«Таким образом, сократятся транзакционные издержки, риски потери ликвидности», – пояснил экономист. Кроме того, считает он, «Турцию заставила перейти к развитию тренда на повышение доли национальных валют во внешнеторговых расчётах достаточно печальная ситуация с национальным платёжным балансом. Ещё в январе 2017 года, по данным исследования Блумберг, турецкая лира была признана одной из самых нестабильных валют. Это связано с очень сильной зависимостью от курса американского доллара, на который приходится основная часть внешнеторгового оборота страны». Именно подобное положение дел, полагает учёный, и сподвигло президента Турции дать старт политике поддержки использования национальных валют во внешних расчётах.

Иран же, по данным исследователя, «уже несколько лет внедряет практику работы с евро, отказавшись от доллара. Ему удаётся успешно привлекать финансирование в этой валюте. Так, в 2017 году был анонсирован кредит в 22 млрд. евро от ряда европейских стран, удаётся получать  кредиты и со стороны Южной Кореи – уже заключен договор о предоставлении 7 млрд. евро».

«Всё это, конечно, способствует снижению оборота доллара в регионе», – констатировал эксперт, отметив, что данный тренд имеет глобальный характер, к примеру, на нефтяные контракты в евро перешла и Венесуэла после введения санкций со стороны США. «Современная международная финансовая система характеризуется всё большей нестабильностью, вызванной дисбалансом между статусом доллара как мировых денег и меняющейся мировой конъюнктурой. Закономерно формируется запрос на формирование механизмов, которые позволили бы обезопасить развивающиеся страны от кризисных явлений», – подытожил учёный.

Напомним, 4 октября было анонсировано соглашение между Турцией и Ираном о переходе к использованию национальных валют во внешнеторговых расчётах, минуя доллар США.