Впечатляющая сумма – более 250 млрд. долларов – «складывается из того, что в основном значится в долгосрочных контрактах. То есть суммы надо разбивать на пять, даже на 10 лет». Сомнения у экономиста-международника вызывает и реализуемость всех документов: «Многие соглашения, составляющие эту сумму, –  документы о намерениях, которые не имеют юридической силы. За ними может последовать подписание коммерческого контракта, а может и не последовать». И, наконец, эксперт отметил, что инвестиционные контракты, связанные, например, с освоением месторождений углеводородов на Аляске или в Западной Вирджинии, также не изменят торговый баланс. «Инвестиции далеко не сразу сказываются на двусторонней торговле», – предостерёг исследователь.

При этом сам по себе такой визит – событие необычное для международной политики. «Американские президенты очень редко посещают Китай, за 20 лет это всего лишь четвёртый визит», – пояснил В.Холодков. Он выделил также тот факт, что самому визиту предшествовала фактически торговая война, которая началась в августе и до сих пор не завершилась: США ввели заградительные пошлины на китайский алюминиевый прокат и начали расследование нарушений интеллектуальной собственности со стороны КНР, а Китай в свою очередь заявил о готовности повысить пошлины на американские соевые бобы. «Обращает на себя внимание, что Трамп не включил в делегацию Питера Наварро – главу Совета по торговле при президенте США. Он известен как резкий критик Китая, ему принадлежала идея о введении 40% пошлин на импорт из этой страны. Этот факт свидетельствует о миролюбивых настроениях Трампа», – уверен экономист РИСИ.

«Для России важна та часть визита Трампа, которая касается сотрудничества в топливно-энергетической сфере. Хотя китайцы и не взяли на себя твёрдых обязательств по импорту американского СПГ, тем не менее, сотрудничество между Китаем и США в этой области представляет определённую проблему для России, поскольку наша страна выходит на место основного поставщика энергоресурсов в Китай. Нам надо учитывать американский фактор в общей конкурентной среде на китайском энергетическом рынке», – подытожил он.