Цели и задачи, а также инструменты реализации «мягкой силы» Японии различаются в соответствии с двумя основными выделяемыми векторами международного воздействия. «Первый из них направлен на развитые (США, Францию, Италию, Сингапур, Южную Корею) и развивающиеся страны с высоким ресурсным и рыночным потенциалом (Китай, Индию, Бразилию). Второй вектор ориентирован на развивающиеся страны Юго-Восточной и Центральной Азии и Африки. В первом случае ключевой задачей становится именно продвижение интересов национального бизнеса, во втором – демонстрация гуманитарной зрелости и экономической мощи японского государства», – пояснила эксперт РИСИ.

Вместе с тем история и текущая ситуация в регионе накладывают определённые ограничения на задействование в политике Токио инструментов «мягкой силы», обратила внимание Юлия Крячкина. «Привлекательность применения «мягкой силы» сильно снижается, когда речь заходит об историческом наследии Второй мировой войны и постоянных трениях на этой почве между Японией и Китаем, с одной стороны, и корейскими государствами – с другой. Особенно остро в Пекине и Сеуле реагируют на стремление премьер-министра Синдзо Абэ внести изменения в Конституцию, закрепив в ней статус Сил самообороны как полноценных Вооружённых Сил Японии», – подытожила автор статьи журнала «Проблемы национальной стратегии».

Подробнее об инструментах «мягкой силы» Страны восходящего солнца – в аналитической статье эксперта РИСИ Юлии Крячкиной “Мягкая сила” внешней политики Японии».