«Если раньше больше Россия нуждалась в поддержке КНР, то сейчас помощь нужна уже Китаю. После введения Белым домом таможенных барьеров возникает вопрос, что делать с товарами из Поднебесной. Наша страна может предложить транзит грузов, в частности, по Северному морскому пути. Развивается также технологическое сотрудничество Москвы и Пекина», – пояснил В.Евсеев.

Он подчеркнул, что участники саммита по-разному расставляют приоритеты того, что важнее обсудить на встрече. Для Китая кроме поддержки в его торговом противостоянии с США важна ещё и борьба с терроризмом. Пекин заинтересован, чтобы в Синдзян-Уйгурский автономный район не возвращались уйгуры, воевавшие на стороне ИГИЛ. В этом ему необходима поддержка государств Центральной Азии.

Для России же важна не только борьба соседей с терроризмом, но и сближение в военно-политической сфере. По оценке аналитика, сейчас вновь усиливается афганская угроза. В связи с этим у Москвы есть интерес в согласованной политике стран ШОС для противодействия этой угрозе, поскольку она проявляется и в растущих поставках наркотиков, и в концентрации радикалов на границе с Центральной Азией. Кроме того, для России сейчас важна политическая поддержка государств-членов ШОС по Сирии, где решается проблема радикалов в зоне деэскалации Идлиб. В экономической сфере нашу страну интересует усиление взаимодействия между ЕАЭС и китайской инициативой «Экономический пояс Шёлкового пути».

Со своей стороны государства Центральной Азии (ЦА) очень заинтересованы в проектах, которые могли бы позволить им  поднять жизненный уровень населения. Кроме того, они хотели бы ощущать согласованную политику России и Китая на своей территории. К тому же США сейчас все активнее делают попытки спровоцировать противостояние Москвы и Пекина. Для этого они используют медийные вбросы, например, о мнимом создании Китаем военных баз на территории ЦА.

«Я считаю, что мы должны сделать всё, чтобы российско-китайские отношения укреплялись. ШОС поможет нам дальше углублять наше сотрудничество не только на двусторонней основе, но и в более широком формате», – резюмировал политолог.