Он пояснил, что такая степень обогащения (19,5%) ожидается потому, что 20% – уже высокообогащённый уран. Формальным основанием для обогащения до уровня 5% может стать заявление руководства страны о том, что им нужно производить ядерное топливо для энергетических реакторов в Бушере. Обоснованием же обогащения топлива до 19,5% может стать намерение восстановить тяжеловодный реактор в Ираке (для него требуется именно такая степень обогащения урана).

Беспокойство Запада связано с тем, что наработка низкообогащённого урана – самый трудозатратный процесс в производстве ядерного оружия. И если Исламская Республика сможет накопить достаточное количество такого урана, она сможет потом достаточно быстро создать боезаряд. По американским оценкам, отметил аналитик, если Тегеран сможет запустить 5000 газовых центрифуг типа P-1 (малой мощности), то уже через полгода он сможет наработать материал на один ядерный заряд.

Эксперт РИСИ добавил, что сейчас Иран оказался в очень тяжёлой ситуации. Впервые в его истории экспорт нефти сократился до 800 тысяч баррелей в сутки, хотя ещё год назад он составлял 2,6 млн баррелей. При этом страна ввозит из-за рубежа определённые виды продовольствия, лекарства и т.д. При таком сокращении валютной выручки ситуация грозит серьёзными проблемами.

«Для Вашингтона сейчас начало масштабной войны нежелательно. Д.Трамп понимает, что любые такие шаги могут привести к кризису внутри США. А это – всё равно, что отказаться от победы на президентских выборах. Против подобной войны выступают и Пентагон, и Конгресс. Это делает Трампа чрезвычайно осторожным. Он уже пытался смягчить ситуацию, используя посредничество премьер-министра Японии. Во время встречи в Осаке с президентом России В.Путиным, он пытался задействовать с этой же целью и российский потенциал. Но всего этого недостаточно. Вопрос в том, насколько удастся Ирану добиться смягчения давления в нефтяной сфере. При дальнейшем сокращении закупок иранской нефти ситуация может стать крайне сложной, и тогда Тегеран может проявить большую агрессивность в отношении США, в частности, в зоне Персидского залива», – резюмировал политолог.