Газ (гексафторид урана) на усовершенствованные центрифуги VI и VII поколения начали подавать на объекте «Форду». Это современный, хорошо укреплённый завод, спрятанный в скале, подчеркнула эксперт РИСИ. Президент Ирана Х.Роухани отметил, что понимает, сколь чувствительно для участников СВПД возобновление обогащения урана именно на этом объекте, но у Тегерана просто нет другого выхода.

Политолог отметила, что возможность для Ирана не выполнять условия «ядерной сделки» обсуждалась в иранской прессе ещё в прошлом году. Она пояснила, что 26-й и 36-й пункты СВПД позволяют так поступать, если другой участник договора не выполняет свои обязательства. Вашингтон как раз объявил, что выходит из сделки в одностороннем порядке, но Тегеран ничего не предпринимал вплоть до мая 2019 года, когда мировой гегемон ввёл полное эмбарго на экспорт иранской нефти.

«Иранцы действуют предельно дипломатично. Запуск центрифуг идёт под наблюдением представителей МАГАТЭ. Тегеран ещё раз подтвердил, что готов вернуться к своим обязательствам, как только их начнут выполнять остальные участники соглашения. Иран требует даже не возвращения США в сделку и полного выполнения всех обязательств, а возможности экспортировать нефть и свободно получать от неё доходы. Но на текущий момент в страну затруднён даже ввоз гуманитарных товаров: лекарств и продовольствия», – резюмировала аналитик.