Пандемия COVID-19 ударила по солидарности Европы

Видеокомментарии
Из-за «социалистической закалки» страны Центральной и Юго-Восточной Европы быстрее оправляются от пандемии COVID-19, чем государства Западной, Южной и Северной Европы, отмечает эксперт РИСИ Оксана Петровская. Она указала, что первой страной, где заявили о преодолении эпидемии, стала Словения. В Чехии 17 мая также убрали все меры карантина. Причём различия между странами бывшего соцлагеря и остальными странами ЕС видны и по заболеваемости, и по смертности.

Различия очень существенны: заболеваемость коронавирусом на 100 тысяч человек в Испании, Ирландии, Бельгии составляет около 400-500 человек, в то время как в Болгарии, Словакии, Венгрии показатели на порядок меньше – от 30 до 40 человек. То же можно сказать и о смертности. В частности, в Бельгии на 9 мая она составляла 75 человек на 100 тысяч, а в Болгарии, Латвии, Словакии – всего 1 человек.

«Парадоксально, но там, где выделяется огромное количество средств на здравоохранение, COVID-19 оставил серьёзный след, а в бедных с этой точки зрения странах получилось совсем иначе», – заметила эксперт РИСИ.

При этом важно также учитывать и особенности систем здравоохранения бывших соцстран. Они до сих пор ещё имеют «родовые пятна» социализма. Сейчас много говорят о прививках БЦЖ, значение которых стало очень хорошо видно в Германии, где прослеживаются чёткие различия между Востоком и Западом. Кроме того, здравоохранение в странах соцлагеря строилось по системе Н.А.Семашко, предполагавшей концентрацию усилий на стационарной и специализированной медицинской помощи населению. И больничная помощь там оказалась выше, чем в странах Западной Европы. По крайней мере, статистика ВОЗ и статистика Евростата показывают, что число койко-мест в государствах «новой Европы» гораздо больше, чем в западных странах. Например, на 100 тысяч человек в Болгарии в три, а в Румынии в 2,5 раза больше больничных коек, чем в Швеции; в Литве в два раза больше, чем во Франции; в Словакии больше, чем в Нидерландах. А Чехия даже смогла предложить помощь Парижу, когда там уже не хватало больничных коек.

Также страны Центральной и Юго-Восточной Европы отличают быстрые и жёсткие меры карантина. Там ввели более строгий режим, чем в странах Западной Европы и сделали это гораздо быстрее. Так, на Западе после смерти третьего пациента только через неделю или несколько дней закрывали школы, больницы. В странах Восточной Европы этого не дожидались: там вводили строгие меры, закрывали границы, школы, когда у некоторых из них не было даже заболевших. Они сразу смогли перекрыть возможность поступления инфекции в свои страны. Как ни странно, такие эффективные меры объясняются тем, что восточные европейцы посчитали свои системы здравоохранения слабыми и опасались их перегрузки.

Обратить внимание стоит и на то, что население стран Восточной Европы поддержало власти во введении таких строгих мер в отличие от граждан государств западной части континента. Жители этих стран оказались более дисциплинированными, а истоки этого можно опять-таки найти в социалистическом прошлом. Они больше привыкли переживать трудности, соблюдать дисциплину, поэтому не видели драмы в карантине, когда было запрещено перемещаться по улицам.

«Кризис, вызванный пандемией, ударил по солидарности Европы. Он вновь показал разницу между Востоком и Западом, привёл к росту и укреплению авторитаризма и национализма. В каждом государстве поняли, что нужно выходить из кризиса самостоятельно. Можно предположить, что в вопросе обсуждения дальнейших путей развития ЕС дан импульс в сторону именно экономического союза, а не политического», – резюмировала аналитик.

коронавирус