Внимание общественности и экспертов Общественного центра по защите традиционных семейных ценностей «ИВАН ЧАЙ» привлеквыпуск от 22 апреля 2015 года, который был посвящен отобранию детей у многодетной матери Юлии Бодровой из Твери, муж которой уехал на заработки в столицу, оставив ее одну с детьми и без средств к существованию.

Высокомерная и циничная наглость, унизительные вопросы, презрение, – чего только ни слышали зрители из уст ведущих этой программы по отношению к героине, многодетной матери, попавшей в тяжелую и почти безвыходную ситуацию. Юлия обратилась за помощью к редакции программы.

Кто-то строит предположения, что герои – “подсадные”, не настоящие. Вряд ли, но возможно. Но это даже не меняет сути дела и антисемейной направленности программы, ибо с точностью 100% в огромной по размеру своей территории Тверской области в настоящий момент живут не одна, не десять, а сотни подобных семей, находящихся в стесненных обстоятельствах. 2300 руб в месяц получает Юлия на детей, не имея возможности работать с маленьким ребенком на руках. Но государство выделит детдому на юлиных детей в десятки раз больше. В несколько раз больше получат и приемные родители, которым органы опеки отдадут с готовностью юлиных детей.

Отсутствие работы, умирающие деревни, пьянство, – увы, в Тверской губернии и во многих других областях этого хоть отбавляй.

Но это никаким образом не дает оправдания, во-первых, действиям органов опеки, которые вместо помощи отбирают детей, а, во-вторых, презрению обгламуренных ведущих. Кстати, они с самого начала заняли такую позицию просто потому, что «надо вовремя было вспомнить о том, что со времен Древнего Египта существуют презервативы и не рожать столько».

Отличную от позиции ведущих программы занял Игорь Белобородов, кандидат социологических наук, директор Института демографических проблем РИСИ. В результате своей дискуссии он просто встал и вышел из студии.

Редакция «ИВАН ЧАЙ» попросила Игоря Белобородова прокомментировать его участие в этом выпуске программе «Мужское и женское»:

«Впечатления от передачи остались самые тяжелые. На мой взгляд, в ней мастерски сочетались высокомерие и цинизм, подмена понятий и провокация, ложь и правда. Последней было мало. И даже эту малость сумели обрезать до микрочастицы.

Я не уверен, что герои были реальные. Как я понял, сценаристом было важнее обыграть ситуацию и сконструировать определенной образ российской семьи. Такой концентрации хамства на единицу времени я ранее не встречал, хотя бывал на всяких эфирах. Это был первый случай за 16 лет, когда я досрочно покинул телепередачу. Символично, что все происходит в преддверии Дня Великой Победы 9 мая и Международного Дня семьи 15 мая.

Для меня и, наверное, для многих телезрителей все прозвучало, так будто потомки победителей – это пьяницы, неряхи и тунеядцы, а российская семья – это такая якобы деградировавшая социальная единица, с которой должна плотно работать ювенальная система. Я чувствовал в студии какую-то агитационную атмосферу: все, включая массовку, были заточены на травлю многодетной матери и ее супруга.

Вдумайтесь, на Первом канале фактически за деньги налогоплательщиков в популярное время происходила дискредитация того типа семьи, в котором сегодня более всего заинтересовано наше общество.

С одной стороны, власть делает конкретные шаги, связанные с поддержкой многодетных, с другой – на одном из самых рейтинговых каналов идет прямой саботаж государственных усилий. С одной стороны, Президент лично и неоднократно выступает против ювенальной юстиции, с другой – на популярном государственном канале фактически призывают к изъятию детей у кровных родителей. Их вина лишь в том, что они бедные и многодетные.

Думаю, что наблюдаемое в обществе порой предвзятое отношение к многодетным семьям возникает в том числе благодаря подобным передачам. Впрочем, дело не только в многодетных. Обратите внимание на заставку перед началом передачи: мужчина изображается в виде маленького мальчика (похожего на пионера-горниста), а женщина – в виде возвышающейся над ним подчеркнуто атлетичной статуи.

Обе фигуры отталкивающего серого цвета и смотрят в разные стороны, как бы не замечая друг друга. При этом на заднем фоне женской “статуи” красуется огромная буква “М”, а сзади мальчика всплывает буква “Ж”. Мечта гендерных идеологов, гомосексуальных активистов и радикальных феминисток. Надо сказать, что образы на заставке не соответствуют ни визуальным образам ведущих, ни названию передачи. Если бы передача называлась “Каменная баба и мальчик-горнист” было бы еще понятно, но в данном случае – это удар по архетипам. Полагаю, профессиональная экспертиза показала бы много интересного в плане воздействия на сознание телезрителя.

Как мне показалось, жанры явно перепутаны – вместо ток-шоу получилось какое-то “судилище”. А судьи кто? Очень правомерный вопрос. Итак, критику в адрес семьи высказывали следующие персонажи: мужчина, женатый четвертым браком (без учета внебрачных сожительств); милая женщина, не имеющая опыта брачной жизни и родившая всех своих детей вне официального брака; женщина – эзотерический психолог, экстрасенс (не исключаю, что наши предки назвали бы представителей этой профессии просто ведьмами); мужчина непонятной ориентации – публично предложивший многодетному отцу деньги на презервативы; мужчина – психолог, член Американского общества по тренингам и развитию; бывшая фотомодель, снимавшаяся в рекламе нижнего белья. Ну и так далее.

Передача была даже в чем-то спортивной.

Нет, в ней не говорили о спорте, в ней большинство особым образом отобранных экспертов соревновались в том, кто больнее кольнет простую безобидную российскую семью. Кто обильнее в нее плюнет и втопчет в грязь. У них это получилось.»