Перспективы развития Евразийского экономического союза на днях были дополнены новым фактором. После визита руководителя российского правительства далекий Вьетнам выразил желание создать зону свободной торговли с нашим объединением. По сути дела, речь тем самым идет о новом этапе евразийской интеграции. И действительно, в этой сфере происходят знаковые перемены.

Напомним, что с 1 января 2015 года де-юре появилась новая структура – Евразийский экономический союз, куда входят Россия, Белоруссия, Казахстан и Армения. В мае к ним присоединится Киргизия. Если до создания союза речь в основном шла о согласовании общих подходов в сфере торговли, то ныне на повестке дня стоят куда более масштабные задачи. Наше экономическое сотрудничество должно охватить новые сферы и одновременно учесть уже приобретенный опыт.

Эффект от отмены таможенного контроля и свободной торговли мы уже в основном исчерпали. Поэтому дальнейший рост возможен теперь главным образом за счет рынка услуг, капиталов и рабочей силы. Мы не должны забывать, что один только рынок услуг — это больше половины ВВП каждого из наших государств.

Тем не менее, не следует думать, что все проблемы взаимодействия в сфере торговли уже полностью решены. Во-первых, несколько лет интеграционного взаимодействия позволили нам обнаружить ряд проблем, требующих изменения прежних подходов. Поэтому, в частности, было принято решение о подготовке новой редакции Таможенного кодекса Евразийского экономического союза. Действующий документ содержит слишком много отсылок к национальному законодательству стран-участниц, и это постоянно создает путаницу и неразбериху. Бизнесмены подчас не в состоянии понять: как именно они должны оформлять сопроводительные документы для экспорта и импорта грузов.

Во-вторых, никто из членов нашего интеграционного объединения не собирается отказываться от тех естественных преимуществ, которыми мы обладаем в силу обилия полезных ископаемых в наших недрах и огромных площадей пригодных для ведения сельского хозяйства. В условиях неприкрытого санкционного давления эти ресурсы как раз и могут позволить восполнить недостаток инвестиционных средств.

Потенциал России и ее партнеров по Евразийскому экономическому союзу колоссален. Четыре страны – Россия, Казахстан, Белоруссия и Армения вместе занимают первое место в мире по добыче нефти и газа, второе место – по производству минеральных удобрений, третье место по производству электроэнергии, выплавке чугуна, сборам пшеницы и картофеля. Именно поэтому нас не должны пугать никакие санкции.

Любой новый союз, а тем более экономический, куда более успешно развивается, когда экономика входящих в него стран находится на подъеме.

В серфинге это называется «поймать волну», то есть использовать благоприятные внешние условия для собственного ускорения. В нашей же ситуации формировать новое объединение пришлось в явно неблагоприятных условиях.

Сегодня налицо острый кризис в отношениях Запада и России, череда взаимных санкций, наслоившихся на падение курса российского рубля и цен на нефть на мировых рынках. В 2014 году совокупный прирост ВВП государств Евразийского экономического союза составил лишь 0,9 процента. В текущем году прогнозируется даже некоторый спад – примерно на 1,4 процента.

От такого у кого угодно могут появиться панические настроения. В периоды кризисов субъекты – неважно какие, – люди или государства обычно «затягивают пояса». При этом экономию они, как правило, начинают с того, что отказываются от «внешних» трат (зарубежных поездок или дополнительных международных обязательств). В нашей ситуации такая логика могла бы нанести вред интеграционным усилиям. Следует признать, что партнеры России по ЕАЭС во второй половине прошлого 2014 года и в начале 2015 года предпринимали попытки пойти этим путем. А как иначе можно расценивать те ограничения, которые, например, ввел Казахстан на импорт российских нефтепродуктов?

Но трагедии из всего происходящего делать не стоит. Нелюбимый ныне классик марксизма любил повторять, что революция только укрепляет себя, создавая твердую контрреволюцию. Сейчас наше объединение проходит проверку на прочность. Его стержнем, несомненно, является Россия. Наша страна занимает первое место во внешней торговле Белоруссии и Казахстана. В 2014 году, несмотря на некоторый спад, российский товарооборот с этими двумя странами составил почти 60 миллиардов долларов.

Западные санкции не смогли прервать наше взаимодействие в экономике. Объём капиталовложений России в экономики Белоруссии и Казахстана превысил 18 миллиардов долларов. В свою очередь, названные страны вложили в Россию около 10 миллиардов долларов.

За время существования Таможенного союза количество только совместных российско-казахских предприятий в Казахстане выросло с четырех тысяч до 16 с лишним тысяч. Другой отрадной тенденцией стало изменение структуры взаимного товарооборота внутри нашего союза. Эта торговля стала более гармоничной. Доля минерального сырья в ней вдвое меньше, чем в торговле с третьими странами.

Последнее обстоятельство весьма примечательно. Ведь наши доморощенные либеральные экономисты, ретранслирующие обычно в информационном пространстве точку зрения Запада, не устают твердить о том, что наше объединение – ЕАЭС, мол, изначально было, якобы, дефектным. Потому что с точки зрения их кумиров – западных теоретиков макроэкономики, не могут, видите ли, успешно интегрироваться страны – производители и экспортеры сырьевых ресурсов. Что стоит за такой позицией догадаться не сложно. Во-первых, «преуспевающий Запад», навязывая такую позицию всему остальному миру, явно стремится не допустить слаженной работы стран – экспортеров сырья. Поодиночке Западу легче воздействовать на такие страны, вывертывая руки одним, подкупая других или смещая путем переворотов власти в третьих. Повторения кошмара 17 октября 1973 года, когда арабские страны – члены ОПЕК заняли солидарную позицию, резко повысив цены на нефть, никто на Западе не хочет.

Во-вторых, цинизм Запада и его сторонников в стане либеральных экономистов в наших странах состоит в том, что последние изо всех сил стараются понизить цены на сырьевую группу товаров, а значит лишить страны их добывающие и экспортирующие финансовой ликвидности. Проще говоря, таким странам запрещают зарабатывать средства, которые они могли бы потратить на модернизацию собственных экономик. Следствием этого подхода становится замедление осуществления перехода таких стран к новым экономическим укладам и одновременно рост финансовой зависимости от определенной группы внешних кредиторов. А таковыми как раз и выступают в современном мире финансовые структуры, контролируемые США и их союзниками из Западной Европы – МВФ и Всемирный Банк.

В случае ЕАЭС у нас, не без трудностей, но налицо прогресс в виде очевидного ухода от сырьевого характера экономики к высокотехнологичному.

Зарабатывая деньги на экспорте сырья в третьи страны, мы получаем средства на модернизацию, продуктами которой мы обмениваемся в рамках созданного интеграционного объединения. Именно для этого в частности и создавался общий рынок ЕАЭС.

На недавней встрече в Астане главы государств России, Белоруссии и Казахстана обсуждали в том числе те меры, которые должны помочь смягчить для населения негативные последствия кризиса. Было решено содействовать развитию реального сектора экономики и стимулированию занятости населения. К примеру, запланировано принятие концепции формирования общих рынков электроэнергии, газа, нефти и нефтепродуктов.

Таким образом, внешнее давление не только не остановило интеграцию, а даже стимулировало ее углубление и расширение по новым направлениям сотрудничества. Не случайно, что в Астане стороны решили проработать меры по координации монетарной политики и о возможности формирования в перспективе валютного союза. Это позволило бы сгладить проблемы, связанные с колебаниями курсов национальных валют.

Иными словами, наше объединение развивается как вширь, так и в качественном отношении. А злоба наших недоброжелателей как раз свидетельствует об их настороженности. Ведь не замечать успехов ЕАЭС трудно. Как трудно не видеть постепенного формирования нового центра силы, конкурентного Западу.