11 декабря 2009 г. Институт мировой экономики и международных отношений Российской Академии наук (ИМЭМО РАН) и Международный Комитет Красного Креста (МККК) провели круглый стол по теме «Новые виды вооружений и развитие международного гуманитарного права». Целью мероприятия являлось обсуждение вопросов, связанных с разработкой новых типов вооружений, и тех проблем, которые возникают на пути создания соответствующей национальной правовой базы. В работе круглого стола приняли участие представители МККК, соответствующих министерств и ведомств Российской Федерации, иностранных дипломатических представительств и российских научных и экспертных кругов.

В ходе обсуждения были затронуты гуманитарные, военные, технические и правовые проблемы, связанные с кассетными боеприпасами, радиоуправляемыми аппаратами и роботизированным оружием, а также вопросы, касающиеся угроз неправомерного использования достижений наук о жизни, предотвращения милитаризации биологии и перспектив заключения нового договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ).

От Российского института стратегических исследований во встрече участвовали ведущие научные сотрудники В. Е. Новиков и В. В. Личидов.

Из представленных докладов и хода обсуждения стало очевидно, что весьма непростая ситуация складывается вокруг использования кассетных боеприпасов. Дублинская конвенция (Конвенция по кассетным боеприпасам 2008 г.) не полностью запрещает их применение, хотя и заявляет о таком запрете. Конвенция фактически разделяет кассетные боеприпасы по определенным критериям на "хорошие" и "плохие", т.е. на подлежащие запрещению и разрешенные. Использование такого рода критериев не поддерживается российским экспертным сообществом, и Россия не планирует участвовать в этом договоре по вполне понятным причинам. В отличие от США и других промышленно развитых стран, большинство российских кассетных боеприпасов представляют собой сравнительно простые и относительно дешевые (морально устаревшие) боеприпасы. В них не предусмотрены системы самоликвидации и деактивации, что делает весьма дорогостоящим и опасным процесс очистки территорий, подвергшихся их применению. В то же время боевая эффективность данных боеприпасов при использовании против живой силы и новейшей бронетехники потенциального противника достаточно высока.  Поэтому отказ от таких кассетных боеприпасов может оказать серьезное негативное влияние на национальную безопасность России. Вместе с тем РФ ратифицировала Протокол V по взрывоопасным пережиткам войны (к Конвенции ООН о запрещении или ограничении обычного оружия 1980 года), который содержит ряд существенных правовых положений, касающихся процедур проведения разминирования и очистки территорий государств от неразорвавшихся мин и снарядов ("взрывоопасные пережитки войны"), в том числе кассетных боеприпасов. Кроме того, очень важным является тот факт, что Протокол применялся как в ходе международных вооруженных конфликтов, так и конфликтов немеждународного характера (на национальной территории, без прямого участия иностранных вооруженных формирований).

Рядом участников круглого стола отмечалась неполнота Протокола V по взрывоопасным пережиткам войны с точки зрения учета применения новых технологий при создании боеприпасов. В частности, эксперты РИСИ обратили внимание остающуюся вне рамок Протокола проблему дезактивации мест боевых действий использования боеприпасов с сердечниками из обедненного урана, широко применявшихся США в ходе войны в Ираке. Учитывая высокую боевую эффективность, продемонстрированную такими боеприпасами, вряд ли можно предположить, что страны, обладающие подобными средствами поражения, легко откажутся от их применения в будущем. В этом случае проблема дезактивации территорий приобретет особую остроту.

С юридической точки зрения значительные трудности вызывает выработка точных определений, в частности, терминов агрессия, оружие. Так, советник по правовым вопросам штаб-квартиры МККК Анн-Мари Ла Роза в значительной степени связывала успех имплементации международного гуманитарного права с возможностью достижения  однозначного толкования используемых терминов.   
Представляется вполне обоснованной отмечавшаяся рядом экспертов необходимость более тщательной проработки правовых вопросов, касающихся развития так называемых негосударственных военных охранных предприятий (широко представленных в Ираке). К сожалению, существующие правовые механизмы практически оставляют вне рамок международного гуманитарного права деятельность подобных предприятий. А ведь некоторые из них по своей военной мощи вполне могут сравниться с регулярными военными подраз-делениями стран НАТО, поскольку имеют в своем арсенале квалифицированные кадры, тяжелую боевую технику, разнообразные средства поражения.

Серьезную угрозу мировому сообществу представляет "ползучая" милитаризация биологии, чреватая появлением новых биологических, а также химических агентов, которые могут быть применены для поражения людей, животных и растений. Необходимо уже сейчас латать дыры в режимах контроля за биологическим и химическим оружием и развивать эти режимы, чтобы они охватывали новые угрозы, способные в обозримом будущем приобрести лавинообразный характер. Однако основным  препятствием здесь является сопротивление биологических (фармацевтических) и химических компаний (в первую очередь американских), опасающихся потерять огромные прибыли от разработки инновационных продуктов и технологий двойного применения. В качестве обоснования легитимности своей позиции они ссылаются на необходимость сохранения коммерческой и промышленной тайны.

 По нашему мнению, Российской Федерации и другим государствам – участникам конвенций о запрещении химического и биологического оружия на предстоящих встречах и конференциях следует добиваться общего согласия в интерпретации отдельных положений  конвенций и практического подтверждения полного запрещения использования химических и биологических агентов во враждебных и военных целях.

Говоря о новых опасностях и новых проблемах, связанных с ядерным оружием, участники встречи отмечали необходимость двигаться в направлении "ядерного нуля". В то же время ряд выступающих подчеркивали целесообразность весьма осторожного подхода к процессу сокращения ядерных вооружений, принимая во внимание важность сохранения баланса сил и стратегической стабильности, а также осуществления всестороннего анализа характера новых угроз. Так, дальнейшее сокращение ядерных арсеналов США и России приведет к существенному дисбалансу во взаимном сдерживании, поскольку Соединенные Штаты в разы превосходят РФ в обычных вооружениях (особенно высокоточных, обладающих существенным потенциалом обезоруживающего удара). Кроме того, необходимо учитывать проблему возвратного потенциала, разный характер угроз национальной безопасности США и России.

Нельзя игнорировать и угрозу ядерного терроризма, в первую очередь возможность создания (и использования) международными террористическими группировками "грязной бомбы", попадания ядерного оружия в руки негосударственных игроков. Однако, по нашему мнению, необходимо избегать чрезмерного ажиотажа вокруг этой весьма деликатной проблемы.

Следует поблагодарить организаторов встречи за выбор актуальной темы дискуссии, её значимость, а также высокий интеллектуальный уровень и научно-практическую значимость представленных докладов. На наш взгляд, особенно важно, что руководство ИМЭМО намерено в скором времени сделать материалы круглого стола доступными для широкого круга заинтересованных специалистов и общественности.