– Что стоит за этими решениями?

– Во-первых, эти решения вполне логичны и напрямую вытекают из общих свойств идеологии украинства, так что их принятие было вполне предсказуемо и давно требовалось украинскими националистами. Во-вторых, нынешней власти необходимо поддерживать в обществе революционные настроения, атмосферу нетерпимости и ожидания закономерной «перемоги» над современными или историческими «врагами», на которых возлагается ответственность за все беды народа Украины. Только это способно отвлечь население от обсуждения реальных проблем страны, а заодно и оправдать их. Есть в этом и жажда исторического реванша со стороны галичан – став действительно господствующим на Украине меньшинством, они реализуют свои самые смелые идеи о восстановлении «исторической справедливости».

Но при этом, несомненно, нужно отдавать должное и давлению Запада – Украина вообще не суверенное государство и никакие общественно значимые преобразования без американской и германской санкций сейчас не предпринимает. А им очень важна тема принципиального пересмотра общественной трактовки событий тех лет. Собственно, пока украинцы не изменят свой образ мыслей, они не смогут ментально стать частью Запада. И действует логика Холодной войны, так той стороной и не прекращённой. Борьба с Россией ведётся на всех фронтах, в том числе и идеологическом.

Сейчас вообще на Западе начинается эпоха нового тоталитаризма, когда исторические трактовки и основные общественные идеи начинают предписываться законами, а выражение инакомыслия строго карается. И если в странах «старого Запада» это проявлено пока что не очень сильно и касается в основном темы отношения к меньшинствам, то для стран бывшего Соцлагеря и особенно для бывших советских республик (как Прибалтика и Украина) считается полезным утверждение более открытых и жёстких форм контроля за общественным сознанием.

– Случайно ли их принятие ровно за месяц до десакрализованного ранее 9 мая?

– Нет, конечно, их принятие не случайно. Это часть общезападных приготовлений к 70-й годовщине. Она должна быть отмечена так, чтобы праздновалась победа над обоими «Империями Зла» – и фашистской Германией, и советской Россией, с указанием, что «Россия всё та же и вновь поднимает голову». Надо отметить, что такая идеология отмечания годовщины очень невыгодна самой Украине, так как раскалывает её население, усиливает внутренние противоречия в обществе, а значит, делает власть ещё слабее. Но зато это прекрасно доказывает, что вся эта политика проводится именно в интересах Запада.

– Как это может быть реализовано на практике?

О полноценной реализации чего-либо сейчас на Украине речи не идёт. Однако это даёт дополнительные возможности для пресечения проявлений инакомыслия и для ужесточения режима террора, в том числе и для расправы с политическими оппонентами. Но реализовываться всё будет в том же режиме, что и люстрация, то есть в отношении конкретных лиц и организаций.

– Какой реакции стоит ожидать в украинском обществе? Как отреагирует Запад?

Всё это, несомненно, усиливает противоречия в украинском обществе и усугубляет негативное отношение к новой власти со стороны значительной (в основном юго-восточной) его части. Эта часть сейчас молчалива, её голос не слышен и эти меры будут способствовать её дальнейшей молчаливости. Однако они одновременно демонстрируют, что со стороны новой власти «все мосты сожжены» и ни о каком возвращении к политике нахождения общественного компромисса речи уже быть не может.

Для неукраинствующей части граждан Украины это как чёрная метка: мы с вами ни о чём не будем договариваться, мы будем вас уничтожать – если не физически, как на Донбассе, то морально. На каком-то этапе, когда ныне молчащие миллионы получат свой голос, это станет основанием для всплеска настроений максимального неприятия нынешней власти, а вполне возможно и для восстания. Для половины населения Украины принятие этих законов означает, что ополченцы Донбасса оказались правы в своём неприятии последствий Евромайдана и решительном сопротивлении.

Украина последовательно уничтожает все свои исторические основания: от местной русской истории, идентичности, всей старой городской культуры, до наследия того коммунистического прошлого, в котором она и была создана. Отрицание своих корней – это отрицание себя, а значит, по большому счёту это можно считать политикой общественного суицида. Медленного, мучительного, но при определённых психологических проблемах по-своему увлекательного самоуничтожения.