Великий итальянец Галилео Галилей выгнал из науки аристотелевскую созерцательность и привел туда эксперимент. Для медиастатистиков являются молитвой его слова: «Следует измерять, что измеримо, и делать измеримым то, что таковым не является». Галилея в связи с планами исследовать позиционирование российской культуры в мировом информационном поле мы вспомнили еще и потому, что отец у него был известным теоретиком музыки, а единственный брат — популярным композитором.

Поскольку Россия, безусловно, страна европейской (христианской) цивилизации, проанализируем, как представлен культурный аспект в СМИ четырех наших самых любимых стран, из сокровищниц культур которых мы черпали прекрасное полной мерой. Это Германия, Великобритания, Франция и, конечно же, великолепная Италия. Индекс агрессивности информационной среды в этих странах по сюжету «Резонансные события в культурной и научной жизни России» составляет 0,5, 0,5, 1,0 и 0,5 соответственно. Франция какая-то не совсем адекватная. Но этот феномен мы объяснить не можем.

Введем такой критерий, как «индекс доброжелательности», который является частным от деления числа позитивных материалов на число нейтральных публикаций. В этой статистике ничего интересного не оказалось, индексы существенно меньше единицы, но Германия особо скупа на похвалы — доброжелательности от нее по этой теме не дождешься. Да оно и понятно, в этот кластер попадают практически, как мы уже говорили, только те события, которые можно либо спокойно заметить, либо грубо поругать.

Другой сюжет — «Развитие научных и культурных связей с Россией» — подразумевает взаимный интерес, проявление доброжелательности. Здесь индекс агрессивности ожидаемо низок, гораздо ниже, чем для рассмотренной выше темы. Зато картина по индексу доброжелательности — просто песня: Германия, Великобритания, Франция, Италия: 0,2, 1,0, 1,0, 1,5. Браво, Италия! Англичане и французы тоже не подкачали. Немцы и здесь чем-то недовольны. Германским журналистам всякие проявления культурных и научных связей с нами совсем не повод для генерирования позитивного контента. Заметим в скобках, что германоязычная пресса Швейцарии, например, наоборот, просто сияет от радости, когда там гастролируют наши артисты или их школьники побеждают на олимпиадах в МГУ.

Теперь, извините за саморекламу, полный эксклюзив. Понятно, что при подготовке колонки мы заготовками не пользуемся, производим вычисления прямо при написании текста. Иногда случаются маленькие открытия. Решили посмотреть, как связан индекс агрессивности для взятых стран по массиву материалов про украинский кризис с нашими «культурными» индексами. Оказалось, что уровень нагнетания негатива по такому крайне острому политическому вопросу, как участие России в разрешении украинского кризиса для четырех стран тем меньше, чем выше индекс доброжелательности для темы развития научных и культурных связей. Коэффициент корреляции здесь говорит о практически физической зависимости, он равен —0,96. Другие три ряда не показали какой-либо связи с Украиной. Таким образом, вероятность успешного продвижения интересов России на международной арене тем выше, чем выше позитивные результаты развития отношений в сфере культуры и науки с той или иной страной, что отражается в СМИ. Кто-то скажет — банальность! А мы скажем: долой умозрительность! Расчеты эту гипотезу, которую кто-то называет по неведению банальностью, подтвердили. Теперь это закон политологии. Формула.

Спасибо тебе, Галилей, за призыв делать измеримым все, что таковым не является!

Информационная активность: серые будни

Активность зарубежных СМИ за период c 24 по 30 марта 2015 года по сравнению с предыдущим анализируемым периодом (c 17 по 23 марта 2015 года) снизилась на 22,6% (940 материалов против 1215). Первые три места заняли страны в строгом соответствии с масштабами своих медийных машин: Германия, Великобритания, Франция. Их «догоняют» Польша и Чехия. Но сегодня эти две страны самые активные (в относительном выражении) по освоению российской темы. Впрочем, весь мир интересуют переговоры в Лозанне с Ираном в формате «5+1», поэтому наполненность кластера «Общие оценки внешней политики России» оказалась столь высокой, что эта тема оттеснила на второе место все, что связано с событиями на Украине. Пресса Соединенных Штатов устойчиво закрепилась в конце десятки и «не высовывается».

Польские СМИ всегда интересны специалистам с точки зрения небывалого умения нагнать в россиянах антипольский адреналин. Пробежимся по заголовкам, хотя вынуждены признать, что за рассматриваемый период поляки несколько снизили накал газетной риторики. Но все-таки: «В Ягеллонском университете освищут посла России?» (Onet.pl, 25.03); «Поляки на мушке России, а распад Третьей польской республики перешел в опасно продвинутую фазу…» (wPolityce.pl, 25.03); «Москва не верит ветеранам: их будут ловить и высылать» (Gazeta Wyborcza, 24.03); «Чечня вооружит Мексику для войны с США» (Gazeta Wyborcza, 28.03); «Михник: Украина — это Афганистан Путина. Он будет только катиться под откос» (TVN 24, 27.03).

По сравнению с возбужденным и гордым польским орлом орел американский кажется замороженной индейкой. Ну что это за заголовки: «Число сторонников демократии в России достигло самого низкого уровня за более чем 20 лет» (Forbes, 27.03); «Никому не известен легкий путь урегулирования украинского кризиса» (The New York Times, 27.03); «Новые проблемы НАТО. Как альянсу следует ответить на угрозу Украине со стороны путинской России, неясно» (The Washington Post, 27.03); «Могут ли санкции в отношении России принести эффект. Эксперт выражает сомнения» (CNBC, 24.03). В общем, выливаются в СМИ пораженческие настроения. Как показывает наш опыт, такое поведение американских медиа демонстрирует некие реальные возможности существенного улучшения российско-американских отношений, которые сегодня «ниже плинтуса». Хочется, чтобы мы оказались правы.

Индекс агрессивности: датский дог оскалился

Негативная составляющая информационного фона продолжает оставаться на высокой отметке. Но все-таки случилось небывалое. Индекс агрессивности для совокупности публикаций за прошедшую неделю упал с 1,72 до 0,99. Ниже единицы он не спускался уже года два. Это воистину эпохальное событие. Информационная угроза перешла из разряда «очень высокой» в разряд «высокой».

Самой информационно агрессивной страной стала Дания. Индекс датской прессы равен 10,0. Далее следуют Польша (6,6), США (6,4), Латвия (5,0), Украина (4,8). Все это, реально, не очень впечатляет и пугает, тем более, что у Дании очень мало публикаций и ее «лидерство» может оказаться случайностью. Решайте сами, стоит ли обращать на родину Гамлета внимание: «Мир и война. Обстановка накаляется, говорят американцы. Эксперты это отрицают» (Berlingske Tidende, 30.03); «Российская угроза требует достойного отпора. Комментарии читателей: Фукуяма был неправ, история продолжается, и Европе стоит учитывать интересы России» (Politiken, 24.03); Россия угрожает Дании ядерным оружием. Комментарии читателей. Датский оппозиционный политик: наше правительство должно что-то сделать… Комментарии читателей: а что может сделать наше правительство? Мы что, будем воевать гарпунами? (Sermitsiaq, 24.03).

Наш выбор: слово культовому автору среди историков

Историк Карл Шлёгель сформировался как ученый в Западном Берлине. Помните, был такой город? Нам важно то, что немецкий ученый является «кавалером» медали Пушкина. Еще важно, что в списке со Шлёгелем числится и министр образования и науки Украины Дмитрий Табачник (теперь уже, разумеется, бывший). Германский интеллектуал сказал ведущей австрийской газете Der Standard: «Проникнуть в русскую душу — это не дело Запада. И не Запад должен выяснять, как стране справиться с такой своей историей XX века. Это задача не для тех, кто смотрят извне. У немцев есть своя доля бремени, со Второй мировой войной и прочим. Но только русские могут разобраться в самих себе — народ, политическая элита, да и интеллигенция. Это тоже, кстати, элемент уважения, которое нужно выказывать по отношению к другой нации: воспринимать её всерьёз. Для многих же россиян, в том числе для представителей интеллигенции, Украина считается, так сказать, младшей сестрой. Украинцы в глазах русских не обладают даже собственным языком, они говорят на диалекте русского языка, не способном породить литературы или научных трудов. От этого взгляда сверху вниз на украинцев российское руководство должно отказаться. «Революция чести», как украинцы назвали и свой Майдан, может им помочь. А в остальном речь идёт и о чувстве собственного достоинства у самих русских. Кто участвует в травле украинцев, не воспринимает и себя самого всерьёз» (Der Standard, Австрия, 01.04).

Конечно, немцы и австрийцы через СМИ сильно «вложились» в Майдан и, особенно, в улицу Грушевского. Без пиетета к боевикам вышеприведенные слова вряд ли в Вене напечатают. Но что-то насчет украинцев цепляет за живое. Нельзя же им отказывать в праве оставаться (уверен, даже и сейчас) имперским народом. Вместе с русскими. Конечно, одними украинцами и русскими в данном контексте не обойтись. Но об этом потом. А сейчас просто случайно пришли на ум фильмы советской эпохи. «Мы из Кронштадта». «Калина красная». «Место встречи изменить нельзя». Переберите в памяти персонажи!..