Президент РФ Владимир Путин подписал Указ «О внесении изменения в Указ Президента Российской Федерации от 22 сентября 2010 г. №1154 «О мерах по выполнению резолюции Совета Безопасности ООН № 1929 от 9 июня 2010 года». Согласно этому указу Россия поставит Ирану зенитные ракетные системы С-300.

Таким образом, завершилось почти пятилетнее эмбарго, добровольно введённое нами на поставку Ирану ЗРС С-300. Что же касается передачи названных систем Ирану, то они предусматривались соответствующим контрактом, подписанным между Москвой и Тегераном ещё в 2007 году. Тогда предполагалось, что российская сторона поэтапно продаст Ирану несколько дивизионов ЗРС С-300.

Фраза «добровольно введённое эмбарго» использована здесь не случайно. Комментируя президентский указ от 13 апреля, глава российского внешнеполитического ведомства Сергей Лавров пояснил, что решение главы Российского государства от 22 сентября 2010 года было принято с целью стимулирования конструктивного процесса переговоров международных посредников по урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы (ИЯП). Но поскольку 2 апреля в Лозанне шестёрка международных посредников констатировала существенный прогресс в урегулировании ИЯП, то необходимость в «отдельном добровольном» российском эмбарго полностью отпала, отметил министр. Далее он пояснил, что, отменяя своё решение от 22 сентября 2010 года, Россия также не могла не учитывать как коммерческие, так и репутационные аспекты, связанные с поставками Ирану оборонительных систем, о которых идёт речь.

Добровольно введённое российской стороной эмбарго на продажу Ирану указанных систем в 2010 году было вызвано ещё и тем обстоятельством, что резолюция Совета Безопасности ООН № 1929 от 9 июня 2010 года вообще не вводила никаких ограничений на передачу комплексов С-300 иранской стороне. В пункте 8 своей оперативной части резолюция инициировала «оружейное» эмбарго на прямые и косвенные поставки Ирану «…любых боевых танков, боевых бронированных машин, артиллерийских систем большого калибра, боевых самолётов, боевых вертолётов, военных кораблей, ракет или ракетных систем, как они определяются для целей Регистра обычных вооружений Организации Объединённых Наций». ЗРС С-300, системы ПВО или ПРО не упоминаются в резолюции ни в каком виде. Более того, этот Регистр ООН не предусматривает введения запретов на поставки оборонительных противовоздушных и противоракетных систем от стран-производителей каким-то другим государствам.
В Иране с большим оптимизмом встретили данное решение России и уже высказали надежду, что С-300 будут поставлены в этом году. Так во всяком случае заявил секретарь высшего совета национальной безопасности ИРИ Али Шамхани. При этом он подчеркнул, что это является неким сигналом для обеспечения стабильности в регионе с учётом того, что Иран играет в нём важную роль. По словам Шамхани, этот шаг будет ещё больше способствовать развитию двусторонних отношений между Россией и Ираном.

В то же время решение Москвы от 13 апреля вызвало негативную реакцию со стороны США и ряда их союзников. И в этом нет ничего удивительного, учитывая ту антироссийскую политику, которую они проводят в последнее время. В ответ на эту реакцию хотелось бы отметить следующее. Во-первых, как уже говорилось выше, действующие международно-правовые нормы не запрещали и не запрещают поставки средств ПВО и ПРО другим государствам в сфере торговли обычными вооружениями. Например, Соединённые Штаты поставляют схожие системы «Пэтриот» в 12 стран мира (как входящих в НАТО, так и не являющихся его членами), мобильные системы ПРО ТВД ещё в три государства и даже более эффективные и дальнобойные системы ПРО класса «Стэндард» ещё четырём государствам. В 2015 и 2018 годах к их списку добавятся Румыния и Польша.

Во-вторых, Соединённые Штаты не только передают под прямое управление свои системы ПВО/ПРО другим странам, но и размещают собственные национальные аналогичные средства далеко за своими пределами, например в Румынии и Польше, не допуская их военных специалистов к управлению будущими противоракетными оперативными комплексами ПРО.

В-третьих, Вашингтон оказал существенную военно-техническую помощь Израилю в разработке и создании собственной системы ПВО/ПРО, эффективность которой постоянно повышается.

В-четвёртых, российские системы С-300 и их производные, а также перечисленные выше функционально-аналогичные американские системы являются сугубо оборонительными, а не наступательными видами вооружений. Здесь же следует иметь в виду, что шахты для размещения оборонительных ракет-перехватчиков системы ПРО США на румынской и польской территориях имеют возможность загружать в них и наступательные виды вооружений, а именно крылатые ракеты, а в ближайшей перспективе и гиперзвуковые ракеты повышенной точности и большой дальности. Но никто в мире не ставит вопрос о введении запретов на поставки различных по предназначению зенитных ракетных комплексов со стороны США почти двум десяткам других государств.

Есть и ещё один фактор: в то время как Израиль уже создал ядерное оружие и имеет собственные средства ПВО и перехвата баллистических и иных ракет, Иран до сих пор не создал своего ядерного оружия и пока не располагает эффективными системами ПВО/ПРО. В условиях же постоянных угроз со стороны Соединённых Штатов, их ведущих союзников по НАТО и Израиля применить против Ирана военную силу стремление нынешнего иранского руководства иметь современные средства противовоздушной обороны и противоракетного противодействия является разумным, логичным и своевременным подходом. Иран имеет полное право защитить себя.

И последнее важное обстоятельство: решение об отмене ранее введённого Россией эмбарго на поставки Ирану ЗРС С-300 или каких-то более новых оборонительных систем такого класса является окончательным и «обжалованию не подлежит». В Москве твёрдо уверены, что никаких ограничений по данному поводу больше не существует и существовать не может.