 91 Monist 388, 389 (2008).

[7] Margaret Somerville, Children’s Human Rights to Natural Biological Origins and Family Structure, 1 Int’l J. Jurisprudence Family 38 (2010).

[8] Convention on the Rights of the Child, GAOR 44/25, 1577 U.N.T.S. 3 (September 2, 1990), available at http://www2.ohchr.org/english/law/ crc.htm

[9] Защита такого права в испанском законе обсуждается в статье Carlos Martinez de Aguirre, The Principle of Verisimilitude of Artificial Filiation Links: Biology as a Model for the Law of Parent and Child, 2 Int’l J. Jurisprudence Fam. § II.C (2011).

[10] Люси Фрит изучает законодательную эволюцию систем анонимности и неанонимности относительно дарителей или продавцов гамет и привлекает внимание к вопросу: «Должны ли дети знать личность своих биологических родителей?». Подробнее см. The Role of Rights in the Practice of Non-Anonymous Gamete Donation, 15 Bioethics 473 (2001), available at http://www.ncbi.nlm.nih.gov/ pubmed/12058771

[11] Elizabeth Marquardt, Norval Glenn, & Karen Clark, My Daddy’s Name is Donor: A New Study of Young Adults Conceived through Sperm Donation, Institute for American Values, 2010, http://www.familyscholars.org/assets/Donor_FINAL.pdf

[12] Это мнение высказано в связи с иудейским законом, см. публикацию Rabbi J. David Bleich, Family Values in the Jewish Tradition, 1 INT’L J. JURISPRUDENCE FAM. 127 (2010). Статья в Нью-Йорк Таймс сообщает, что один донор спермы породил приблизительно 150 детей, и что «подобные широкие группы сводных братьев и сестёр продолжают появляться», это иногда «приводит к образованию сообществ из 50 и более сводных родственников на веб-сайтах и чатах», такие группы «довольно часто живут близко друг к другу»(Jacqueline Mroz, One Sperm Donor, 150 Offspring, NEW YORK TIMES, Sept. 5, 2011, available at   http://www.nytimes.com/2011/09/06/health/06donor.html?_r =2 &scp=1&sq=wendy%20kramer&st=cse).

[13] Aaron D. Levine, Self-Regulation, Compensation, and the Ethical Recruitment of Oocyte Donors, 40 Hastings Center Report 25 (2010), available at http://www.thehastingscenter.org/Publications/HCR/Detail.aspx?id=4549.

[14] Levine, supra note 17.

[15] Regulating Preimplantation Genetic Diagnosis: The Pathologization Problem, 118 Harvard L. Rev. 2770, 2782 (2005).

[16] Lafferriere, Jorge Nicolás, “La contribución del matrimonio al bien común: perspectivas y desafíos”, Prudentia Iuris, EDUCA, Buenos Aires, n. 68/69, noviembre de 2010.

Перевод: Галиев С. С.

Оригинал статьи.