Сразу хочу отметить, что после победы евромайдана на Украине легальная прорусская деятельность в информационном и политическом поле стала невозможной, ныне возможны лишь отдельные, причем мелкие, акции и события. Большая часть мало-мальски известных руководителей таких движений арестована, изгнана с родины, или даже уничтожена физически, поэтому весьма сложно судить о нынешнем потенциале таких сил. Однако большая часть рядовых активистов все же остались на месте. И они, хотя и не выступают с прежней резкостью и открытостью, по-прежнему недовольны бандеризацией Украины и режимом Порошенко. Уверен, что большинство из них снова вступят в борьбу за Русский мир при более благоприятных условиях (я убежден, что сейчас, в условиях доминирования там либерально-фашистских сил, серьезные массовые выступления в Киеве не нужны – они были бы причиной напрасной потери свободы и даже гибели людей).

Поэтому в данном случае полезно напомнить довоенную конфигурацию русских движений Киева, которая и сейчас сохраняет свои очертания, хотя и в весьма уменьшенном масштабе.

Тут необходимо кратко оглянуться на предысторию вопроса, ибо иначе непонятно, как Киев дошел до такого состояния русофобии. Сразу отмечу, что и задолго до евромайдана русские силы Киева были в подавляемом меньшинстве. И первый, и второй майданы поддерживало примерно три четверти киевлян. Почему ситуация была именно такой печальной? Ведь до революции, всего сто лет назад, что по историческим меркам совсем немного, в нашем городе украинцами себя называло всего несколько процентов населения. Более того, даже в период Февральской революции, когда такие идеи широко распространились за деньги иностранных спецслужб, летом 1917 года, партии украинских «самостийныков» с треском проиграли все выборы. Их представители совсем не прошли в органы власти. И это при том, что они даже не осмеливались тогда выдвигать лозунги полного отделения от России, а только ставили вопрос автономии Украины в составе единой российской державы.

Но все тогда поменялось очень быстро после свержения законного монарха. Сначала опереточные, но жестокие украинские режимы Скоропадского, Петлюры, и всяких прочих директорий, держащиеся на иностранных штыках, изменили общественное сознание. Потом огромную работу по украинизации провели большевики, особенно – в ранние годы советской власти, причем нередко они опирались на специально привезенных в Киев галичан. Одно время, в период раннего большевизма, чиновники УССР, не изучившие украинского языка, даже получали реальные тюремные сроки. Таким образом, за период советской власти идентичность населения Юго-Западного Края Российской империи была сильно изменена. Большинство стало считать себя братским по отношению к Москве, но нерусским народом. Также за это время образовался немалый слой чиновников УССР, базировавшихся, в основном, в Киеве, которые были кровно заинтересованы в дистанцировании от Центра, в большей автономии от него; это давало им больше полномочий и ресурсов. Так что «украинский советский национализм» процветал в Киеве уже в 60-е годы, к концу 80-х набрав огромный размах. Особенно болела им верхушка УССР, но и народ тоже был затронут этой идеологией весьма сильно. Уже тогда была создана почва для полного отделения Украины.

До поры до времени империя еще скреплялась наднациональными идеями коммунизма и советской культуры в широком смысле. Но когда и эта наднациональная, но ложная идеология закономерно рухнула, СССР развалился, как карточный домик. При этом надо заметить, что все империи скрепляются, в первую очередь, имперской идеей и культурой, а не языком. Неудивительно, что в начале 20 века главными носителями «украинства» была русскоязычная интеллигенция больших городов, а не украиноязычное крестьянство, бывшее тогда носителем имперской православной идеи. Именно для борьбы с ней тогдашние «великие украинцы» Каганович, Косиор и им подобные провели масштабную советскую украинизацию, которая была, к несчастью, вполне успешной. И вот конце 20 века, в период горбачевского референдума, против существования Союзного государства выступил русскоязычный Киев, а украиноязычная Киевская область примерно на 80% проголосовала за Союз. Консервативные крестьяне были носителями советской идеи и культуры, а городская интеллигенция уже тогда перешла от нее к полному западному либерализму и национализму. Отмечу, что атеистические режимы никогда не бывали долговечными, а православно-имперская идея почти 1100 лет скрепляла Ромейскую империя (Византию), которая была самым долгоиграющим государственным проектом в истории.

До майдана, да и сейчас, три крупные парламентские партии Украины, в том числе и парламентские, претендовали на статус  прорусских, на поддержку России и русские голоса на выборах. Таковы, например, Коммунистическая Партия Украины, Партия Регионов (ныне преобразованная в «Оппозиционный блок»), Партия Витренко.

Однако из этих трех партий более-менее прорусской можно назвать разве что Партию Витренко. Несмотря на всю эклектичность ее идеологии, которая включает в свой «пантеон героев» одновременно и Ленина, и Христа, на смешение коммунизма и солидаризма с элементами Православия. Однако именно в Киеве она не пользовалась широкой социальной поддержкой, основа ее электоральной базы была на Юго-Востоке Украины.

Не буду распространяться здесь о деятельности Партии Регионов. Общеизвестно, что она продала и предала все русское дело. Потому и паническое бегство ее лидера – Януковича от вскормленной собственными руками бандеровской майданной массовки было только завершающим, вполне закономерным эпизодом деятельности ПР. Правда, в ее рядах были отдельные русские патриоты, но «погоды» они в ней не делали, и в конце-концов большая их часть отмежевалась от этой олигархической партии.

С КПУ ситуация была несколько лучше: коммунисты постоянно выступали против бандеровщины, пытались бороться за русский язык, за дружбу с Россией, за интеграцию с ней. Однако лицо руководства КПУ окончательно проявилось в момент переворота: оно, по сути, помогло легитимизировать незаконный бандеровский режим. Ведь стоило тогда депутатам фракции КПУ отказаться участвовать в работе парламента, в котором голосования проводились под дубинками и автоматами «рагулей» с майдана, и режим майданных палачей столкнулся бы с проблемами легитимизации. Однако это грозило бы сохранности активов руководителей КПУ, которые являются людьми не бедными…

В целом руководство КПУ, за редким исключением, представляло собой самую жалкую часть старой номенклатуры КПСС, не сумевшей адаптироваться к постсоветским временам. Они всегда были согласны играть предписанную Новым Мировым порядком роль в политическом цирке, хотя порой и делали некоторые полезные дела, но только в том случае, если это было неопасно для них. Как известно, на президентских выборах 1999 г. П. Симоненко послушно играл роль «красной страшилки», сознательно помогая победить Л. Кучме, провозгласившему курс на украинизацию и выдвинувшему известный лозунг о том, что «Украина – не Россия». При этом вдобавок в Киеве нет и мало-мальски широкой социальной базу у КПУ, и, тем более, других левых группировок.

А главное, вряд ли может считаться русской сама коммунистическая идеология, выдуманная в Европе потомком раввинов Марксом и его немецким другом Энгельсом, насаждаемая с помощью финансировавших Февраль и Октябрь олигархов Варбургов и Шиффов, принесшая столь много бед России.

Более интересна ситуация в сфере общественных организаций Киева. Там было немало активных и грамотных людей, любящих Россию, с правильным, или более-менее правильным пониманием ситуации. Однако их оппоненты (национал-либералы) получали, без преувеличений, грандиозную финансовую, политическую, информационную поддержку от правительств Евросоюза, Израиля и США. А русские люди самоорганизовывались почти исключительно за свой счет. Это делало их работу сплошным аматорством, «партизанщиной», противостоящей «регулярной армии» русофобов. В Российском посольстве при Черномырдине и Зурабове русские активисты обычно не только не получали поддержки, даже моральной, но и нередко подвергались хамским нападкам и оскорблениям. Оскорбляли работники Посольства и весь Русский мир. Например, я лично как-то беседовал с советником Посла России Лоскутовым, который в то время радовался тому, что Лукашенко «скоро будет захвачен силами НАТО и судим» ими, с ликованием говорил о распаде СССР, восхваляя это событие. Если какая-то помощь русским от Посольства РФ и бывала, то она обычно была ничтожной.

Как я уже говорил, русскому активу препятствовали как сложившиеся за последние сто лет негативные условия, так и практически полное отсутствие ресурсов.

Тем не менее, и в этих условиях находилось немало идейных людей, которые в ущерб своей карьере, порой – и физической безопасности, отстаивали Русский мир во враждебном окружении.

Но у таких лиц не было никаких ресурсов. Ресурсов было много у вроде бы как «пророссийского» общественного объединения «Украинский выбор», возглавляемого В. Медведчуком. Он сам обладал значительными ресурсами, и, по данным моих источников, получал поддержку от РФ. Руководить объединением он поставил некоего Виктора Черного, выходца из коммерческих кругов, который ничего не понимал в общественной деятельности и политике, неоязычника, руководителя музыкального ансамбля «Сварожичи». Также Черный активно пиарил «КОБ» – так называемую концепцию общественной безопасности, представляющую сектантский набор абсурда, кстати, осужденный РПЦ, о любви к которой говорил Медведчук.

Вся Украина была облеплена билбордами «Украинского выбора» с совершенно нелепыми лозунгами, на которые шли огромные деньги. Эти лозунги расходятся не только с русскостью, но и вообще со здравым смыслом. Непонятно, чем помогают России и даже самой организации УВ по всей Украине такие, например, лозунги, напоминающие «призывы ЦК КПСС к 1-му мая»: «Страной управляешь Ты», «Будущее выбираешь Ты».

И половины потраченных на это денег хватило бы для поднятия Русских движений Украины на другой уровень. Правда, с «Украинским выбором» заключило соглашение о сотрудничестве весьма много нормальных организаций (и он на этом постоянно пиарился), но их надежды на практическую поддержку известного политика не оправдались почти ни у кого из них. Помощь заключалась разве что в публикациях на не особо значимом сайте «УВ». Популярность  «Украинского выбора» на Украине даже до войны была настолько низкой, что можно твердо сказать: средства, на него потраченные, не принесли особого эффекта.

Реальный русский актив, конечно же, равнялся на патриотов Великороссии. Неудивительно, что в Киеве возникли различные филиалы организаций московских антиглобалистов, или тех, кто игрался в антиглобалистов и патриотов. Это были, например, небольшие «клоны» «Профсоюза граждан Украины», созданные под эгидой движения Николая Старикова, известной секты Сергея Кургиняна «Суть времени». В ту пору лидеры этих структур еще не успели сделать своих самых одиозных заявлений, и в их движения вошло немало честных, идейных активистов, часть которых позже покинула движения. Как известно, Николай Стариков требовал от Януковича не разгонять евромайдан, потом – пытался найти некую «пользу» для Русского мира в оставлении Новороссии в составе единой фашистской Украины. А скандалист Кургинян, поддерживающий тесные связи с олигархом Ахметовым, в июле 2014 года приехал в роскошный офис в Донецке, и там, усевшись в пижамообразной одежде на евродиване с двумя автоматами, пытался «разоблачить» воюющих ополченцев в «трусости и измене».

Но и до своих скандальных заявлений Стариков и Кургинян вели себя странно. Они старались не особо делиться своими немалыми средствами с киевскими активистами, держа их больше для своих престижа внутри России, что вот, мол, они имеют филиалы даже в Киеве. Поэтому деятельность данных групп была едва заметна.

Еще более маленькие «клоны» в Киеве были от нацболов Лимонова. Они были совершенно маргинальны, хотя и там бывали честные прорусские активисты, но у этих была уж совсем полная «каша в голове».

Было представлено и движение НОД, но и оно было небольшим.

Были также маленькие организации, борющиеся за права русского языка, например, «Русская община». Но и они не обладали никакими ресурсами и были практически незаметны.

Более развито было прорусское казачество. Например, «Верное казачество» атамана Алексея Селиванова проводило военно-спортивные слеты, вело секции для детей. Но и оно задыхалось без средств, в то время, как у бандеровских боевиков было все.

Сравнительно заметным русским событием в Киеве стало создание политического клуба «Альтернатива» и одноименного интернет-портала. Там было представлено много блоггеров, даже несколько редакторов СМИ, литераторов. В ней были представлены довольно известные в Киеве лица.

Но и «Альтернативу» губило практически полное отсутствие средств, идеологическая размытость. Там присутствовали и монархисты, и коммунисты, и даже якобы прорусские либералы. Широкого фронта, как всегда бывает в таких случаях, не получилось.

Еще одним ее недостатком было почти полное отсутствие работы «с улицей», отсутствие массовых акций. Это была интеллигенция, лишенная поддержки «улицы». «Альтернативу» поддерживали некоторые представители «офисных хомячков», медиков, учителей, которые на улицу выходят редко.

Вообще в Киеве много лет все, кто был замечен в прорусской активности, подвергались социальной дискриминации. Так повелось еще со времен советской власти, хотя в ее времена наказание за это могло быть и уголовным. Все носители идей Русского мира, которые работали в сфере общественных наук, журналистики, не говоря уж о политической сфере, не имели шансов на продвижение по служебной лестнице, нередко лишались работы. Даже в коммерческих структурах резко и публично выражать свои русские убеждения было чревато неприятностями. Неудивительно, что лица таких профессий могли поддерживать Россию лишь тайно, или уходили со своих должностей.

А на улицу чаще всего выходили те, кому было нечего терять, или особо «упертые».

Но если недостатком вышеперечисленных небольших организаций был «пиар без массовки», то у несравнимо более массово представленных в Киеве православно-монархических организаций была, наоборот, «массовка без пиара».

Сейчас почти никто не знает, что по Киеву много лет ходили многотысячные крестные хода с иконами, хоругвями, имперскими знаменами, с лозунгами единства Русского мира. Притом их не освещали не только украинские СМИ, что закономерно, но и российские. Хотя уж более прорусских акций, чем эти, представить невозможно. Православно-имперская идеология вызывала ярость не только у бандеровцев, но и у либеральных телеканалов и газет России (а других в РФ до недавнего времени почти и не было). Пиком этих акций был Крестный ход 21 ноября, в День Архистратига Михаила. Тогда на улицу вышло до 15 000 человек. В этот день и была сорвана Ассоциация Украины с ЕС. Думается, и наш Крестный ход внес в это свой немалый вклад, хотя были и другие причины неподписания Януковичем Ассоциации с ЕС.

На поле православно-имперских сил действовало три основные организации: «Союз Православных братств», «Православный выбор» и «Народный собор» Украины. Была и всеукраинская организация «Союз Русского народа», но в Киеве она была не очень представлена. Как и у всех остальных русских организаций, у нас почти не было средств, также не хватало и кадров для производства своих сайтов и выпуска газет. Тем не менее, в разное время нерегулярные издания выходили от лица СПб и «Православного выбора». Регулярное издание (еженедельник, тираж 5 000 экз.) и три небольших сайта удалось сделать «Народному собору». Но все же это была воистину «капля в море».

Еще хуже было то, что православно-имперские организации испытывали серьезное давление со стороны официальных руководителей УПЦ МП, которая, вообще-то, должна бы их активнейшее поддерживать. К сожалению, под влиянием внешних сил часть епископата УПЦ МП крайне разложилась: немало архиереев, хотя, конечно, далеко не все, встали на путь аморальности и измены. И, хотя большинство священников оставались достойными русскими людьми, они не могли оказывать нам помощь открыто под угрозой лишения сана.  Это вынудило некоторых руководителей данных движений ошибочно искать другую поддержку в среде левых сил.

Но все попытки создания эклектических движений, собирания под одну крышу людей с диаметрально-противоположными взглядами на территории исторической России, практически всегда быстро заканчивались расколами и ссорами.

Вместе с тем, в Киеве продолжают идти крестные ходы, хотя и без прежнего размаха и без русских знамен. Теперь, с пришествием Блаженнейшего Митрополита Онуфрия, их впервые за много лет стало поддерживать священноначалие.

Выводы можно сделать простые. Даже если отбросить все духовные и мистические, нравственные и социальные представления о Церкви, оставив только общественную поверхность, то видно, что УПЦ МП была и до сих пор есть самой массовой общественной организацией Украины, превосходящей другие, даже самые крупные, в разы. При этом хранить единство Украины и России – это, можно сказать, ее работа. Ибо это завещано всеми ее канонизированными святыми, говорившими на эту тему, это закреплено во многих богослужебных текстах, где никакой «украинской нации» не упоминается. К тому же канонической Церкви доверяло, и даже до сих пор доверяет большинство населения.

Тому же посольству РФ, состоящему, кстати, в основном, из православных, надо было способствовать порядку в УПЦ МП, поддерживать прорусский епископат и организации мирян, помогать церковным СМИ, книгоиздательскому делу, и бандеризации Украины не произошло бы, во всяком случае, она не имела бы такого размаха. Это и по канонам вполне законно, ибо миряне имеют право и даже долг помогать Церкви во всем, и так обычно и поступали русские князья и бояре. Разумеется, Посольство должно было бы способствовать и вообще всем прорусским силам самых разных направлений. Несмотря на то, что они, как уже говорилось, были слабоваты изначально, их легко можно было бы усилить. Единственными действительно массовыми прорусскими движениями Киева были православно-имперские движения, их усилить было легче всего. Однако все вышло наоборот, Посольство и другие органы власти России почти не поддерживали русские организации, причем особенно наплевательски они относились к церковным делам и православно-имперским движениям. Быть прорусским в Киеве еще и до войны означало быть маргиналом в местном политикуме, отрезать себя от любого влияния на события. Но быть православно-прорусским означало быть дважды маргиналом.

В данном случае русским дипломатам нужно бы брать пример с англосаксов. Начиная трансформацию любого общества, они обычно используют те общественные силы, которые там есть в наличии. Например, желая преобразовать Османскую империю, превратить ее часть в свою колонию, получив военно-морские базы в Аравии, англичане использовали реально существующий там исламский фактор, только радикализировали его, поддержав оппозиционных Сультану Османской империи ваххабитов. С тех пор Страны Залива являются вассалами Английской короны, даже получив формальную независимость.

К несчастью, у власти в РФ слишком много нуворишей, страдающих дешевым снобизмом, желающими иметь дело только с «состоятельными кротами». Как в известном киевском фильме «За двумя зайцами», где разбогатевший торгаш говорит своей родственнице, торгующей на базаре: «Вы, Секлето Филлиповно, это что-то одно, а мы – совсем другое». Настоящий аристократ, как Лоуренс Аравийский, не побрезгует залезть ни в вонючий шатер бедуина, ни в захламленную хатку карпатского бандеровца, делая себе из них верных слуг и союзников. А недавно разбогатевший московский чиновник, в детстве живший в тесной панельной квартирке, напротив, с хамским барством плюнет и в уже имеющегося союзника, который отнюдь не богат, а дело будет иметь с влиятельными политиками – грантоедами и с олигархами, которые ненавидят Россию.

Не буду оправдывать русских патриотов Киева. Они, будучи идейными людьми, все же нередко и ошибались, не всегда были политически грамотными. И некоторые примеры их ошибок я здесь указал. Но все же во многом провал Русской идеи в Киеве – это больше «заслуга» московских чиновников, в основном всплывших еще при Ельцине. И причина не только в имеющихся в их рядах предателях, но и в антиэлитарной, по сути, психологии основной части этого контингента. Такие лица просто не способны вести нормальную дипломатическую работу, ибо, как всякие выскочки, слишком горды, тщеславны, и малообразованны. Они не понимают значения общественного мнения, нравственности и религии, в которых прекрасно разбираются наши враги.

Игорь Друзь, эксперт по Украине группы при Российском институте стратегических исследований