– Леонид Петрович, недавно руководителю Приволжского Центра региональных и этнорелигиозных исследований РИСИ Раису Сулейманову объявлено прокурорское предостережение о недопустимости экстремистской деятельности. Леонид Петрович, как Вы, как директор РИСИ, рассматриваете этот беспрецедентный шаг в отношении сотрудника института?

– Мы внимательно изучили текст предупреждения и можем сказать, что здесь или какая-то грубая ошибка, или просто головотяпство. Раис Сулейманов, безусловно, патриот России и Татарстана. И обвинять его в экстремизме значит открыто противодействовать его работе по укреплению российской государственности, мира и стабильности Республики Татарстан. Вся его деятельность направлена исключительно на вскрытие серьёзных проблем, которые создают в Татарстане и в России в целом экстремисты, прикрывающиеся исламом. Обвинять Сулейманова в этой ситуации в экстремизме – полный абсурд. Не зря решение татарстанской прокуратуры радостно приветствуют лишь радикальные квази-исламские организации и группы.

– Но, может быть, Раис Равкатович в чём-то переусердствовал или был неправ?

– Даже если допустить, что наш сотрудник по молодости лет иногда слишком эмоционально окрашивал свои заявления или допускал отдельные неточности при обнародовании конкретных фактов – это не повод обвинять его в экстремизме, выносить прокурорское определение, да еще публиковать его. Встаёт законный вопрос: «С какой целью это сделано, особенно публикация?». Понятно, что речь идёт о попытке защитить радикальные исламистские круги, которые составляют абсолютное меньшинство татарстанского общества, но очень активны и агрессивны. Вызывает недоумение тот факт, что за три с половиной года работы Сулейманова в Центре РИСИ в Казани он ни разу не был приглашён в руководящие структуры республики для налаживания диалога или конструктивного разговора по тем проблемам, которые он поднимал в СМИ. Но особенно поражает то обстоятельство, что за весь период со стороны этих структур не было ни одного обращения к руководству РИСИ ни с вопросами по Сулейманову, ни с предложениями о взаимодействии. И это при том, что на презентации Центра РИСИ в Казани, на которую были приглашены представители властей, проигнорировавшие её, мною был сделан акцент на желании института работать вместе с властями Республики. Приглашения и подобные заявления делались нами и впоследствии на большинстве мероприятий РИСИ в Казани, на которые регулярно приезжали представители руководства института.

– Чем же вызвана, на Ваш взгляд, такая жесткая позиция прокуратуры Татарстана?

– Я не хотел бы думать о том, что здесь какие-то глубокие причины антироссийского характера. Скорее всего, речь идёт о профессиональной несостоятельности нескольких татарстанских чиновников, которыми могли воспользоваться враждебные России экстремистские элементы. Посмотрите, беседу с Сулеймановым прокурорский работник начал с вопроса: «Что такое РИСИ?». Это при том, что Институт более 3 лет имеет Центр в Казани. На сайте Института выложены уставные документы, указы Президента РФ и другие материалы, при прочтении которых в течение 15 минут у умеющего думать человека складывается полная картина. На наличие несуразицы в тексте предупреждения уже обратили внимание другие эксперты и издания. Конечно, всех поразило своей «масштабностью» обвинение в том, что в публикации Сулейманова было указано пять таджикских семей, а на самом деле их оказывается четыре. Для нас абсолютно непонятен вопрос к Сулейманову: почему он публично говорит только об исламском экстремизме, а ничего не пишет о русских фашистах. То есть прокурорский работник хотел бы, чтобы РИСИ рекламировал эту ничтожную группу моральных уродов в Казани? Как говорится: «здрасьте, приехали». Не хотелось бы дальше анализировать текст предостережения потому, что всё это «шито белыми нитками».

– Леонид Петрович, на некоторых радикальных исламских сайтах высказана надежда, что Р.Сулейманов будет сурово наказан в РИСИ…

– Руководство РИСИ тщательно разберётся в возникшей ситуации и укажет на недостатки в работе Сулейманова, если они имели место. Но, как безусловно талантливый эксперт, патриот России и Татарстана, Сулейманов должен продолжить работу в РИСИ, если, конечно, он сам этого захочет.

Еще в мае этого года мы начали подготовку некоторых организационно-структурных изменений в наших региональных центрах, в том числе и в Приволжском. Намереваемся закончить их в первой половине октября. Руководство Приволжского центра РИСИ будет находиться в Нижнем Новгороде, а Казани будет придан статус Казанского филиала Приволжского центра.

– И последний вопрос – Большинство из семи региональных центров РИСИ активно сотрудничают и взаимодействуют с региональными властями. Казань является исключением?

– Да, действительно, получилось как исключение. Я уже говорил на эту тему. Может быть с нашей стороны тоже были какие-то недостатки. Но всё-таки игнорирование РИСИ и его Центра в Казани со стороны местных властей налицо. Отсюда и эта странная акция в отношении Сулейманова. Мы уверены, что руководство Татарстана точно также, как и мы обеспокоено негативными явлениями экстремистского толка как в республике, так и в России в целом. И мягко говоря «непрофессионализм», а может и нечистоплотность отдельных чиновников, ни в коем случае не должны нам мешать в совместной деятельности в борьбе против экстремизма, угрожающего единству нашей России.