Королем Царства Польского становился российский император, которого в Варшаве представлял наместник. Однако либерализм Александра I продлился недолго. Так в 1825 году в польскую конституцию била добавлена статья, которая упразднила гласность заседаний сейма, а также был арестован один из лидеров польской оппозиции. После этого в Польше начался рост революционных настроений. Оппозиция требовала ослабить цензуру, которая действовала на территории всей империи, но которой до этого не было в самой Польше, выпустить своего лидера, а также отменить ту самую добавочную статью к конституции. Когда Николай I отказался выполнить эти требования, в Польше в 1830 году вспыхнуло восстание. Его главным требованием был не просто выход Польши из состава Российской империи, а восстановление независимой Речи Посполитой. Однако в результате Польское восстание 1830−1831 гг. было подавлено, а Польшу ждал целый ряд перемен. 26 февраля 1832 года был обнародован Органический статут, согласно которому Польское Царство становилось частью Российской империи.

Вопросы:

Является ли сегодня Польша врагом России?

ОЛЕГ НЕМЕНСКИЙ
Я думаю, что бирки «друг» или «враг» к международным отношениям подходят очень редко — только в случае открытого военного противостояния. Несомненно, что после вступления в ЕС и НАТО Польша проводит политику, направленную против российских интересов, против стремления России на улучшения отношений с Европой и Западом в целом. Конечно, это вызывает ответную реакцию с российской стороны. Но надо сказать, что для Польши такая политика является вполне традиционной и имеет большое историческое и идеологическое обоснование. Польша в эпоху Возрождения осознала себя форпостом Запада на Востоке Европы, форпостом христианства (православных русских поляки считали находящимися вне христианства), форпостом западных ценностей. Такое самосознание сохранилось у поляков вплоть до наших дней: Россия — это некая враждебная сила по отношению к Польше и Западу в целом, с которой надо всеми силами бороться и влияние которой надо всячески ограничивать. В современной польской политике сосуществуют два взгляда на отношения с Россией. Первый я бы назвал его оптимистическим: Россия может стать нормальной европейской страной, если она принципиально откажется от своей сути, от того, что называется русскостью (своего прочтения истории, своих особых ценностей, традиций), осудит все это и станет таким полуколониальным народом на обучении у Польши и Запада. Этот взгляд предполагает, что Россия может перестать быть тем злым монстром, каким ее обычно изображают в польской публицистике. Но есть и другой подход. Он заключается в констатации того, что «Россия всегда будет Россией» (сами поляки нередко употребляют именно такое выражение), и для Польши она всегда будет враждебной страной, так что пытаться изменить Россию не стоит, но нужно бороться за ограничение ее влияния и максимальное ее ослабление. Россия, с такой точки зрения, является злом, которое, как мы знаем, победить до конца невозможно, но это вовсе не значит, что с ним не нужно бороться в принципе. Эти взгляды характеризуют две основные политических силы в Польше. Оптимистического придерживаются политики «Гражданской платформы», которые сейчас находятся у власти, а также левые. Пессимистический же свойственен в свою очередь самой крупной оппозиционный партии Ярослава Качиньского «Право и справедливость», у которой есть все шансы прийти к власти уже осенью нынешнего года. Думаю, ни тот, ни другой вариант нас здесь в России радовать не может — оба исходят из крайнего неприятия нас такими, какие мы есть.
ГЖЕГОШ ШРУБОВСКИЙ
Сегодня Россия не является врагом для Польши, как и Польша в свою очередь не является врагом для России. Конечно, отношения очень сильно изменились на фоне украинского кризиса. Как мне кажется, еще год-полтора назад для большинства поляков Россия была страной-соседом, с которой нужно выстраивать отношения. Меньшинство уже тогда говорило, что Владимир Путин является очень непредсказуемым человеком, что он напоминает Муссолини или даже Гитлера. Но так думали в Польше не больше 10%. Однако с началом украинского кризиса настроения в Польше сильно поменялись. Сейчас для большинства поляков Россия — это страна-изгой, они считают, что совершенно невозможно прогнозировать, что будет делать Владимир Путин. Такое отношение, конечно, очень сильно влияют на наши двухсторонние отношения и то, как поляки воспринимают русских.

А как поляки воспринимают сегодня современную Россию?

ОЛЕГ НЕМЕНСКИЙ
За все то время, что я занимаюсь Польшей, я не встречал ни одной действительно позитивной публикации о России в польской прессе. Бывают более или менее нейтральные (особенно в изданиях левой ориентации). В стране уже четверть века господствует радикальная антироссийская и даже открыто русофобская среда. В этих условиях, конечно, бОльшая часть населения настроена так же негативно. Тем не менее, инакомыслящие в Польше есть. И есть ощущение, что за последний год таких инакомыслящих в стране стало больше, то есть заметная радикализация взгляда на Россию из-за украинского кризиса оказалась для части общества неприемлемой, чем более мягкий и умеренный взгляд. К примеру, на сайтах ведущих польских изданий в комментариях к материалам о России можно найти немало высказываний, осуждающих антироссийский настрой польской политики. Польское общество не стоит представлять таким абсолютным монолитом, однако антироссийские настроения (и даже русофобские) все-таки однозначно превалируют. Кстати, нужно заметить, что у поляков есть своего рода обида на то, что Россия не относится к Польше так же негативно. В связи с этим в поляках развился даже некий комплекс: мы их так ненавидим, а они нас просто презирают, раз так откровенно и демонстративно не замечают. «Надо заставить их с нами считаться!» — это даже одна из открыто заявляемых целей польской внешней политики. Вот это ощущение несимметричности отношений вызывает в поляках сильнейшие комплексы и даже чувство униженности. Когда в российском медийном поле появляются ответные нотки, то обычно поляков это радует, так как у них появляется ощущение, что если их замечают, то значит, с их позицией России приходится считаться. Это было особенно заметно, когда в России был введен государственный праздник Дня народного единства. Тогда у нас многие опасались, что Польша может обидеться и это в свою очередь может привести к ухудшению отношений между нашими народами. Однако на деле поляки скорее обрадовались. Из их исторической памяти события, которые в российской истории называются Смутным временем, и польских походов в Россию уже почти выпали, и они и не помнили даже, что когда-то были в Москве. Кто такой Иван Сусанин знают единицы даже среди историков. Однако тогда в Польше те события 17 века начали активно вспоминать и стали предметом национальной гордости: мы захватывали Москву, а русские своим главным праздником считают освобождение Москвы от нас! Это очень возвеличивало польское самосознание. Так что не надо бояться истории наших отношений, открытого обсуждения болезненных точек. Думаю, больше всего нам не хватает самих отношений — у нас их теперь очень мало. Чем больше будет открытого диалога, взаимного присутствия в информационной среде — тем лучше и тем адекватнее будут взгляды друг на друга. Русским только надо научиться не требовать от собеседника «дружбы народов».
ГЖЕГОШ ШРУБОВСКИЙ
Сейчас для поляков Россия — это прежде всего угроза. Поляки сейчас испуганы. В польских СМИ последнее время большое место отводится дискуссиям о том, будет ли в Европе полномасштабная война, Путин остановится на Украине или пойдет дальше в Прибалтику и даже Польшу. Отношение к России очень сильно поменялось буквально за один прошлый год. Однако мы очень связаны с Россией в плане культуры. Поляки любят смотреть современное российское кино, например. У нас вообще очень много любителей российской культуры, даже среди интеллектуальной элиты. Однако культурные связи тоже сейчас оказались под угрозой: политика очень сильно влияет буквально на все.

Отношение к полякам у россиян скорее положительное или отрицательное?

ОЛЕГ НЕМЕНСКИЙ
В России за 20 век Польша ушла из массового сознания. У нас нет такого яркого образа Польши, как у них России. Это связано с тем, что старый, весьма враждебный стереотип о поляках был очень невыгоден в эпоху существования Варшавского блока. Так как заменить этот стереотип оказалось весьма затруднительно, то польскую тему тогда просто убрали из информационной среды и даже из школьных учебников. В результате этого Польша стала обобщенно представляться одним из славянских государств где-то там у западных границ. Однако яркого образа (будь то враждебный или дружественный) этой страны у нас уже не было. Эта ситуация начала изменяться только в последние несколько лет, особенно в результате деятельности премьера Ярослава Качиньского и президента Леха Качиньского, которые стали открыто и ярко демонстрировать свои русофобские взгляды. Это постепенно в России заметили. Свою роль сыграли и такие сайты, как ИноСМИ и другие информационные ресурсы, переводящие западную прессу. Переводы польских СМИ быстро приобрели популярность, потому что на общем западном фоне они выделялись своей непримиримой антироссийской позицией. И информационно активные российские пользователи начали много читать переводы польской журналистики о России. И это в итоге вызвало обратную реакцию: в поляках начали видеть таких параноидальных русофобов. Это новый образ Польши, которого не было еще даже 10 лет назад, но который постепенно утверждается в российском сознании. И как мне кажется, в самой Польше никто на высоком уровне не собирается этому противостоять.
ГЖЕГОШ ШРУБОВСКИЙ
Я достаточно долго сам прожил в России (порядка 7 лет), и я не почувствовал на себе какого-либо негативного отношения как к поляку. Но сейчас я вижу, что все тоже меняется и с вашей стороны. У меня в России осталось много друзей и знакомых, и я чувствую, как расходятся наши мнения. Это опять же влияния событий последнего года на Украине. К тому же, как мне показалось, люди в России стали бояться откровенно говорить то, что они думают, стало очень сложно именно откровенно поговорить с моими русскими друзьями буквально обо всем.

Так исторически сложилось, что поляки на протяжении нескольких столетий были противниками жителей и Московского государства, и Российской империи. Оставило ли это соперничество свой след на взаимоотношениях двух народов?

ОЛЕГ НЕМЕНСКИЙ
История российско-польских отношений с 16 по 19 век, как мне кажется, фактически была забыта в России за советское время. Как-то вот удалось тогда изъять эти события из живой исторической памяти. При этом в Польше такой подмены не произошло. У них тема наших двусторонних отношений до сих пор активно переживается. Хотя есть и некоторые свои особенности. Как, например, те польские походы на Москву Смутного времени, которые мы активно заново вспоминаем в России, а вот в Польше о них на уровне именно массового сознания совсем забыли. И понятно: надо было утверждать образ Польши как вечной жертвы России. Но при этом патриотические чувства в маленьких поляках по-прежнему воспитываются на примере войн с Россией и польских восстаний 19 века против Российской империи. Этому, кстати, не мешала и коммунистическая Москва, ведь герои польских восстаний были «борцами с проклятым царизмом». Так что мы можем смело утверждать, что в польском сознании образ враждебной России занимает важнейшее место, и в целом польское мышление о России очень исторично.
ГЖЕГОШ ШРУБОВСКИЙ
Думало, что, конечно, оставило. Современная Польша начала существовать в 1918 году. Главным человеком тогда был Юзеф Пилсудский, который собственно и сделал это и который также думал, что главным врагом Польши является Россия. Так уж исторически сложилось, что главная угроза для Польши всегда исходила именно от России. Все главные польские восстания были против России. А вот другая важная фигура тех лет Роман Дмовский думал абсолютно по-другому. Дмовский главную угрозу видел в Германии, поэтому считал, что с Россией надо договариваться. И всегда было так. Польша всегда была между двумя большими странами: Россией и Германией. Вся история Польши по сути является борьбой против России или против Германии. Однако сегодня Польша не видит угрозы в современной Германии. А вот Россия для большинства осталась угрозой.

Как Польша относится к своему социалистическому прошлому и какая роль отводится в нем России как наследнице СССР?

ОЛЕГ НЕМЕНСКИЙ
Польша воспринимает эпоху СССР как время несвободы, когда полякам вроде давали жить, но при этом не давали им быть поляками: придавливали их польскость, их культуру, их самосознание. Я в свое время спросил знакомых поляков, почему они считают, что Польша была несвободной в советский период. Да, тогда были определенные ограничения, в том числе и во внешней политике, но все-таки это не было рабством, как это обыкновенно описывается поляками. Мне был дан очень хороший ответ: во время социализма у Польши не было права на конфликт с Россией. Отсутствие именно права на конфликт с Россией является для польского самосознания по сути отсутствием свободы таковой, ведь это запрет на реализацию своих исторических форм существования, запрет на повторение тех подвигов, на которых воспитывается чувство патриотизма каждого поляка. Так что советская эпоха осознается поляками как время унижения Россией Польши. А сильной ностальгии по советским временам, каким-то аспектам внутренней польской жизни той эпохи в Польше мало. В первую очередь это связано с тем, что Польша в постсоветские годы смогла совершить довольно сильный рывок в развитии, в результате сейчас поляки живут намного лучше, чем они жили при коммунистах. В отличие от целого ряда других государств бывшего социалистического лагеря (например, Венгрии или Болгарии), в которых очень сильна ностальгия по той эпохе, так как там уровень жизни до сих пор ниже, чем он был во время соцлагеря. Поляки сейчас осознают себя как довольно успешную нацию, как народ, который смог совершить, по их выражению, транзит с Востока на Запад и успешную интеграцию в западное сообщество. История последних 25 лет в целом осознается очень позитивно.
ГЖЕГОШ ШРУБОВСКИЙ
Конечно, современная Польша построена как бы на отрицании той страны, которой была Польша во времена СССР. Тогда Польша не была суверенной страной, она всецело находилась под влиянием Советского Союза. Так что в целом отношение к советскому наследию крайне плохое, хотя, конечно, все-таки есть много пожилых людей, для которых на то время пришлась их юность и т.д. Однако в целом осовремененные поляки считают, что СССР построил у них в стране коммунистический режим, после же освобождения Польши в 1945 г. в стране начались сталинские репрессии. Однако, конечно, все не так однозначно. Например, я уверен, что освобождение Аушвица может оцениваться только с одной положительной точки зрения, иначе бы узники этого лагеря смерти просто бы погибли, если бы советская армия этого не сделала. Но само вхождение советской армии в Польшу представляло угрозу тогда для многих польских патриотов. Многие из них впоследствии действительно попали в тюрьму и были убиты. Помнят поляки и про офицеров Катыни. Но все-таки лично я не понимаю, как мог наш министр иностранных дел Гжегош Схетина заявить, что Аушвиц освободили украинцы, только потому что лагерь смерти освобождал Украинский фронт?! Понятно, что он не хотел, чтобы Путин из-за Украины приезжал в Польшу на памятные мероприятия. Однако почему он позволил себе произнести такие исторически неправильные вещи, я честно не понимаю.