Военно-политическое руководство США часто использует мнение различных экспертов в сфере контроля над вооружениями, в том числе высокопоставленных российских военных, находящихся в запасе, для «обкатки» своих идей и решений, направленных на ослабление военной мощи Российской Федерации.

Очередным примером тому стала недавняя публикация в газете «Нью-Йорк таймс» – предложения двух отставных генералов США и России о путях решения проблемы взаимного отказа Вашингтона и Москвы от стратегии «запуск по предупреждению» (launch-on-warning). Под ней в Соединённых Штатах понимается нанесение ответного удара по противнику, который первым применил ядерное оружие против них, после получения соответствующих данных о таком нападении с наземных РЛС и космических средств предупреждения, но ещё до того, как запущенные «чужие» МБР и БРПЛ были подорваны на американской территории.

В этой связи нельзя не обратить внимания на то, что вброшенная идея, с одной стороны, появилась в преддверии Обзорной конференции по осуществлению Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), которая состоится в ближайшем будущем, с целью демонстрации некоей «гибкости» Вашингтона в стратегическом планировании применения ядерного оружия.

А с другой – она направлена на то, чтобы Россия отказалась от сдерживающей роли ядерного оружия, которая как раз и проявляется в готовности нашей страны к немедленному нанесению ответного «удара возмездия». Ведь, как известно, Вашингтон ещё в 1997 году инициативно отказался от установки «запуск по предупреждению» и сделал ставку в своей ядерной доктрине на нанесение первого «упреждающего» и «превентивного» удара. Это подтверждено и в обновлённой американской «Стратегии применения ядерного оружия», введённой в действие президентом Бараком Обамой 19 июня 2013 года. В ней Пентагону предписано продолжать придерживаться наступательной ядерной доктрины и руководствоваться планами применения ядерного оружия в первом ударе по усмотрению США.

Таким образом, очевидно, что через публикацию в «Нью-Йорк таймс» нам хотят подбросить то, что в наибольшей степени отвечает национальным интересам Соединённых Штатов, и предложить в порядке «размена» то, что они уже давно осуществили в одностороннем порядке.

Естественно, мы не можем пойти на это. Тем более что сам Вашингтон своими действиями подталкивает нас к тому, чтобы, как говорится, держать порох сухим. Например, США до сих пор не могут адекватно воспринять другую, связанную с ядерным оружием проблему: о предотвращении столкновения российских и американских подводных ракетоносцев и ударных подводных лодок, находящихся в подводном положении. Напомним, что эта тема неоднократно, но безнадёжно поднималась перед Пентагоном с советской и с российской стороны в течение нескольких десятилетий. Эта проблема возникала и до сих пор возникает по той причине, что американские субмарины указанных классов слишком близко подходят к российскому побережью. Американцы также слышать не хотят об удалении своих тактических ядерных вооружений и противоракетных систем из Европы, объединённых решением саммита НАТО, состоявшегося в Чикаго в мае 2012 года, в единый кулак.

Пентагон до сих пор круглосуточно и круглогодично продолжает операцию ВВС НАТО в небе Латвии, Литвы и Эстонии под кодовым названием «Балтийское воздушное патрулирование», в которой используются самолёты «двойного назначения», то есть способные нести как обычные, так и ядерные вооружения.

Российская сторона не раз обращала внимание американской стороны на необходимость решения целого ряда иных проблем в сфере избыточных видов вооружений и ограничения масштабной военной деятельности. Но и здесь нет никакой конструктивной реакции Вашингтона.

Трудно удержаться от специфической реакции на обещание этих экспертов, обращённое в неопределённое будущее, что, мол, детальные меры проверки выполнения двусторонней договорённости об отмене стратегии «запуск по предупреждению» могут быть разработаны позже, «когда произойдёт восстановление российско-американских отношений в лучшую сторону». А когда это произойдёт, если американская сторона, инициировав их резкое ухудшение, так и не проявляет готовности к их выправлению и уже третий раз в публичных заявлениях своего президента ставит Россию между крайне опасной лихорадкой Эбола и террористическим «Исламским государством»?

Наивной в этих условиях выглядит и мысль двух авторов договориться о «поэтапном понижении боеготовности стратегических ядерных сил» двух государств. Особенно когда одно из которых, а именно США, выдвинуло к границам России внушительные ракетно-ядерные, противоракетные и обычные вооружения в едином оперативно-стратегическом механизме. И это при том, что другая сторона – Россия – не имеет таких комбинированных арсеналов у континентальной части Соединённых Штатов.

В качестве обоснования своего проекта оба эксперта опираются на затяжной украинский кризис, который был инициирован и по-прежнему активно поддерживается Белым домом на стороне киевских властей, подбадривая  их и словами, и командированием инструкторов в украинские вооружённые силы, а также снабжая их оружием различного назначения, в том числе летального, способного убивать.

В поддержку своей идеи оба автора также ссылаются на то, что космические системы СПРН себя «скомпрометировали» и что, мол, может быть послан ложный сигнал о ракетно-ядерном нападении из-за компьютерных сбоев или ошибок дежурных офицеров на пунктах управления ядерными силами. Оба бывших высокопоставленных военных предлагают руководителям России и США срочно встретиться и обсудить отказ от стратегии «запуск по предупреждению», иначе, дескать, может случиться непоправимое, когда системы СПРН сторон передадут на высшие национальные командные пункты управления ракетно-ядерными силами информацию о ложных пусках МБР и БРПЛ в направлении другой стороны.

Что касается российских СЯС, то такие «ошибки» им несвойственны. Как заявил недавно начальник Центрального командного пункта РВСН генерал-майор Андрей Бурбин, эти войска уделяют большое значение вопросу обеспечения гарантированной страховки их деятельности от разного рода форс-мажорных и иных непредвиденных обстоятельств. По его словам, на сегодняшний день этот вопрос в нашей стране решён «на 100 процентов». А вот американцам надо бы хорошо заняться этой проблемой, которая существовала и до сих пор существует у них после выявления специальной комиссией Пентагона множественных недостатков по проверке профессиональных навыков офицеров, осуществляющих боевое дежурство на пунктах управления американскими стратегическими ядерными силами.

Поэтому по перечисленным обстоятельствам предложение об отказе от стратегии «запуск по предупреждению», ещё раз подчеркнём, вряд ли может быть принято российской стороной. А есть ли иная альтернатива избежать случайного и непреднамеренного применения ядерного оружия в мире? Конечно. Почему бы двум самым крупным ядерным державам мира не реализовать более радикальное предложение, которое Москва неоднократно предлагала Вашингтону ещё в бытность существования Советского Союза и впоследствии со стороны российского руководства: не применять ядерное оружие в первом ударе или не применять его вообще друг против друга? Разве не повысило бы глобальную стратегическую стабильность, если бы все другие «юридические» ядерные державы (из ядерной «пятёрки»), а также «фактические» ядерные страны, не присоединившиеся к ДНЯО, последовали бы аналогичному примеру Российской Федерации и США?

К сожалению, прошедшие после этого многие годы показали, что американское военно-политическое руководство решительно отказывалось и до сих пор отказывается от осуществления этой простой и понятной идеи, которую разделяют многие государства мира.