Открывая работу мероприятия, епископ Орский и Гайский Ириней призвал чётко различать традиционный ислам и ваххабизм, отметив, что православное духовенство об этом отличии прекрасно осведомлено. В то же время он высказал надежду, что духовные лидеры ислама будут разоблачать кощунственный характер заявлений радикалов, прикрывающих и оправдывающих с помощью цитат из Корана свои преступления. «Пока мусульмане, которые придерживаются традиционного ислама, не будут сами осуждать ваххабизм, остальные люди будут считать, что весь мусульманский мир думает также, как ваххабиты», – посетовал священнослужитель. «Особенно это важно, когда видишь, что творится в Сирии, которую уже покинули 140 тысяч христиан», – заметил епископ.

«То, что сейчас творится в Сирии, является наглядным примером того, что может повториться в России», – заявил председатель Совета улемов Российской ассоциации исламского согласия Фарид Салман. «Ваххабиты в России служат не своему Отечеству, а зарубежным странам», – обрушился мусульманский богослов с критикой на приверженцев нетрадиционных для нашей страны течений иностранного ислама, отметив, что «единственный бонус ваххабизма – это то, что святыни ислама – Мекка и Медина – находятся над подконтрольных им территориях».

Проректор Российского исламского университета в Уфе Ахмад Гарифуллин считает, что сирийский сценарий не повторился в России во многом потому, что традиционные религии поддерживают российское государство. Он рассказал о попытке организовать «круглый стол» с ваххабитами, чтобы понять чего же они на самом деле хотят. «На наше удивление ваххабиты были очень откровенны, абсолютно не скрывая, что их целью является подняться в духовной и политической системе до самого верха, расставив своих сторонников на руководящие посты, чтобы таким образом прийти к власти и раздробить единое государство», – поделился опытом общения с радикалами религиозный деятель, подчеркнув, что цели ваххабитов не духовно-нравственные, а сугубо корыстно-политические.

«Если бы в России антиэкстремистское законодательство было хорошее, то у нас и религиозных экстремистов становилось бы меньше, и они бы уезжали из нашей страны», – обратил внимание собравшихся заместитель председателя Экспертного совета по государственной религиоведческой экспертизе при Министерстве юстиции России Роман Силантьев. По его словам, в Узбекистане или Таджикистане экстремистам за их преступления дают 10-12 лет и не условного срока, в то время как в России они за то же самое получают максимум 2 года. Причем, если они совершат это в первый раз, то могут отделаться только условным наказанием. «Вот поэтому фундаменталисты из стран Центральной Азии переезжают в Россию, где чувствуют себя более вольготно», – отметил Силантьев. Он привёл также положительный опыт Казахстана для борьбы с «тюремным джихадом» – распространением радикал-исламизма среди заключённых под влиянием сокамерников-фундаменталистов. «В Казахстане создали специальные тюрьмы для последних, тем самым изолировав их от остальных зэков. Если в России есть специальные колонии для бывших сотрудников правоохранительных органов, преступивших закон, чтобы их изолировать от остальных осужденных преступников, то что мешает создать точно такие же тюрьмы для ваххабитов?!», – высказал мнение религиовед.

Руководитель Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований Российского института стратегических исследований Раис Сулейманов рассказал о влиянии салафитских проповедников Казахстана на мусульман Поволжья и Северного Кавказа. Среди них он выделил Абу Рината Мухаммада Казахстани (настоящее имя – Ринат Зайнуллин), чьи видео-проповеди уже привели к радикализации татарской и кавказской молодёжи. «Сейчас наметилась тенденция к взаимным стажировкам ваххабитов, когда из Центральной Азии едет в Дагестан молодежь, где она проходит идеологическую и боевую подготовку у «лесных». При этом известны случаи, когда радикал-исламисты Поволжья и Кавказа направляются в Казахстан и Кыргызстан, где проходят обучение у своих «более продвинутых» единомышленников», – отметил эксперт. Он добавил, что сейчас произошло формирование единого ваххабитского фронта по линии Северный Кавказ – Поволжье – Центральная Азия. И в случае ухода с политической арены светских правителей республик последней, естественным путем там к власти могут прийти фундаменталисты, усилив своё влияние на своих сторонников уже в России.

Факт присутствия ваххабитов из России в Центральной Азии подтвердил казахстанский политолог Нурлан Альниязов. Он рассказал, что в одной из долин на юге Казахстана были обнаружены джамааты исламистов, свободно владевших русским языков, и явно не из местных жителей. «Сегодня в Казахстане наблюдается ситуация, при которой идеологические различия течений исламского фундаментализма не играют для их адептов важной роли: ваххабиты без труда объединяются с Хизб-ут-Тахрир. Причём, последние будут поддерживать первых. А и те, и другие спокойно относятся к «Джамаату Таблиг» и «Братьям-мусульманам», – констатировал ситуацию Альниязов, подчёркивая, что точно такая же ситуация существует и в других республиках Центральной Азии и России.

Заместитель директора Института этнической политики из Кыргызстана Икбалжан Мирсайитов отметил парадоксальную ситуацию для своей страны: в ней деятельность «Джамаата Таблиг» не запрещена, хотя во всех остальных странах Центральной Азии и России она признана экстремистской организацией. «В результате Кыргызстан стал молитвенным домом для этого исламистского движения из Пакистана», – отметил эксперт. Он также добавил, что наибольшую проблему сейчас представляют «интернет-имамы, которые ведут виртуальный дагват и джихад», вербуя через всемирную паутину новых сторонников среди молодёжи.

Аналогичную ситуацию признал и советник президента Кыргызстана по вопросам противодействия терроризму и экстремизму на религиозной почве Кадыр Маликов. Он рассказал, что среди русскоязычных киргизов заметен рост салафизма, в том числе и под влиянием проповедников из России, чьи лекции можно просмотреть и прослушать в Интернете.

Научный сотрудник Сектора исследований межнациональных и религиозных проблем Российского института стратегических исследований Галина Хизриева обратила внимание на недостатки в российском законодательстве, дающие козыри в руки террористов. «Если россиянин отправится в какую-либо «горячую точку» мира воевать, то по возвращению домой в отношении него не могут быть со стороны правоохранительных органов России быть приняты никакие меры воздействия», – отметила она. Воюющие сейчас в Сирии российские ваххабиты совершенно спокойно могут вернуться в Россию, и у отечественных силовых органов нет юридических оснований для их ареста. Получается парадоксальная ситуация: исламские фундаменталисты из России, отправляясь на «джихад» в Афганистан или Сирию, получив там боевой опыт, могут совершенно спокойно приехать на родину. Такие случаи уже были с россиянами, которые воевали в Афганистане в рядах талибов. Они оказались даже в американской тюрьме в Гуантанамо. Но по возвращении в Россию к ним не было предпринято никаких мер со стороны российских правоохранителей.

Пресс-секретарь Бакинской и Азербайджанской епархии Русской православной церкви протоиерей о.Константин (Поминов) рассказал о стратегии ваххабитов в их идеологической экспансии. «Вначале появляются вербовщики, которые предлагают финансовую помощь, отбирая наиболее перспективных кандидатов на роль проводников своего учения среди местного населения. А затем будущие «амиры» внедряются в общины, достигая руководящих постов, сколачивая вокруг себя обработанную ими молодежь», – сообщил священник. Он также добавил, что на следующем этапе следуют политические претензии, которые выражаются в серии уличных акций протеста, быстро перерастающих в вооружённый конфликт. После чего может последовать военная интервенция. Наиболее яркий пример – события в Ливии.

Научный сотрудник Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований Российского института стратегических исследований Василий Иванов рассказал о том, что мигранты из Центральной Азии попадают под влияние ваххабитов России, приезжая на её территорию. Он привёл случай с Фарходом Халиковым, который по приезду из Таджикистана в Тюменскую область на заработки, по возвращению в родной посёлок Киркудук организовал в нём ваххабитский джамаат, используя для этого идеологический багаж знаний, полученных в России. «Складывается следующая ситуация: трудовые мигранты подпадают под влияние российских ваххабитов, и возвращаясь к себе домой, уже начинают распространять фундаментализм у себя на родине», – констатировал эксперт.

По итогам встречи была принята резолюция, в которой участники отметили, что существующая практика показывает, что для противодействия экстремизму и терроризму максимально эффективны жёсткие силовые методы. Опыт показывает, что крайне низко эффективными оказываются именно мирные пути решения проблемы, ибо никакого диалога с религиозными экстремистами не получается. Причём современные терроризм и экстремизм не привязаны к отдельной стране, а имеют международный характер. Поэтому успешная борьба с ними требует координации усилий различных стран, особенно имеющих общие границы.