В ходе дискуссии состоялся обмен мнениями по трем ключевым вопросам: оценка нынешнего состояния российско-американских отношений,  перспективы дальнейшего развития процесса контроля над вооружениями,  возможные пути недопущения несанкционированного или случайного применения ядерного оружия.

Американские участники встречи оценили состояние отношений между Вашингтоном и Москвой как «очень плохое» и высказались за их вывод из возникшего тупика, но не конкретизировав, каким все же образом следует это сделать. Они ограничились лишь общими фразами, мол, надо жить в мире и взаимопонимании, не разжигать новую холодную войну.

С их стороны прозвучал призыв возобновить двусторонний переговорный процесс в области контроля над вооружениями, но только в сфере стратегических наступательных ракетно-ядерных вооружений (проблематика развертывания американской системы противоракетной обороны и тактических ядерных вооружений в Европе не затрагивалась). В этом контексте был повторен несколько видоизмененный вариант максимального потолка по боезарядам СНВ, с которым продолжает выступать нынешняя американская администрация (1000 единиц оперативно развернутых боезарядов для каждой стороны) и на который она предлагает выйти при разработке последующего Договора СНВ-4. К обсуждению вопроса об отказе Соединенных Штатов от возможности применения ядерного оружия в первом наступательном ударе американские представители никакого интереса не проявили. Была лишь обозначена важность проявления «осмотрительности и выдержки» двух государств в сфере ядерной политики, как это проявлялось в период разрядки международной напряженности.

Выступивший в дискуссии эксперт РИСИ квалифицировал существующий уровень двусторонних отношений как крайне низкий, что произошло, по его убеждению, не по вине российской стороны. Было обращено внимание на диаметральную противоположность обращения Москвы и Вашингтона друг к другу: если Россия по-прежнему называет своего визави «партнером», то Соединенные Штаты именуют Россию не иначе как «агрессор» и «аннексор». Такая антироссийская риторика, разного рода неадекватные и несправедливые «санкции» и прочие «наказания» Москвы не будут способствовать нормализации отношений между двумя великими державами.

В.П.Козин обозначил наличие 15 нерешенных проблем в российско-американской повестки дня в области контроля над вооружениями, часть из которых,  например, проблематика ПРО, вывод из Европы американского тактического ядерного оружия, достижение договоренности в вопросе предотвращения размещения оружия в космическом пространстве нуждаются в безотлагательном решении на основе принципа равенства, в  интересах укрепления глобальной безопасности и стратегической стабильности. Обозначенные проблемы не позволяют двигаться в сторону дальнейших сокращений стратегических ракетно-ядерных вооружений, заявил эксперт РИСИ, пояснивший, что ни в нынешних условиях, ни в более отдаленной перспективе нельзя сокращать один вид вооружений и одновременно давать ход развитию других, в особенности, дестабилизирующих: реальные военно-политические и военно-технические увязки здесь правомерны и оправданы, в противном случае возникнет двойной дисбаланс – дибаланс вооружений и дисбаланс их сокращений.

Какие-то паллиативные идеи о пересмотре ядерных концепций «запуск по предупреждению» или «запуск после нападения» не должны заслонять или отменять более радикальную потребность ракетно-ядерного века: принятия взаимного обязательства о неприменении ядерного оружия в первом ударе или его неприменения вообще.

Главный советник РИСИ предложил трем организациям совместно выработать «академические», то есть неправительственные, проекты многостороннего договора об ограничении систем ПРО, российско-американского соглашения о предотвращении столкновений ПЛАРБ и ПЛА в подводном положении, а также разработать единое толкование таких терминов как «ударные космические вооружения» и «враждебные действия в космическом пространстве», коль скоро они вызывают вопросы у Государственного департамента США.