В конце декабря 2017 – январе 2018 гг. жесткая полемика вокруг крупнейшего на Черном континенте гидроэнергетического проекта привела к эскалации напряженности в Северо-Восточной Африке. Оппоненты Эфиопии обвинили ее в начале передела водных ресурсов Нила. Аддис-Абеба, в свою очередь, стала предпринимать меры по обеспечению безопасности будущей ГЭС. Обострение ситуации побудило руководителей государств региона принять меры по предотвращению назревавшего кризиса. Президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси выступил в СМИ со специальными разъяснениями по поводу того, что его страна не собирается «воевать с эфиопскими и суданскими братьями». Ситуация разрядилась после встречи лидеров Египта, Судана и Эфиопии на саммите Африканского союза 22 – 29 января. Были достигнуты договоренности о возобновлении работы трехстороннего комитета, занимающегося исследованиями последствий возведения плотины на Голубом Ниле, и создании общего фонда для осуществления совместных инфраструктурных проектов в сфере водопользования.

Механизмам урегулирования и предотвращения вооруженных конфликтов в Африке (в контексте российских интересов на Черном континенте) было посвящено выступление заведующего Центром исследования российско-африканских отношений Института Африки РАН Евгения Корендясова, рассказавшего о том, что первоочередным делом для Афросоюза стало формирование системы коллективной безопасности. Ее центральным звеном является Совет мира и безопасности (СМБ), созданный с учетом опыта Совбеза ООН. Под  эгидой СМБ началась реализация плана по формированию пяти бригад оперативной готовности (отвечающих соответственно за Северную, Восточную, Южную, Западную и Центральную Африку) с целью своевременного реагирования на кризисные ситуации на континенте, если их не удается разрешить политико-дипломатическим путем. К органам коллективной безопасности также можно отнести совместную разведку стран АС и Афропол (континентальный аналог Интерпола). Решение вопроса, однако, осложняется нехваткой финансирования подобных структур. Равным образом это касается многих других направлений деятельности Афросоюза. Из 18 тысяч решений, принятых за все время существования АС с 2002 года, исполнены лишь 15%.

Тем не менее курс на решение континентальных проблем силами самих африканцев становится все более актуальным, если учитывать, в какой мере континент за последние годы стал объектом усиленной военной экспансии. Причем не только со стороны «старых игроков» – стран Запада, но и «наступающих им на пятки» Китая, аравийских монархий, Японии, Турции. Как отмечалось на форуме, всего в Африке насчитывается уже около 500 военных объектов (включая так называемые точки сотрудничества в области безопасности, Co-operative Security Location) зарубежных государств.

На конференции также констатировали важность действий России по обеспечению континентальной безопасности, прежде всего посредством участия в миротворческих операциях ООН. В тоже время Москва продолжает традиционное военно-техническое сотрудничество с африканскими государствами, с большинством из которых подписаны межправительственные соглашения о ВТС. Среди наиболее крупных партнеров (исключая страны Магриба и Египет) можно выделить Анголу, Судан, Уганду и Эфиопию. Причем в Уганде, Эфиопии и Анголе работают представительства Государственной корпорации «Ростех», обеспечивающие интересы «Рособоронэкспорта».