Но даже скептики сходятся во мнении о том, что ось мирового развития постепенно смещается с Запада на Восток, поэтому Турция со временем неизбежно устремится в этом направлении вне зависимости от конкретных политических предпочтений ее лидеров. Поставив перед собой стратегическую задачу укрепления глобальных позиций Турции, ее руководство в любом случае будет ориентироваться на мировые тенденции и пытаться «вписаться в них» еще на раннем этапе. И это является одной из причин интереса Анкары к ШОС.

Сегодня Турция обладает статусом «партнера ШОС по диалогу», который ниже статуса наблюдателя и наделяет Анкару ограниченными возможностями сотрудничества с организацией. Турецкие представители могут участвовать в совещаниях руководителей министерств и ведомств государств-членов ШОС, заседаниях рабочих групп, научных и экспертных встречах, связанных с направлениями сотрудничества Турции с организацией. Эти направления зафиксированы в соглашении о партнерстве и включают в себя вопросы региональной безопасности, борьбы с терроризмом, наркотрафиком и организованной преступностью, а также различные аспекты экономического и культурного взаимодействия.

Вместе с тем, обладание статусом партнера по диалогу усиливает позиции Турции на международной арене. Это позволяет Анкаре демонстрировать, что страны ШОС видят в ней государство, с которым крупнейшее евразийское объединение готово поддерживать особые отношения. А также значительно повышает шансы Турции на членство в ШОС.

Формально перед Турцией нет препятствий для вступления в организацию в случае поступления соответствующей заявки со стороны Анкары. Однако можно предположить, что турецкое правительство не будет торопиться с полным членством и предпочтет сначала получить статус наблюдателя. Дело в том, что для Турции чрезвычайно выгоден сам процесс переговоров с ШОС (так же, как процесс переговоров с ЕС), позволяющий ей реализовывать свою «многомерную» политическую стратегию. Приоритетная задача Анкары заключается в том, чтобы постепенно наращивать свой глобальный вес, в том числе за счет присутствия в том или ином статусе на различных международных площадках.

Исторически и географически Турция – евразийская страна, что объясняет ее способность проводить многовекторную внешнюю политику, не замыкаясь на каком-либо одном направлении. Современный этап развития системы международных отношений, ускорение глобальных процессов и формирование многополюсного мирового порядка только способствуют расширению спектра дипломатической активности Турции. Противопоставление различных направлений внешней политики Анкары, попытки «вписать» сложную гамму ее международных интересов в узкие рамки «выбора между движением на Запад или на Восток» являются ошибочным подходом, преимущественно свойственным западному мышлению.

В действительности Турция не движется ни на Восток, ни на Запад. Она чувствует себя «центральным государством», соединяющим Восток и Запад, всегда «держит на готове» широкий арсенал «локальных» стратегий и активизирует их по мере создания благоприятной конъюнктуры на любом направлении.

В этом контексте становится ясна противоречивость высказываний турецких политиков по вопросу о том, может ли ШОС стать альтернативой ЕС. Не вызывает сомнения, что в определенные моменты Анкара использует «фактор ШОС» для усиления своих переговорных позиций в диалоге с Западом. Вместе с тем необходимо понимать, что для Турции эти два направления внешней политики не являются взаимоисключающими в принципе, и она глубоко заинтересована в параллельном развитии каждого из них.