В истории значительной части стран нашей планете всегда есть даты, которые являются своего рода точками отсчета нового этапа в их общественно-политическом и экономическом развитии. Для современной Украины к числу таковых дат можно отнести и 21 ноября. В этот день, 21 ноября 2013 года, Кабинет министров своим распоряжением  №905-р принял решение  о приостановке процесса подготовки к заключению Соглашения об ассоциации между Украиной, Евросоюзом, Европейским сообществом по атомной энергии и их государствами-членами. Решение правительства было обусловлено необходимостью «…принятия мер по обеспечению национальной безопасности Украины, более детального изучения и разработки комплекса мер, которые необходимо осуществить для восстановления утраченных объемов производства и направлений торгово-экономических отношений с Российской Федерацией и другими государствами-членами Содружества Независимых Государств, формирования надлежащего уровня внутреннего рынка, обеспечивающего паритетные отношения между Украиной и государствами-членами Европейского Союза, что является базовым принципом международного права и основой экономической безопасности государства…»[1].  По здравому смыслу, данная формулировка о приостановки подготовки к заключению Соглашения ни в коей мере не означала полного отказа от самой идеи интеграции в европейское сообщество и, в целом, отвечала национальным интересам Украины.  Но, тем не менее, лидеры оппозиции В.Кличко, О.Тягнибок, А.Яценюк и еже с ними восприняли распоряжение Кабмина  как сигнал к началу активного противостояния с властью. Уже 24 ноября в Киеве на Европейской площади собирается народное вече «За европейскую Украину», в котором, по официальным данным правоохранительных органов, приняло участие порядка 50 тысяч человек (лидеры же оппозиции заявляли о 100 тысячах). Основную массу участников акции протеста составили жители Тернопольской, Волынской, Херсонской, Донецкой, Полтавской и Одесской областей, которые были обеспечены в большом количестве флагами ЕС, Украины и лентами «Украина-ЕС». Эти, на первый взгляд, казалось бы, незначительные факты, специалистам по организации и проведению массовых мероприятий дают основание полагать, что последовавшие за решением Правительства массовые выступления отнюдь не были стихийными, а готовились заблаговременно. Для их инициирования необходима была лишь подходящая ситуация. Таковой, как видим, стало распоряжение Кабмина. Последующий ход развития событий со всей очевидностью подтвердил, что лидеры оппозиции, при прямой материальной и финансовой поддержке со стороны отдельных европейских стран и США, строго следовали  целевой установке – отстранение от власти действующего Президента В.Януковича, несмотря ни на какие уступки, на которые бы он пошел. Что и случилось в Киеве 21-22 февраля 2014 г.. Сценарий устранения неугодного Вашингтону политика не был нов, потому как в ХХ веке он уже был многократно апробирован в различных уголках нашей планеты. В сценариях такого рода якобы стихийным волнениям всегда отводится роль своего рода инициирующего импульса для последующего развития событий. Об этом достаточно подробно рассказано в книге Уильяма Блума «Убийство демократии: операции ЦРУ и Пентагона в период холодной войны»[2].

Было бы ошибочным полагать и утверждать, что выбор Украины в качестве очередной жертвы экспансионистских устремлений США был случайным или ситуативным. Судьбой Советского Союза, и Украины в частности,  Соединенные Штаты «озаботились» ещё в 1948 году. Определяя свои задачи в вопросах, связанных с Украиной, Соединенные Штаты в Директиве СНБ №20/1 от 18 августа 1948 г. «ЗАДАЧИ В ОТНОШЕНИИ РОССИИ» выделяли, что «Украинцы – наиболее развитый из народов, находящихся под управлением России в настоящее время. В целом они обижены российским господством; … . …украинцы были несчастны под управлением России, и необходимо что-то предпринять для защиты их положения в будущем.».[3] А в случае, если «…на территории Украины возникнет независимый режим, мы не должны прямо противодействовать этому.»[4]. В 1959 году президент Соединенных Штатов Америки Д.Эйзенхауер подписывает совместную резолюцию Сената и Конгресса, более известную как Закон 86-90 (Public Law 86-90), в которой Украина, в ряду других республик СССР, мифических Идель-Урала, Казакии, Белой Рутении, а также некоторых стран Восточной Европы, рассматривалась не иначе, как «угнетенная нация», независимость которой была подавлена агрессивной политикой коммунистической России. [5] Такая поддержка со стороны американских, а также канадских, властных структур, безусловно, создавала самые благодатные условия для процветания и активной деятельности в этих странах эмигрантских организаций украинских националистов, значительную часть членов которых составляли выходцы из западных регионов Украины, нашедших в них приют после разгрома фашистской Германии.

Сложности общественно-политических процессов, происходивших в Советском Союзе на рубеже 80-х – 90-х годов минувшего столетия, были использованы руководством Украинской ССР для создания необходимых предпосылок по решению основной задачи – выхода из состава СССР и провозглашения своей независимости, а по сути – практической реализации планов, рожденных в стенах американских властных структур. Уже первые шаги Украины на пути суверенизации дают основание утверждать, что её руководство не особо заботило соблюдение юридических процедур выхода из состава Советского Союза, которые были прописаны в принятом 3 апреля 1990 года Законе СССР  №1409-1 «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР». [6] В соответствии с пунктом 3 Постановления Верховного Совета СССР от 3 апреля №1410-1 «О введении в действие Закона СССР «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР» Верховные Советы союзных республик были обязаны «привести законодательство союзных республик в соответствие с Законом СССР «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР».[7] Что, естественно, в Украине сделано не было. Далее, согласно статьи 2 Закона «Решение о выходе союзной республики из СССР принимается свободным волеизъявлением народов союзной республики путем референдума (народного голосования).».[8] Игнорируя данное положение Закона, Верховный Совет УССР 16 июля 1990 года принимает Декларацию о государственном суверенитете Украины. В преамбуле Декларации подчеркивалось, что Верховный Совет УССР «выражая волю народа Украины,

стремясь создать демократическое общество,
исходя из потребностей всестороннего обеспечения прав и свобод человека,
уважая национальные права всех народов,
заботясь о полноценном политическом, экономическом, социальном и духовном развитие народа Украины,

признавая необходимость построения правового государства,
с целью утвердить суверенитет и самоуправление народа Украины»,

провозглашает суверенитет Украины как «верховенство, самостоятельность, полноту и неделимость власти республики в пределах ее территории, независимость и равноправие во внешних отношениях».[9]

Заявленные в Декларации общедемократические постулаты – стремление построения демократического общества, учет потребностей всестороннего обеспечения прав и свобод человека, признание необходимости построения правового государства и др., никак не увязывались с практическими решениями руководства Украины. Так, 20 января 1991 года в Крыму был проведен референдум, на который был вынесен вопрос: «Вы за воссоздание Крымской Автономной Советской Социалистической Республики как субъекта Союза ССР и участника Союзного договора?».  Из 1 441 019 человек, принявших участие в референдуме, что составляло 81,37% жителей полуострова, 1 343 855 или 93,26% дали положительный ответ.[10] Реакция официального Киева на волеизъявление крымчан была вполне предсказуемой и ожидаемой: «Восстановить Крымскую Автономную Советскую Социалистическую Республику в пределах территории Крымской области в составе Украинской ССР.».[11]

Верховный Совет Украинской ССР, возглавляемый на тот момент Л.Кравчуком, 24 августа 1991 г. своим Постановлением провозгласил независимость Украины и принял решение провести 1 декабря всеукраинский референдум, на котором её гражданам предстояло ответить на вопрос: «Подтверждаете ли Вы Акт провозглашения независимости Украины?». Как будто и не было проведенного 17 марта 1991 г. Всесоюзного референдума, по итогам которого 70,2% населения Украины утвердительно ответили на вопрос: «Считаете ли Вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновлённой федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности».[12] Вот уж воистину правы те, кто утверждают, что не важно – у кого воля, важно – у кого власть.

Необходимо отметить, что ни Декларация о государственном суверенитете Украины, ни тем более Акт о провозглашении ею своей независимости, принятые вразрез с действующим законодательством, не вызвали за рубежом даже намека на какой-либо всплеск информационных атак. Скорее даже наоборот, всё было воспринято как торжество демократических устремлений «угнетенной украинской нации».

Провозгласив независимость, поданный как акт политической воли народа, у новых лидеров  Украины, по всей вероятности, не возникало и тени сомнения, что им удастся сохранить ресурсный потенциал экономики, который на тот момент был весьма значительным: «20% в конечном продукте бывшего СССР»,[13] «15% мировой добычи железной руды, 10% мировых объемов выплавки чугуна и стали, 9% мировой добычи угля, 12% мирового производства сахара, 2,5% мирового производства электроэнергии, третья позиция в мире по выпуску кокса и проката.».[14] Но реалии независимости не заставили себя долго ждать. Экономика Украины начала стремительно рушиться. Только за период 1992-1993 годов спад промышленного производства составил 39% (для сравнения: в СССР в годы Великой Отечественной войны спад производства составлял 30%).[15] Уровень инфляции достиг 2100% и 10 255% соответственно.[16] Выступая перед депутатами Верховной Рады при обсуждении Индикативного плана экономического и социального развития и проекта Государственного бюджета Украины на 1993 год, Л.Кучма, возглавлявший Правительство, сказал: «Буквально вчера мы создали новое государство Украину, а экономика постепенно раскрыла нам всем глаза на то, что, во-первых, при разделе союзного корабля нам досталась та его часть, где никогда не было руля, а, во-вторых, обычный для социализма уровень социальной защиты населения в Украине тяжело обеспечить при отсутствии неограниченных природных ископаемых, которые при разделе остались в той части союзного корабля, где был и руль.»[17]. Высказывание более чем удивительное, потому как оно прозвучало из уст человека, чья многолетняя деятельность, в том числе и в должности генерального директора, была неразрывно связана с днепропетровским производственным объединением «Южный машиностроительный завод» – одним из ведущих предприятий ракетно-космической отрасли Советского Союза.

На фоне обостряющихся экономических и общественно-политических проблем Украины стремительно росла политическая активность разнообразных движений и партий националистического толка, получивших после 1991 года возможность официальной регистрации. Несмотря на многочисленность, они все сходились в главных программных установках: сохранение украинского языка в качестве единственного официального, интеграция в Европейское сообщество и НАТО, визовый режим с Россией, установление национальных квот в сферах управления и образования, упразднение Крымской автономии. Справедливости ради необходимо отметить, что в 90-х годах идеи евроинтеграции и, в особенности, вступления в НАТО среди населения основных агропромышленных регионов Украины, сосредоточенных в центре, на востоке и юго-востоке, широкой поддержкой не пользовались, поскольку его основной социально активный состав был  представлен поколениями, чьи жизненные позиции сформировались в условиях единого многонационального государства – Советского Союза. Население же Крымского полуострова, де-юре входившего в состав Украины, де-факто никогда не ассоциировало себя с украинской нацией.

Хроническая нерешаемость многих социально-экономических проблем, связанных с растущей безработицей экономически активной части населения, отрицательным индексом демографических показателей, снижением уровня жизни и доходов рядовых граждан, и ряда других – использовались радикально настроенными националистическими организациями для усилению своего давления на высшие органы власти  в решении вопроса вступления в Европейский Союз, с одной стороны, и привлечения в свои ряды новых сторонников этой идеи, в первую очередь, из числа молодежи, с другой. Как в 2004 году, во время «оранжевой революции», приведшей к власти В.Ющенко, так и в ходе антиконституционного переворота 2014 года, именно молодежь и безработная часть взрослого населения  была использована организаторами акций протеста в качестве массовой ударной силы. Не погрешим против истины, если будет высказано утверждение, что большинство участников протестных акций не только не читали текста парафированного ещё в 2012 году Соглашения об ассоциации Украины с Европейским Союзом, но и не знали о нем как таковом, который, к слову, представляет собой довольно-таки  объемный документ, состоящий из 7 разделов и 28 глав, 486 статей, а также 3 протоколов и 43 приложений. Понимание же сути интеграции с Европой сводилось лишь к возможности беспрепятственного выезда в западноевропейские страны. И не более.

Представляется важным высказать предположение, что при подписании в марте 2014 года политического блока Соглашения, а в июне – его экономической части, и А.Яценюк, и П.Порошенко не особо утруждали себя осознанием всей меры ответственности за принимаемые на себя обязательства и выражали стремление их выполнять. В противном случае, как можно соотнести обязательства новой власти проявлять «Уважение демократических принципов, прав человека и основных свобод, как определено, в частности в Хельсинськом заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года и Парижской хартии для новой Европы 1990 года, а также в других соответствующих документах по защите прав человека, среди которых Всеобщая декларация прав человека ООН 1948 года и Конвенция Совета Европы о защите прав человека и основных свобод 1950 года, а также уважение к принципу верховенства права …» [18] с её решениями, следствием которых стали кровавые события в Одессе, гражданская война на Донбассе, унесшая жизни тысяч рядовых граждан, среди которых сотни детей?

Решив путем государственного переворота проблему ассоциации с Евросоюзом, П.Порошенко и Кº приступили к реализации второй группы задач – вступление в НАТО. При этом, как всегда, напрочь забывая и игнорируя положения действующих документов. Ведь в соответствии с Декларацией о государственном суверенитете от 16 июля 1990 года, «Украинская ССР торжественно провозглашает о своем намерении стать в будущем постоянно нейтральным государством, которое не участвует в военных блоках и придерживается трех неядерных принципов: не принимать, не производить и не приобретать ядерного оружия.».[19] Представляется, что комментарии к этому будут излишними.

Два года минуло с начала инициированного радикально настроенными националистическими силами Украины процесса управляемого извне хаоса. Срок, с исторической точки зрения, безусловно, для любой страны небольшой. Но и он может дать  достаточный объем информации, чтобы оценить правильность выбранного направления своего развития, а также  методов его претворения. Результаты «революции достоинства» по-украински общеизвестны – приход к власти марионеточных фигур, развал национальной экономики, катастрофическое обнищание подавляющей части рядовых граждан, потеря Украиной части своих суверенных прав, а по сути – превращение в зависимое от США и Запада государство.

Есть ли будущее у неё? Безусловно – есть. И оно со всей очевидностью будет свидетельствовать, кто был прав – Богдан Хмельницкий ли в 1654 году, воссоединившийся с единоверным русским народом, сохранив тем самым и территорию, и украинскую национальную идентичность от посягательств польской шляхты и турецких янычар; либо же нынешние киевские правители, возжелавшие насильно утвердить в стране псевдоценности американо-европейской демократии и культуры. Только народу дано право решать судьбу своей страны, судьбы нынешнего  и будущего поколений.

Ну а пока что имеем, то что имеем … .

[1] Украина приостанавливает работу над Соглашением с ЕС – решение Кабмина, http://economics.unian.net/other/854477.html

[2] Блум У. «Убийство демократии: операции ЦРУ и Пентагона в период холодной войны» /Пер. с анг. под рук. А.Чернова и Е.Логинова; редактор перевода В.Крашенинникова. – М.:АНО «Институт внешнеполитических исследований и инициатив», Кучково поле, 2013 – 704 с. (Серия «Реальная политика»).

[3] Директива СНБ США №20/1 от 18 августа 1948 г. «ЗАДАЧИ В ОТНОШЕНИИ РОССИИ». Thomas H. Etzold and John Lewis Gaddis, eds., Containment: Documents on American Policy and Strategy, 1945-1950,  NSC 20/1 (pages 173-203), http://www.sakva.ru/Nick/NSC 20 1.html.

[4] Там же.

[5] Public Law 86-90, July 17, 1959 JOINT RESOLUTION, http://www.gpo.gov/fdsys/pkg/STATUTE-73/pdf/STATUTE-73-Pg212.pdf.

[6] Закон СССР №1409-1от 03 апреля 1990 г. «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР». Введен в действие Постановлением Верховного Совета СССР №1410-1 от 03 апреля 1990 г. http://www.bestpravo.ru/ussr/data01/tex10973.htm

[7] Постановлением Верховного Совета СССР №1410-1 от 03 апреля 1990 г. «О введении в действие Закона СССР «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР». http://www.bestpravo.ru/ussr/data01/tex10974.htm

[8] Закон СССР №1409-1от 03 апреля 1990 г. «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР». http://www.bestpravo.ru/ussr/data01/tex10973.htm

[9] ДЕКЛАРАЦІЯ про державний суверенітет України,  Відомості Верховної Ради УРСР (ВВР), 1990, N 31, ст.429.

[10] Ваткин С. Крымский референдум 20 января 1991 года о воссоздании Крымской АССР,  http://www.qrim.ru/about/history/Referendum_1991.

[11] Закон УССР О восстановлении Крымской АССР, Ведомости Верховного Совета УССР, №9, 26 февраля 1991 г., с. 216.

[12] Об итогах референдума СССР, состоявшегося 17 марта 1991 г. (Из сообщения Центральной комиссии референдума СССР), http://forum-msk.org/material/society/777200.html.

[13] Урядовый курьер от 13 октября 1994 г., №158-159.

[14] Чистилин Д. Эволюционное развитие мировой экономики и интеграция Украины. Экономика Украины, №1/99, стр.80.

[15] Урядовый курьер от 13 октября 1994 г., №158-159.

[16] Украина на распутье. Уроки международного опыта экономических реформ, под ред. А.Зиденберга и Л.Хоффмана, пер. с англ. Шиманского В., издательство «Феникс», Киев – 1998, с.454.

[17] Урядовый курьер от 13 апреля 1993 г., №55.

[18] Соглашение об ассоциации Украины с Европейским Союзом, ст.2; http://euroua.com/association/

[19] ДЕКЛАРАЦІЯ про державний суверенітет України,  Відомості Верховної Ради УРСР (ВВР), 1990, N 31, ст.429.