Автор: Карпова Вера Михайловна

кандидат социологических наук, научный сотрудник кафедры социологии семьи и демографии социологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова

 

В последние годы в России отмечается постепенное улучшение демографической ситуации, особенно если рассматривать отдельные показатели и их динамику на протяжении последних лет.

Так тенденцией изменения рождаемости является ее рост с 2006 года, причем не только в абсолютных показателях, зависящих от возрастной структуры населения, но и в увеличении достаточно независимого показателя – суммарного коэффициента рождаемости: с 1,3 в 2006 году он увеличился до 1,691 рождений к 2012.

Одновременно с ростом рождаемости в последние годы происходит снижение показателей смертности: за тот же период 2005-2012 годов ожидаемая продолжительность жизни при рождении повысилась с 65,4 лет до 70,2 лет. Здесь также стоит отметить, что рост ожидаемой продолжительности жизни у мужчин был более значительным, чем у женщин (на 5,6 лет по сравнению с 3,3), что в свою очередь позволило уменьшить разницу в ожидаемой продолжительности жизни мужчин и женщин.

В изменении численности населения страны отмечаются положительные тенденции: естественная убыль сокращается и в 2012 году почти сошла на нет (за год разница между умершими и родившимися составила только 4251 человек, что практически незаметно на фоне потерь середины 2000-х, которые превышали 700 тысяч). Учитывая компенсирующее воздействие ежегодного положительного миграционного прироста население России не убывает уже с 2009 года (диаграмма 1).

 

Диаграмма 1. Компоненты изменения общей численности населения (2005-2012 гг.)[1]

Сравнение данных о населении, полученных за 2012 год с целями Концепции демографического развития до 2015 года показывает, что как тенденции изменений, так и достигнутые значения могут быть оценены весьма оптимистично. Так в отношении численности населения целью периода 2010-2015 годов было сохранение численности 142-143 миллиона человек (на 1 января 2014 года она составила 143,657 миллиона человек). Показатели рождаемости, а именно суммарный коэффициент в 2012 году составил 1,69, что полностью соответствует целям 2015 года («увеличить в 1,3 раза по сравнению с 2006 годом суммарный коэффициент рождаемости»). По увеличению ожидаемой продолжительности жизни план концепции и цель 2015 года уже достигнута («увеличить показатель ожидаемой продолжительности жизни до 70 лет»). Миграционный прирост, заложенный в концепции до 2015 года должен составлять до 200 тысяч человек ежегодно, что выполняется даже с запасом на всем протяжении 2007-2012 годов (см. диаграмму 1). Таким образом можно говорить, что уже к 2012 году цели, заложенные в концепции демографического развития до 2015 года, достигнуты и для выполнения указа президента необходимо сохранить существующие тенденции и обеспечить их дальнейшее развитие в соответствии с целями 2025 года.

О потенциале достигнутых успехов и возможной динамике демографических показателей в ближайшие 10-15 лет можно судить опираясь на результаты прогнозов. В данной статье будут рассмотрены два наиболее достоверных и общепринятых прогноза: прогноз Росстата до 2031 года, опубликованный в Демографическом Ежегоднике 2012 года[2] и прогноз департамента по экономическим и социальным вопросам ООН до 2100 года. Основным вопросом, который был в фокусе внимания при анализе этих прогнозов являлся вопрос об оценке возможности сохранения существующих тенденций и достижения целей демографической политики, намеченных на 2025 год.

В концепции демографической политики в качестве целей 2025 года указаны:

  • «обеспечить постепенное увеличение численности населения (в том числе за счет замещающей миграции) до 145 млн. человек;
  • увеличить ожидаемую продолжительность жизни до 75 лет;
  • увеличить в 1,5 раза по сравнению с 2006 годом суммарный коэффициент рождаемости, снизить уровень смертности в 1,6 раза;
  • обеспечить миграционный прирост на уровне более 300 тыс. человек ежегодно»[3].

Рассмотрим результаты прогнозов с точки зрения достижения указанных целей к 2025 году.

В прогнозе Росстата традиционно приводятся три варианта: низкий, средний и высокий. В высоком варианте заложены такие тенденции изменения показателей рождаемости, смертности и миграции, которые соответствуют целям демографической политики до 2025 года, в низком варианте сохранены существующие демографические тенденции (по всей видимости на 2011 год, так как прогноз представлен в демографическом ежегоднике за 2012 год), а средний вариант авторы характеризуют как «наиболее реалистичный», так как в нем учитываются и цели демографической политики, и существующие тенденции. К сожалению, в ежегоднике не приводится точное описание предположений, заложенных в среднем варианте прогноза, но о них можно косвенно судить по представленным данным о динамике некоторых демографических показателей.

Аналогично среди множества прогнозов ООН возьмем три, которые они характеризуют как средний, низкий и высокий. Единственным отличием этих прогнозов с точки зрения исходных посылок является разница в предположениях об изменение показателей рождаемости. В низком варианте предполагается сохранение показателей рождаемости на уровне 1,4-1,5, в среднем их рост и стабилизация на уровне 1,6-1,7 (до 2030 года, с последующим ростом до 1,9 к 2100), в высоком рост до 1,8-1,9 к 2030 году (с последующим увеличением до 2,17 к 2100). Предположения о смертности и миграции для трех вариантов прогнозов ООН остаются одинаковыми.

 

Диаграмма 2. Динамика численности населения России по данным прогнозов ООН и Росстата до 2030 года.

Как следует из представленных данных прогнозы Росстата в целом более оптимистичны, чем прогнозы ООН. Так средний вариант Росстата, наиболее вероятный, соответствует высокому варианту прогнозов ООН, низкий близок к среднему, а низкий вариант прогноза ООН существенно более пессимистичный, чем все остальные. Для понимания наблюдаемых отличий следует более подробно рассмотреть те исходные предположения об изменении компонент численности населения. В таблице 1 приведено сравнение показателей рождаемости, смертности и миграции для каждого из прогнозов.

Таблица 1. Показатели компонент изменения численности населения в различных вариантах прогнозов для 2025 и 2030 годов.

 

Суммарный коэффициент рождаемости

Ожидаемая продолжительность жизни

Сальдо миграции (тыс. чел.)

2025

2030

2025

2030

2025

2030

ООН – высокий

1,86

1,92

69,2

69,8

120

120

ООН – средний

1,66

1,70

ООН – низкий

1,45

1,47

Росстат – высокий

1,886

1,959

76,4

77,9

492,6

530,7

Росстат – средний

1,643

1,686

73,0

73,9

334,3

340,8

Росстат – низкий

1,365

1,378

69,7

70,0

175,5

150,5

 

Представленные в данной таблице данные объясняют столь существенную разницу в прогнозах численности населения России, сделанных Росстатом и ООН. Действительно, даже в среднем варианте прогноза ООН заложена ожидаемая продолжительность жизни более низкая, чем есть уже сейчас, причем в отличие от изменений показателей рождаемости снижение смертности и рост ожидаемой продолжительности жизни не столь дискутируемая тенденция. Также, по мнению ООН, сальдо миграции в России будет сокращаться с 220 тысяч человек в год в 2010-2015 году до 120 тысяч к 2025 году. Возможно такое предположение связано в исчерпанием потенциала иммиграции из стран бывшего СССР, однако оно не соответствует ни одному из вариантов прогноза Росстата.

Одной из характерных черт всех прогнозов динамики численности населения России является ухудшение демографической ситуации после 2020 года, что связано с ухудшением с точки зрения потенциала рождаемости возрастной структуры женской части населения. Так если сейчас в активном периоде репродуктивного возраста 20-30 лет находятся женщины, родившиеся во время роста рождаемости 80-х годов, то через 10 лет им на смену придут существенно меньшие когорты женщин, родившихся в 90-х.

В целом динамика общих показателей рождаемости и смертности для России не столь оптимистична, особенно по сравнению с нынешним положением. Действительно, за счет изменения половозрастной структуры населения, вступления в репродуктивный период и особенно его активную часть суженных когорт, рожденных в 90-ые годы даже относительно высокая (по сравнению с началом «нулевых») интенсивность рождаемости не позволит компенсировать негативное влияние возрастной структуры. Как показано на диаграмме 3 общие показатели рождаемости в России будут снижаться и улучшение смертности не позволит компенсировать убыль населения. В этом едины как отечественные демографы Росстата, так и представители департамента народонаселения ООН.

 

Диаграмма 3. Динамика общих коэффициентов рождаемости и смертности в России по данным прогнозов ООН и Росстата до 2030 года.

Как уже упоминалось выше одной из отличительных черт прогноза ООН является учет более низкой продолжительности жизни, нежели уже достигнута в России и практически полное отсутствие тенденций ее повышения, которые напротив присутствуют в прогнозе Росстата. Именно поэтому общие показатели смертности в прогнозе ООН выше, что приводит к большей естественной убыли населения.

Однако тенденции изменения общих показателей рождаемости практически совпадают, что позволяет нам, пользуясь подробными данными прогноза ООН провести более детальное изучение причин изменения рождаемости, применив индексный метод[4].

Для сравнения интересно рассмотреть изменения между 2010 годом, когда проводилась Всероссийская перепись населения и 2025 годом – целевым для Концепции демографического развития. Как показывают расчеты за этот период общий коэффициент рождаемости сократится с 12,5‰ до 10,29‰ (в период 2020-2025 по прогнозу ООН). В таблице 2 подробно рассмотрены компоненты этого снижения на 17,8%. Для сравнения также приведены данные изменений рождаемости в межпереписной период 2002-2010 годов и за весь период 2002-2025 годов.

Таблица 2. Вклад компонент изменения уровня рождаемости в 2002-2025 годах (на основе индексного метода).

Период

Изменение

Компоненты изменения

Изменение доли женщин в возрасте 15-49 лет

Изменение интенсивности рождаемости

Изменение возрастной структуры женского репродуктивного контингента

2010 – 2025

-17,8%

-8,4%

5,0%

-14,1%

2002 – 2010

+29,1%

-5,7%

22,2%

12,7%

2002 – 2025

+6,1%

-13,7%

27,4%

-2,5%

 

Как видно из представленных результатов расщепления общего изменения рождаемости на три компоненты в период 2010-2025 года снижение объясняется как изменением доли женщин репродуктивного возраста, так и ухудшением самой возрастной структуры, когда более многочисленные поколения 80-х уже будут в конце репродуктивного возраста, а им на смену придут существенно меньшие по численности когорты 90-х. Причем вклад изменения возрастной структуры более ощутим (он вызывает снижение на 14% по сравнению с 8%, которые дает снижение доли женщин репродуктивного возраста).

Однако интересно обратить внимание, на сравнение изменений рождаемости между переписями населения с изменениями, происходящими в период 2002-2025 годов. Здесь в обоих случаях прогнозируется рост рождаемости и главной причиной является именно повышение интенсивности рождаемости, а не изменение возрастной структуры. Даже в межпереписной период увеличение рождаемости в большей степени определялось ростом ее интенсивности по сравнению со вкладом улучшения возрастной структуры репродуктивного контингента. В долгосрочной перспективе при сравнении 2025 года с 2002 годом следует отметить, что только увеличение интенсивности рождаемости позволяет компенсировать ее крах, который прогнозируется с точки зрения неблагоприятной возрастной структуры.

Еще одним любопытным наблюдением является то, что вклад интенсивности рождаемости в 2010-2025 годах предполагается более низким, чем в 2002-2010, что следует из заложенных предположений, о сохранении до 2025 года суммарного коэффициента рождаемости на уровне 1,6-1,7 ребенка на 1 женщину за репродуктивный период. И такой интенсивности будет недостаточно для компенсации ухудшения возрастной структуры женского населения.

Таким образом меры по поддержанию и развитию демографической политики в ближайшем будущем (10-15 лет) являются крайне важными. Только они смогут хоть в какой-либо мере снизить влияние демографической волны 90-х, которая будет только усилена, если демографическую политику свернуть или сократить. Сейчас широко дискутируется вопрос об отмене материнского капитала, как меры, уже исчерпавшей свой потенциал и, возможно, вызвавшей лишь изменение тайминга рождений. Однако нельзя не согласится с мнением В.Н. Архангельского, который, во-первых, обращает внимание, что сейчас статистически еще невозможно оценить соотношения тайминговых изменений и полноты реализации репродуктивных установок, а во-вторых, отмечает имиджевую составляющую этой меры, которая может восприниматься как общеизвестная, получившая хорошую информационную поддержку мера демографической политики[5]. Государство сообщает достаточно четко, что вопросы демографии важны, повышение рождаемости необходимо и предлагает детально описанную и широко разрекламированную меру поддержки семей именно с двумя детьми. В такой ситуации отмена материнского капитала может не только прекратить наметившееся улучшение демографической ситуации, но и вызвать обратную реакцию, а также привести к росту недоверия к государству и его политике, что заранее дискредитирует любые меры, которые могут быть реализованы в будущем.

Более того, кроме сохранения старых мер необходимо разрабатывать новые меры демографической политики, которые были бы направлены не только на материальное стимулирование рождений вторых детей (как например, материнский капитал), но и на выбор многодетных моделей семьи. Эти меры не могут носить исключительно характер материальной помощи или вознаграждения, но должны охватывать и духовные ценности людей. Необходимо показать какой тип семьи является более ценным с точки зрения государства, с точки зрения сохранения России как единого, независимого, самобытного государства. И тут с позиции государственного регулирования корректно показать более необходимый тип семьи. Важно отметить, что такая государственная заинтересованность не лишает людей выбора любого из типов семей, вплоть до ее полного отсутствия. Однако она ясно демонстрирует, в том числе мерами демографической политики, какой тип более нужен сейчас, за счет чего государство как «семейство семей» может стать сильнее. Разработка именно этой духовно-ориентированной составляющей демографической политики видится одним из дальнейших путей развития. А ее своевременная реализация может способствовать преодолению тех неизбежных негативных тенденций рождаемости и соответственно естественной убыли населения, которые обусловлены грядущим ухудшением возрастной структуры населения.

 


[1] По данным Федеральной службы государственной статистики, http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/population/demography/#

[2] По данным World Population Prospects: The 2012 Revision  http://esa.un.org/wpp/Excel-Data/population.htm

[3] Концепция демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года (утв. Указом Президента РФ от 9 октября 2007 г. N 1351) http://base.garant.ru/191961/

[4] А.И. Антонов, В.А. Борисов, Лекции по демографии: учебник для вузов, М. Академический Проект; Альма Матер,2011, с. 188-193

[5]  Архангельский В.Н., Повышение рождаемости с 2007 года связано с программой «материнского капитала»,http://tass-analytics.com/opinions/686