Он отметил, что США намерены продолжать проводить свою региональную и глобальную военную политику на основе применения стратегического и тактического ядерного оружия в первом превентивном и упреждающем ядерном ударе, руководствуясь при этом стратегией «ядерного сдерживания», которая с учетом ее особенностей может быть квалифицирована как стратегия «безусловного наступательного ядерного сдерживания». Такая стратегия останется у Соединенных Штатов, по меньшей мере, до конца текущего столетия.

Эксперт РИСИ обратил внимание на то, что в американских военно-политических кругах широко обсуждаются возможности начала ограниченной ядерной войны с целью «деэскалации» вооруженного конфликта с использованием обычных видов вооружений в рамках концепции «эскалация деэскалации». Высокопоставленные американские представители говорят о необходимости создания «баланса между ядерным сдерживанием и эскалацией», о сочетании «ядерного и неядерного сдерживания». Стали проводиться комбинированные военные учения – учения с первоначальным использованием СОН, но впоследствии трансформируемые в военные учения с применением ядерного оружия. Дебатируются возможности развязывания боевых действий с применением миниатюрных ядерных боезарядов (ядерных боезарядов с малой мощностью). К проведению военно-штабных компьютерных игр привлекаются высокопоставленные гражданские государственные служащие, которые могут оказывать влияние на принятие решений в ракетно-ядерной сфере. Появились даже высказывания высокопоставленных государственных деятелей США об «ограниченном применении ядерного оружия».

Речь идет о трансформации ядерной стратегии США, которая синхронизирует ядерное и неядерное мышление «до максимального ядерного сдерживания на всех фазах конфликта».

С целью отвлечения внимания от таких дебатов и решений в глобальное информационное поле Вашингтоном вброшено несколько «сценариев» развязывания Россией ядерной войны против Западного мира.

Нынешние предвыборные платформы Республиканской и Демократической партий США предусматривают дальнейшую модернизацию национального ядерного оружия и средств его доставки. В последующие десятилетия под американскую ядерную стратегию будет подведен мощный ядерный потенциал стратегического и тактического назначения.

В ближайшие 15 лет военно-политическое руководство США намерено произвести радикальную модернизацию своих СНВ – будет создана принципиально новая стратегическая триада. В 2020 году или даже раньше в США начнется полная модернизация тактического ядерного оружия: они приступят к массовому производству корректируемых ядерных авиабомб нового поколения повышенной точности «В-61-12», которые заменят четыре типа авиабомб этого класса, разработанных ранее. Новые авиабомбы способны выполнять как тактические, так и стратегические ядерные задачи. В частности, они предназначены для нанесения первого ядерного удара по Российской Федерации. Под ее доставку создаются многоцелевой истребитель-бомбардировщик F-35A и F-35C, а также новый стратегический тяжелый бомбардировщик B-3.

В.П.Козин выдвинул восемь практических предложений, которые, по его мнению, должны вытекать из ситуации, складывающейся в ракетно-ядерной сфере у США и еще двух ядерных держав Запада – Великобритании и Франции, имеющих взаимные обязательства в области наступательного ядерного сдерживания.

В частности, он предложил: 1) внимательно и современно отслеживать все новации перспективной ядерной доктрины США и ее материальное наполнение; шире практиковать теорию увязок одних видов вооружений с другими при определении наших подходов к проблеме обеспечения контроля над вооружениями с США и их ближайшими союзниками по НАТО; последовательно укреплять СЯС и ВКС России; 2) постоянно ставить перед ядерными государствами, входящими в НАТО, вопрос о взаимном неприменении вместе с Россией ядерного оружия в первом ударе (в виде юридически обязывающего бессрочного договора) и в качестве промежуточного шага к этой цели – о переходе к стратегии «оборонительного ядерного сдерживания, которое никому не угрожает» (в виде политической декларации); 3) в случае получения официального предложения Вашингтона продлить на пять лет срок действия Договора СНВ-3 отказаться от такого предложения, а также уклоняться от заключения нового Договора СНВ-4, мотивируя это невозможностью игнорировать бесконтрольное развертывание глобальной системы ПРО США и модернизацию ТЯО США у рубежей России и другими причинами; также обращать внимание Белого дома на опасность дальнейшего сокращения СНВ, часть которых призвана преодолевать систему ПРО в условиях ее неконтролируемого распространения; настаивать на реальном подсчете СНВ – условный зачет позволяет США камуфлировать перспективные СНВ и ТЯО, решающие стратегические задачи; 4) добиваться полного вывода тактического ядерного оружия США с европейского континента и азиатской части Турции; 5) предложить заключить многосторонний договор об ограничениях систем ПРО – с установлением максимальных пределов на ракеты-перехватчики и определением географических зон их неразмещения за пределами национальных территорий; поставить вопрос о замораживании использования оперативного комплекса ПРО США в Румынии и вывозе всех ракет-перехватчиков, установленных на нем, на территорию США, а также о замораживании строительства аналогичного комплекса в Польше на неопределенный срок; с целью поддержания стратегической стабильности в мире следует поддерживать соотношение между ударно-боевыми средствами ПРО и боезарядами СНВ не более 2:1; 6) постоянно требовать от НАТО полного прекращения операции «Балтийское воздушное патрулирование»; 7) поставить вопрос перед США о выводе всех видов их вооруженных сил и новых военно-штабных структур с территории европейских государств, развернутых там после 1 апреля 2014 года; 8) предложить провести, например, в Белграде или в Женеве новое Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе с участием всех европейских государств, а также США и Канады, которое положило бы конец опасному военному противостоянию на континенте, инициированному ведущими странами Североатлантического союза во главе с США.

Эксперт РИСИ ответил на вопросы участников дискуссии и принял участие в обсуждении другой проблематики мероприятия, посвященнойм укреплению национальной безопасности России в свете новых угроз и вызовов, исходящих от США и НАТО.

За активное участие в круглом столе руководство Комитета научно-деловой программы форума «Армия-2016» наградило В.П.Козина специальным дипломом.