В рамках встречи свои информационные павильоны развернули такие корпорации как «Локхид Мартин», «Рейтеон», «Нортроп Груммэн», «Тиссен-Крупп Мэрин Системс», «Сааб», «Тэйлс» и другие (в общей сложности были представлены 65 корпораций и компаний западного ВПК). Журналисты на мероприятие не приглашались.

Одной из особенностей состоявшегося форума стала своеобразная форма его проведения: все выступавшие были обязаны избегать приводить в своих докладах и комментариях широко известные факты и сведения, ранее излагавшиеся в специальной научно-практической литературе и военно-политических заявлениях,  а призывались определять основные тенденции развития вооруженных сил Североатлантического союза в долгосрочной перспективе в зависимости от региональной и глобальной военно-политической обстановки. Проявилась и высокая степень открытости западных участников встречи при обсуждении затронутых вопросов повестки дня на 38 секционных заседаниях.

Негативная же особенность проведенной встречи заключалась в том, что ее западные участники не выдвинули никаких практических предложений, которые были бы направлены на снижение военной напряженности между НАТО и Российской Федерацией и на рациональное оживление процесса контроля над вооружениями, который по вине Соединенных Штатов и их ближайших союзников по трансатлантическому альянсу зашел в глухой тупик. Со стороны западных военных прозвучала необоснованная критика в адрес России за «растущую военную активность ее ВВС и ВМФ», которая представляет «угрозу Североатлантическому союзу, в особенности его восточному флангу».

Эксперт РИСИ выступил на основном пленарном и на двух секционных заседаниях форума, предложив принять двустороннее российско-американское соглашение о неприменении ядерного оружия в первом ударе или о его неприменении вообще против друг друга, а в качестве промежуточного этапа к этой цели – договориться о переходе на оборонительное ядерное сдерживание, которое никому не угрожает. Одновременно выдвигалась идея  о разработке многостороннего договора о максимальных количественных и пространственных ограничениях ударно-боевых систем ПРО между государствами, располагающими соответствующими современными и перспективными технологиями и потенциалом их производства. Также обращалось внимание на целесообразность скорейшего распространения российско-американского соглашения о предотвращении инцидентов в открытом море и в воздушном пространстве над ним на российские и американские ПЛАРБ, ПЛАРК и ПЛА в подводном положении, между которыми в прошлом происходили случаи столкновений под водой, когда американские субмарины приближались непосредственно к зонам боевой подготовки советского и российского ВМФ.

Указанные «академические» предложения были позитивно и публично восприняты руководителем делегации США на пленарном заседании конференции, а также ее многими участниками, что создает потенциальную основу для их более тщательной проработки на  официальном уровне между Москвой и Вашингтоном, разумеется, если к этому проявит реальный интерес новая американская администрация.

Главный советник РИСИ распространил среди ряда делегатов форума свою монографию «Эволюция ПРО США после 2040 года и позиция России», недавно вышедшую на английском языке. Издание вызывало у западных специалистов явный интерес. Подобная реакция диктует необходимость публикации в России дополнительных монографий на английском языке по ключевым направлениям строительства вооруженных сил стран, входящих в  НАТО (в частности, с анализом развития их ракетно-ядерных вооружений и ключевых военно-политических установок).

Представляется целесообразным, чтобы российские представители приняли участие в аналогичной конференции МАСТ, которая будет проведена в Токио  в июне 2017 года.