Сегодня крайне важно понять, что без каких-то статистических точек опоры нельзя эффективно решать самые важные и самые злободневные политические проблемы. Да, кстати, о голодных. Именно статистики, исходя из реальности, устанавливали норму выдачи хлеба в сражающемся блокадном Ленинграде, равно как и гораздо более богатый паек для немецких военнопленных в мордовских лагерях.

Упоминание о войне, о Великой Победе обязывает обратиться к этой теме более ответственно и широко. Давайте попробуем методами политической медиаметрии проанализировать самые актуальные события с целью, для которой статистика как раз и предназначена — дать ориентиры для действующих политиков.

28 апреля в Москве, в Центральном музее Великой Отечественной войны прошел Международный форум Победителей «Великая Победа, добытая единством», приуроченный к 70-летию Победы в Великой Отечественной войне. Было приветствие участникам форума Президента РФ. В рамках этого форума состоялось открытие выставки «В борьбе с нацизмом мы были вместе». Выставку открывал Дмитрий Медведев, присутствовала и вице-премьер РФ Ольга Голодец. Уровень более чем достойный. Так вот, Центральный музей Великой Отечественной войны представлял собой в этот момент (знаю точно, поскольку сам там был) центр кристаллизации какой-то новой, смутной в своей конкретике, но весьма ощутимой, духовно востребованной всеми присутствующими идеи интеграции наших народов. Всем хотелось быть вместе, как раньше. Невероятный факт: впервые за 25 лет крупный российский политик, ни кто-нибудь, а глава кабинета, делал свои заявления на фоне 16 флагов Союзных Республик. Флагов, забытых напрочь. Молодежь даже не знала, что такие флаги когда-то были. Каюсь, когда журналистка из Баку попросила меня указать на флаг Советского Азербайджана, я сам позорно запутался.

Но то, что лейтмотивом форума явилось обращение к понятию «советский народ», было абсолютно очевидно. Более того, официальные лица и ветераны, журналисты и эксперты — все, не сговариваясь, употребляли только термин «Победа советского народа в Великой Отечественной войне против немецко-фашистских захватчиков». Посмотрел официальные агентские отчеты о мероприятии. Слово «советский», тем более «советский народ» начисто отсутствует. Вместо этого используется очень грамотно и вполне политкорректно составленный эвфемизм «Братское единение народов Советского Союза, сокрушивших нацизм». Но, согласитесь, это не совсем то. Есть здесь какая-то опаска и недоговоренность.

А жаль. И вот почему. Медиастатистика по теме «70-я годовщина окончания Великой отечественной войны», которая подразумевает резонансы на подготовку ко Дню Победы в России, довольно скупая. Выявлено всего около 360 материалов. Индекс агрессивности для этого массива, разумеется, невысок, равен 0,3 — т.е. при всей накаленности темы всего три негативных статьи на 10 нейтральных. Индекс доброжелательности, как ни странно, в два раза меньше. Итак, имеем нейтральный фон. А хотелось бы все-таки праздника. В числе лидеров по освещению сюжета — Германия (это перипетии с приездом Меркель и проездом байкеров «Ночные волки»), Великобритания (разное, но в основном неодобрительное), КНР (первые лица к нам на 9 мая, мы к ним на 2 сентября). Из стран постсоветского пространства более-менее присутствует Молдавия и Узбекистан. От остальных — следы. Или полное игнорирование. Таким образом, даже в тех странах, где День Победы будут праздновать широко, упор сделан на «национальный» фактор, без выхода на Россию и без особой нужды в привлечении идеи «единения».

Почему же все «советское» представляется современным политикам таким опасным? Что заставляет их растаскивать самый сегодня великий и самый общий праздник по «национальным квартирам»? Здесь, наверное, поражена важная область метафизического сознания постсоветского организма. Но мы просто ставим диагноз. Надо ли это лечить и если надо, то как, решать, увы, не нам.

Кстати, наибольшее число статей по сюжету «70-я годовщина окончания Великой Отечественной войны» (причем все позитивные) зафиксировано для газеты «Молдавские ведомости». Спасибо, коллеги и товарищи!

Информационная активность: французский флер

Активность зарубежных СМИ за период c 20 по 26 апреля 2015 года по сравнению с предыдущим анализируемым периодом (c 13 по 19 апреля 2015 года) упала на 5,8% (1215 материалов против 1291). Это в пределах статистической погрешности, так что событиям в России оказывается достаточное внимание. Индекс агрессивности практически остался на прежнем уровне. Комментировать здесь особо нечего.

Сюрпризом стал прорыв Франции на лидирующие позиции по числу публикаций, причем с приличным отрывом от своего постоянного соперника, Германии. Но это и понятно. Были переговоры по «Мистралям». Каким-то образом освещалось участие России и ее руководства в мероприятиях, связанных со столетием трагического события — геноцида армян в Османской империи (во Франции большая армянская община). Разумеется, едва ли не со злорадством комментируется мотопробег на Берлин «Ночных волков».

Но были и добрые материалы. Впрочем, судите по заголовкам. «Российское эмбарго угрожает существованию французских предприятий» (La Nouvelle République du Centre Ouest, 25.04). «Орда пропутинских байкеров движется на Берлин» (Le Parisien, 25.04). «Русские шали из Павлова Посада» (France TV, 26.04). «Все больше российского газа во Франции» (Le Journal du Dimanche, 26.04). «Приложим все усилия для улучшения российско-европейских отношений» (Le Monde, 26.04). «Олланд — Путин: диалог глухих» (Le Parisien, 25.04).

Индекс агрессивности: полинегатив политики

В этот раз какой-то нестандартный период по негативу. Наибольшей степени остракизма подверглась российская внешняя политика. Даже не «Ночные волки» в этом контексте. На наш МИД и его зону ответственности происходит просто какой-то злобный накат.

Вот примеры заголовков. «Андрей Пионтковский: Путин готовится к следующим провокациям на территории постсоветской империи» (Эспресо TV, 25.04). «Проваленный тест с «Ночными волками» (Rzeczpospolita, 24.04). «Госевская призывает: Вызвать посла России на ковер» (Onet.pl, 23.04.2015, Польша). «Слухи и заговоры. Тень Путина за противостоянием на Востоке Украины» (La Croix, 23.04.2015, Франция). «Путин приглашает на парад, но «все» отказываются. Российский президент винит США» (Dagbladet, 23.04.2015, Норвегия). «Майкл Макфол: Путин хочет, чтобы в Украине не было ни войны, ни мира» (Украинская правда, 22.04.2015, Украина). «Россия вербует американских союзников в Восточной Европе, порождая у них сомнения в готовности США обеспечить их безопасность» (The Washington Times, 22.04.2015, США). «Путин сделал вопрос ядерной безопасности еще более сложным, и Трайдент — это не ответ» (The Guardian, 20.04.2015, Великобритания).

Наш выбор: Финский информационный нож

Наша пресса пестрит заголовками: «В Финляндии заработала правительственная структура по противодействию СМИ России» (Интерфакс); «Финляндия вступила в информационную войну с Россией» (Русская планета); «Финляндия намерена бороться с «киселевщиной» (webground.su). Ну и так далее. Что за черт и с чего бы это. Но вот «первичный» интерфаксовский материал (в сокращении): «В Финляндии из представителей министерств и государственных служб создана специальная рабочая группа, в задачу которой входит борьба с исходящей из России пропагандой, пишет в воскресенье газета «Калева» (Kaleva). Работа над созданием этой группы велась с начала нынешнего года. Члены рабочей группы обмениваются поступающий к ним информацией и намерены создать единую картину «информационных операций против Финляндии». Руководитель правительственной службы по коммуникациям и эксперт комитета по государственной безопасности Маркку Мантила (Markku Mantila) подтвердил создание такой группы…. По словам Мантила, «в российской журналистике так выборочно цитируют финских политиков, что становится ясно, что это не случайно. По моему мнению, поэтому у большинства потребителей продукции СМИ России создалось впечатление, что правительство Финляндии и топ-политики в прямом смысле этого слова якобы требуют отказаться от введенных против России санкций». Одной из задач такой деятельности СМИ России является подрыв единства ЕС, не исключает эксперт».

Наши эксперты застонали от непереносимой душевной боли. Только недавно мы зачислили по результатам анализа освещения начальных этапов украинского кризиса Финляндию в наши информационные союзники, наравне с КНР (финские СМИ обеспечили ИА, равный всего 0,10, а китайские — 0,11). Для сравнения: у стран, записанных нами в число тех, которые ведут мировую информационную войну против России в контексте событий на Украине (США, Германия, Австрия, Франция) такой показатель, как индекс агрессивности, заведомо больше 5. Все удивились, но против цифр не поспоришь. Более того, мы призвали для выяснения правды бравого финского полковника из «их» аналогичной структуры. Бравый полковник не стал радостным от новости про «союзничество» с нами. Засомневался. Но потом выразился в таком ключе: «Про СМИ не знаю, статистикой не владею. Но мои соседи по рыбачьей хижине на озере мне, как военному, выговаривают: чего эти американцы лезут и лезут к русским на Украину! Так что все может быть». Со временем финские медиа стали печатать больше негативных материалов, но никогда из категории «нейтралов» не выходили.

Мы добыли текст первоисточника. Изучили с пристрастием. Типичный наддув журналистов. Во-первых, Маркку Мантила давал интервью своей родной газете в провинциальном городе, откуда он только недавно, после выборов, перебрался в Хельсинки. Наличие группы он лично не подтверждал, сославшись, однако, что такие сообщения имеются «в западной прессе». Никаких официальных заявлений на этот счет пока не поступало.

Во-вторых, он четко определил функции группы: мониторинг того, какой имидж Финляндии и ее руководства формируют зарубежные (о российских речи не было) СМИ, координация работы и согласование ведомственных и экспертных оценок.

В-третьих, в задачи группы входит в первую очередь выработка предложений по актуализации программ «медиаобразования» в условиях, когда в мире идет информационная война. Медиаобразование — модная в странах Северной Европы педагогическая заморочка. Детей в школах учат «правильно читать газеты и смотреть телевизор, правильно использовать для самовыражения возможности Интернета». Разъясняют особенности официальной «редакционной политики». Наверное, это ближе всего к контрпропаганде. Кстати, как «медиапедагог», Мантила выразил большие сомнения в существовании «троллей Путина» в количестве 500 штук в Петербурге, о которых трубит западная пресса. По его мнению, никакой уважающий себя юноша не станет тратить время на посты и прочее, которые гарантированно уйдут в спам.

В-четвертых, новый пресс-начальник страны Суоми без обиняков заявил, что с момента воссоединения Крыма с Россией информационная политика Финляндии формируется очень непросто: с одной стороны, Крым и Украина финнов не интересуют, добрые отношения с восточным соседом дороже, но с другой стороны, как член ЕС, Финляндия действительно должна реагировать на информационное противодействие России войне со стороны Евросоюза. Смотри его цитату выше. В любом случае финский чиновник подчеркнул, что ни Россия, ни Финляндия не находятся в состоянии информационной войны друг с другом.

И наконец, Маркку Мантила продемонстрировал знакомство с трудами Ленина, сообщив, что в Финляндии «имеется несколько полезных идиотов, которые распространяют фантастические комментарии типа про «звериный оскал России» и тем самым недопустимым образом вредят финской внешней политике».

Мы могли бы цитировать и дальше, но зачем!? Призываем всех просто сохранять спокойствие. Может быть, где-то и не поддаваться на провокации.