Несмотря на то, что число таких смертей, снизилось на 30% по сравнению с пиковыми показателями 2005 года, в мире сокращается динамика роста числа новых случаев ВИЧ инфекции, а в ряде развитых стран в период с 2001 по 2012 год этот показатель сократился на 50%, полагать, что перелом в противодействии ВИЧ пандемии наступил, преждевременно.

И в этом контексте большой интерес представляет разнообразный опыт – мировой, региональный, национальный, локальный, накопленный за три десятилетия. В частности, привлекает внимание роль крупных мегаполисов противодействия ВИЧ/СПИДу.

Чем являются крупнейшие города и столицы мира с этой точки зрения? Надежным «щитом» или «рассадником» ВИЧ? Они задают тон в борьбе с эпидемией или своей средой подхлестывают ее? Есть ли общие (мировые) закономерности проявления и развития ВИЧ эпидемии в мегаполисах или каждый случай является неповторимым?

Российский институт стратегических исследований подготовил аналитический доклад «СОЦИАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ВИЧ-ИНФЕКЦИИ В МЕГАПОЛИСАХ (НА ПРИМЕРЕ МОСКВЫ)». В нем исследуется  сравнительная эпидемиологическая ситуация в Москве, Лондоне, Нью-Йорке, рассматриваются факторы как содействующие распространению ВИЧ эпидемии, так и противодействующие этому процессу. Так, в поле зрения оказались:  вопросы  роли мигрантов в распространении эпидемии в Москве;  демографические особенности распространения ВИЧ-инфекции и СПИДа в столице; пути заражения ВИЧ-инфекцией в столичном мегаполисе.   Основное внимание в докладе уделено анализу принимаемых мер и потенциала противодействия столичного мегаполиса ВИЧ-эпидемии, включая нормативно-правовое обеспечение, профилактику, услуги по диагностике и лечению и др.

Компаративный анализ динамических тенденций и качественных характеристик позволяет говорить о складывании региональной (московской) модели противодействия ВИЧ эпидемии. Московская модель строится на основе мирового опыта и достижений в этой области, но с учетом культурно-исторических, психологических и социальных особенностей населения столицы России.

Ее чертами являются: увеличение масштабов скрининга на ВИЧ-инфекцию, превращение его в массовый процесс; расширение тестирования на употребление наркотиков; особое внимание противодействию вертикальному способу передачи инфекции от матери к ребенку, стремление к сведению угрозы заражения к нулю; категорический отказ от заместительной (метадоновой) терапии; максимальное снижение и «исключение риска» как альтернативы программ «снижения вреда»; опора на консервативную идеологию и традиционные ценности.

В свою очередь  глобальный  проект по противодействию ВИЧ/СПИД эпидемии  носит выраженный неолиберальный идеологический контент, продвигает принципы унифицированности, стандартизованности, нечувствительности к национальным особенностям. Глобалистскому подходу присуща абсолютизация прав групп риска (наркоманов, проституток и ЛГБТ) в ущерб прав большинства. Для него характерно доминирование глобального (под эгидой США) менеджмента и глобальных управленческих элит, опирающихся на разветвленную сеть международных и квазинациональных НКО, продвигающих экономические и политические интересы глобальных структур.

Нужно подчеркнуть, что за неоправданно жесткой критикой  России и попытками представить ее в роли зоны эпидемиологического бедствия скрывается борьба за контроль над Россией в качестве огромного рынка сбыта услуг и одновременно финансового донора международных программ Анти ВИЧ/СПИД.