Там отметили, что в халатности заподозрили руководство школы-студии, администрацию Дома культуры, где выступали танцовщицы, а также чиновников. Начальник сектора демографии, народонаселения и миграции Российского института стратегических исследований, редактор портала Demographia.net Игорь Белобородов считает, что таким образом «секс-лобби» в России производит непрямой рекрутинг в сферу проституции и порно-индустрии. Об этом он рассказал в интервью Накануне.RU.

Вопрос: Как прокомментируете этот конфликт с «неправильными пчелами»?

Игорь Белобородов: Секс-лобби, проституция, порно-индустрия, стрип-клубы, индустрия развлечений не могут действовать напрямую, и таким образом, за счет таких скандалов, они осуществляют «рекрутинг». А напрямую не могут, потому что большинство населения в России на данный момент – противники такой идеологии. И, соответственно, приходится вести бескомпромиссную экспансию, предельно агрессивную, через существующие одобряемые институты. Или через образование. В Екатеринбурге, например, был центр »Холис», который внедрял достаточно развратные программы тоже.  Поэтому вполне предсказуемо, что будут стараться действовать, делать подобное как можно чаще – это случай не первый, и поверьте мне, он будет не последним. Другое дело, что со стороны государства непременно должна быть предельно жесткая реакция, по сути, мы говорим о растлении. И это же не только «движения таза», это не просто танец – это определенная трансляция норм поведения, принятых в обществе. Если посмотреть на кавказский танец, то мы видим – девушка закрыта, скромные движения, и в принципе на Руси всегда были тоже такие же национальные танцы. Здесь идет подрыв культурной идентичности и разрушение основ нашей цивилизации.

Вопрос: Ведь у этого танца, движения – даже название есть. А если есть название, то все законно, просто танец такой?

Игорь Белобородов: Вокруг этого танца строится целая идеология – это обязательно ночные клубы, это обязательно применение танцевальных навыков в своей жизни, в том числе в отношениях с противоположенным полом, способ соблазнения, это некая манера поведения, культивируемая в Голливуде, которая экспортирует все эти негативные практики. И, конечно, очень сложно представить, чтобы впоследствии девочки, воспитанные таким образом, выбрали традиционные ценности, семью, материнство. Этот канал, который они избрали, совершенно понятен, всегда можно оправдаться перед родителями – мы обеспечим вашим детям зарубежные поездки и определенный статус, определенный навык.

Вопрос: Любовь к спорту?

Игорь Белобородов: Да, здоровый образ жизни. Вообще, девочки, мол, будут более подвижные, активные, и мы сформируем у них лидерские качества. Да все что угодно можно наплести, тем более что родители не присутствуют же на каждом занятии. И не надо забывать, что в принципе, средний родитель уделяет ребенку только около 20 минут в день. И это далеко не во всех семьях, а в тех, где есть, по крайней мере, оба родителя, в 30% случаях же – это одна мама, которая пашет на двух работах. А такие кружки, такие формы проявления творчества – это как отдушина для ребенка, как компенсация того, что они недополучают в семье. Добавим сюда подростковый возраст, им свойственна какая-то такая повышенная активность, если она будет пущена вот в это русло, если из девочек с раннего детства, в пубертатный период уже будут готовить, извините, проституток – а тут это именно так – я не представляю, где можно еще применять эти навыки?

Вопрос: В каком смысле – применение навыков?

Игорь Белобородов: Если, условно говоря, человек, поющий в казачьем хоре, может спеть на любом дне рождения, или танцующий лезгинку, танго может на любом событии проявить себя, то здесь – я не вижу, как это можно применять в обычной жизни, кроме как в отдельных нишах, интересующих определенный контингент. Поэтому действия правоохранительных органов совершенно оправданы, общество, безусловно, не должно оставаться равнодушным, и я считаю, что это хороший повод для того, чтобы в нашем законодательстве четко прописать ответственность за разврат через такие хитрые формы – искусство, творчество, кружки, дополнительное образование.

Вопрос: А ведь может дойти до того, что на Западе или в либеральной прессе будут писать – в тоталитарной России детям запрещают танцевать?

Игорь Белобородов: С каких это пор мы ориентируемся на Запад? Почему не на Восток? А в арабском мире нас поддержат, в Латинской Америке поддержат, ну а потом – Европа, она тоже очень многолика. В Ирландии нас поддержат, а что уж там думают в Бельгии, Голландии и США – с каких пор нас это должно беспокоить? Кстати, в самих Штатах половина населения нас поддержит. Для нас – это хороший критерий, если наши действия осуждают власти в США, в Канаде или Великобритании – значит, мы на правильном пути. Мы же в принципе тут все «гомофобы», мы «душители свобод», мы ограждаем детей от растления – ужас! Показатель высокого КПД у нас – критика у них.

Вопрос: Какие законы должны быть, если внутренней морали у преподавателей не хватает? Ведь не пропишешь же там все?

Игорь Белобородов: На самом деле, специалисты, юристы, эксперты в состоянии предложить те формулировки, которые всех устроят. Не стоит подходить к закону слишком страстно, чтобы художественная гимнастика под это дело не подпадала, но, с другой стороны, в данном случае, мне кажется, вполне можно это описать. Во-первых, есть соответствующие движения, во-вторых, манера поведения, явный образ, весь подтекст.

Проблема подлежит описанию. Ее не опишешь только в том случае, если не заниматься ею. Но на самом деле, если создать должный коллектив юристов, психологов, педагогов, культурологов – поверьте мне, это дело нескольких суток.

Ведь и более сложные вопросы решаются – медицинской этики, наркопотребления, употребления алкоголя, но их удается регулировать. Хотя и там есть масса обманных манипуляций, масса лазеек.

Вопрос: В последнее время всплывает очень много подобных тем – постановка «Тангейзер», «распятый» Гагарин. Где грань между «священной коровой» – современным искусством и…как это назвать? Аморальностью, хамством, развратом?

Игорь Белобородов: Грань простая. Если это искусство, или творчество носит созидательный характер и направлено на гуманизацию пространства, в том числе культурного, то эти практики заслуживают одобрения. Если они разрушительного характера, а это определяется достаточно просто, то с ними надо бороться на корню. Но здесь мы должны быть последовательны, потому что оппоненты сразу скажут – ну тогда нам надо кого-то из классиков трогать? А знаете, я считаю, да! Например, «Лолита» Набокова совершенно не нужна в школьной программе. Это не те книги, которые должны воспитывать, служить образованию. Поэтому – пересмотреть школьную программу и задуматься о каких-то наших классиках, великих и выдающихся, место ли им там? Это не повод о них молчать вообще, пусть те, кто захотят, во взрослом возрасте ознакомятся и прочитают. Но детей и подростков, с их неокрепшей психикой, от такого влияния надо оградить.