По мнению экспертов, консультации могут помочь выработке будущего консенсуса оппозиции и правительства Сирии.

Второй раунд переговоров сирийских властей и оппозиции по поиску путей урегулирования затянувшегося с 2011 года кризиса в этой стране стартует в понедельник в Москве и продлится до 9 апреля. Ранее МИД России заявлял, что разослал десятки приглашений сирийским организациям для участия в московской встрече.

Первые московские межсирийские переговоры прошли в конце января, в них приняли участие более 30 представителей оппозиционных групп и гражданского общества Сирии. В результате консультаций были согласованы так называемые «московские принципы», в которых идет речь о выработке политической платформы национального согласия.

Альтернативы нет

Советник директора Российского института стратегических исследований Елена Супонина отмечает безальтернативность переговорного процесса, а московская площадка предоставляет хорошую возможность для продолжения диалога между представителями правительства и оппозиции Сирии, начавшегося в конце января.

По мнению эксперта, и предыдущая, и нынешняя встреча показывают, что не все оппозиционеры понимают необходимость такого диалога. В качестве примера она привела отказ от участия в московской встрече Национальной коалиции оппозиционных и революционных сил. Организация не принимала участия и в предыдущей встрече. Тогда, по словам эксперта, некоторые лидеры коалиции ссылались на то, что Москва сама определяла людей, которые должны приехать на встречу.

«На этот раз Москва предоставила организациям самим выбрать квоты для участия, тем не менее, коалиция все равно не приехала. Они ищут любой повод, чтобы бойкотировать встречу в Москве, и объяснений тому несколько. Одно из них — у них совсем другие финансовые и политические спонсоры — это некоторые региональные государства и страны Запада во главе с США», — заявила Супонина.

При этом, считает эксперт, если бы власти США захотели, чтобы московская встреча превратилась в более широкую площадку, то они оказали бы давление на национальную коалицию, и тогда, возможно, она приехала бы в российскую столицу. «Но такого давления оказано не было», — отметила Супонина.

«А учитывая, что американцы не выдвигают никаких альтернатив переговорам, то возникает очень большой вопрос: чего же хочет Вашингтон? Не исключаю, что в столице США до сих лежит план свержения президента (Башара) Асада», — добавила эксперт.

Супонина полагает, что США начнут более серьезно относиться к предложениям Москвы по проведению переговоров и, соответственно, нацкоалиция будет готова приехать только тогда, когда в Вашингтоне «поймут, что военной победы ни одной из сторон сегодня быть не может».

Диалог ради будущего Сирии

Супонина отмечает, что хотя всеобъемлющего диалога сегодня нет, это не значит, что он не должен продолжаться.

«Диалог должен продолжаться даже при этом составе, который имеется. Москва пытается объединить самые умеренные силы. Остальные просто встанут перед выбором: либо они присоединяются к диалогу, либо они расписываются в своем нежелании добиться мира в Сирии», — считает эксперт.

Старший научный сотрудник Центра изучения стран Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН Владимир Сажин также считает переговоры положительным и правильным шагом, хотя и не ждет от них прорыва.

«Это совершенно положительный момент, и это надо продолжать, но какие плоды он принесет, здесь трудно сказать, потому что оппозиция режиму Башара Асада совершенно не едина и там весь спектр политических взглядов, начиная от «Аль-Каиды», «Исламского государства» и заканчивая прозападными интеллектуалами, либералами. И, конечно, они договориться вряд ли смогут», — сказал РИА Новости Сажин.

Но при этом он отмечает, что у умеренных сил, прибывших в Москву, есть высокие шансы достичь договоренностей с правительством.

«Если даже будет (соглашение), это будет не всеобъемлющий договор, а какие-то политические маневры для решения главной проблемы — борьбы с основными радикалами, с наиболее опасными не только для режима Башара Асада, но и стабильности», — добавил он.

В свою очередь, Супонина отмечает, что «точки соприкосновения, которые могут быть нащупаны в Москве, могут стать основой для достижения договоренности».

«Но хотелось бы, чтобы к этому присоединились другие организации Сирии, а это зависит не только от России, но и от тех стран, которые могут оказать воздействие на другие группы оппозиции», — заявила она.