Галина  Хизриева – известный в России ученый – кавказовед,  специалист по радикальному исламизму в России. В мусульманских кругах России ее также знают как последователя шейха Саида – эфенди Чиркейского. Темой интервью, которое она дала Gtimes, был на сей раз не Кавказ, а Татарстан. По словам Галины Амировны,  казанский теракт 19 июля этого года  и активизация «лесного» подполья в Татарстане были прогнозируемы еще 20 лет назад. Отдельно эксперт коснулась личности татарского историка Раиса Сулейманова, которого ряд исламских СМИ называет «провокатором».

 

– Почему молодого эксперта РИСИ Раиса Сулейманова называют «исламофобом» и обвиняют в необъективности?

 

– Действительно, Гейдар Джемаль и Али Вячеслав Полосин назвали Сулейманова «необъективным специалистом» и даже «исламофобом». Во – первых, «субъективность» Раиса Равкатовича вызвана тем, что его друга и учителя Валиуллу Якупова явно убили ваххабиты. Хоронить своих друзей и учителей без боли невозможно, и эта боль сделает субъективным любого. Во – вторых, обвиняли ли в чем -то Сулейманова Центральное духовное управление мусульман России или Российская ассоциация исламского согласия? Нет. Обвинял исключительно Совет муфтиев России и подконтрольные ему СМИ и структуры. Вина этого ученого в том, что он нарушил покой ваххабитсткого холдинга Казанского кремля и Совета муфтиев России. Термин «ваххабитский холдинг»  ввел в обращение Валиулла -хазрат Якупов. Сулейманов воззвал к властям РФ с требованием остановить процессы, запущенные в мусульманской умме России в 90-е годы, поскольку они приведут к большой крови. А чиновникам не хочется расставаться со своими креслами, поэтому они судорожно пытаются договориться с террористами, вместо того, чтобы вести с ними бескомпромиссную борьбу. В этих обстоятельствах статьи и аналитический мониторинг Сулейманова становятся чиновничьим кошмаром. Чиновники работают против него рука об руку с ваххабитами и татарскими националистами, поскольку им не нравится информационная опека над Татарстаном. Но такая опека неизбежна, поскольку Татарстан – нефтедобывающий регион, и там нужен покой не воображаемый, а реальный.  

 

– С какого времени ваххабиты активно действуют в Татарстане? Какова нынешняя степень их влияния на татарскую умму?

 

– Роковой датой для Татарстана стал 1992 год. В том году фонд "Тайба" организовал в Набережных Челнах молодежный лагерь. В лагере работали салафитские проповедники-арабы. Кроме исламского призыва (даваат) там проводился инструктаж по организации джамаатов. Такие лагеря стали традиционными, и со временем охватили и другие регионы РТ. С «Тайбой» контактировал Фарид Мухаметшин, впоследствии глава Госсовета РТ. На деньги «Тайбы» в Набережных Челнах строилось салафитское медресе «Йолдыз». В это же время в России шла активная работа по созданию Духовных управлений мусульман. Салафиты оказывали этим процессам большую финансовую поддержку и, как следствие, имели возможность влиять на кадровую политику и формирование образовательных программ и организаций. Впоследствии многие исламские организации РФ оказались тесно связаны с такими саудовскими учебными центрами как «Ибрагим бин Абдулазиз аль – Ибрагим» и «Хайят уль -Игаса», а новорожденное Духовное управление мусульман РТ оказалось полностью под влиянием ваххабиских идей. Муфтий РТ Гусман Исхаков был салафитско – ваххабитской креатурой. Позже совместные усилия проповедников салафизма и тогдашних руководителей Духовного управления РТ дали обильные всходы. Джамааты вышли на стадию самоорганизации, они организуются татарскими учениками первых проповедников-арабов.

 

Вы упомянули Фарида Мухаметшина. Насколько сильно оказался втянут в ваххабизацию Татарстана Казанский кремль? 

 

– В это оказался втянут не только Казанский кремль, но и остальное чиновничество. В одних случаях, тому способоствовала коррупция, в других – весьма туманное чувство уважения чиновников к религии своих предков, и желание принять участие в возрождении татарского ислама. Особенно сильно это желание разгоралось перед выборами в органы власти. Среднее и высшее чиновничество РТ не делало никаких выводов из ваххабистких заявлений муфтия Гусмана Исхакова, а точнее, не хотело их делать, поскольку не вдавалось в богословские тонкости. Во властных кругах бытовало мнение, что ваххабизм не опасен для татар в силу неких «ментальных особенностей» татарского народа. В общем, за двадцать лет в РТ выросло целое поколение мусульман – приверженцев ваххабитских идей. Власти и общество не отдавали себе отчета об угрозе. Однако специалисты по экстремизму и ученые – востоковеды не раз обращали внимание на то, что растущий татарский национализм и салафизм – плохая комбинация для России. В 2007 году попытку исправить положение предпринял востоковед Алексей Гришин, руководитель Фонда поддержки исламской культуры и образования. Успеха эта попытка не имела. В 2010 году Гришин не выдержал натиска просаудовского лобби, и ушел из Фонда со скандалом. Его обвинили во взятках и кумовстве. Все обвинения потом оказались ложными, но они свое дело сделали. Ничего не изменилось.

 

– Как радикальная исламизация отразилась на жизни рядовых татарских мусульман?

 

– Традиционный ислам вытеснился на периферию религиозной жизни и стал религией пожилых людей. Все отчетливее были черты религиозного конфликта отцов и детей . Традиционный для российских мусульман образ жизни разрушался на глазах. Одежда, брачное поведение, и ментальность у многих молодых мусульман Татарстана сейчас копируют арабский вариант. Для молодых ваххабитов РТ все происходящее на Ближнем Востоке сейчас важнее, чем события самой России. К тому времени, уже развились телекоммуникации, социальные сети, спутниковое телевидение. В любом более или менее зажиточном татарском селе можно увидеть спутниковые антенны, постоянно настроенные на «Аль -Джазиру» или «Арабию».

 

В 2010 году ваххабизм перешел в фазу бандформирований и терроризма. В 2010 году был Нурлат, в июле 2012 года – теракт в Казани. Примером для подражания и катализатором деятельности для ваххабитов Татарстана стали «лесные братья» с Северного Кавказа. Вполне вероятно, что к 2016 году будет создан общий непрерывный фронт террористических ячеек от российско – грузинской границы до Казахстана. Конечно, не все адепты салафизма и ваххабизма – террористы. Существуют сайты на русском языке, на которых салафиты пытаются откреститься от террористической вариации этих идеологий. Например, члены салафитской организации"Ахлю Сунна ва Джамааа" в меньшей степени склонны к террору, чем их некоторые «коллеги». Многие «умеренные» проповедники салафизма в Азербайджане или Дагестане сами оказывались под огнем своих единоверцев и погибали. Но "умеренные» не будут бороться с террором ни в Татарстане, ни где бы то ни было еще. "Умеренные» и «террористы» – один политический проект. Между тем, ваххабиты успешно укрепили свои позиции в России путем искусно пролоббированного «диалога с салафизмом». От «диалога» они перешли к террору . В июле 2012 года в Казани убили Валиуллу Якупова, в августе, в дагестанском ауле Чиркей – шейха Саида – эфенди Чиркейского, устаза двух крупнейших в мире суфийских тарикатов. Так в течение только двух месяцев был уничтожен цвет традиционного мусульманского духовенства обеих ключевых мусульманских республик России.

 

Александр Ашуров 

 

Источник: Грузия сегодня.