Непременно сделать это лично ему подсказало шестое чувство еще в 2011 году. Он уже тогда сориентировал граждан на 2015 год. Не потому, что провидец. Не нужно им быть, если точно знаешь, что нет прокорма в своем отечестве. А он знал. До избрания главой государства был и премьером, и оппозиционером, и революционером. Одно из беднейших государств постсоветского пространства – Киргизия с первых дней независимости, по сути, была у России на прицепе. Все, что ей оставалось, признать это документально.

За неделю до нового года Атамбаев в Москве подписал основной договор о вступлении республики в альянс Армении, Белоруссии, Казахстана и России. 8 мая там же на Высшем Евразийском экономическом совете лидеры этих стран его уже принимали как родного и равного. “Вступление в ЕАЭС откроет нашим товарам доступ на почти 200-миллионный рынок”, – заявил Атамбаев. “Мы перестанем быть спекулятивной экономикой и начнем динамично развиваться”, – сказал он то, что мечтал произнести все это время, казалось, бесконечных согласований.

Хотя ошибется тот, кто решит, что естественное отсутствие иной альтернативы избавило Бишкек от дней сомнений и дней тягостных раздумий. “Доброжелателей” и здесь всегда хватало, и Запад, раз за разом, насылал эмиссаров – продавцов иллюзий и соблазнов. И совсем не просто так Алмазбек Атамбаев попросил партнеров ускорить ратификацию и не откладывать ее до сентября. Осенью в Киргизии – парламентские выборы. И не то, чтобы пропрезидентские социал-демократы чувствуют себя неуверенно. Но, во-первых, вступление в ЕАЭС – это уже результат, которым можно гордиться, если подать его как аттестат зрелости. Во-вторых, оформленный до избирательной кампании он лишит противников даже намека на обратный ход.

Конечно, нельзя сказать, что за эти четыре года при Атамбаеве экономика страны существенно приблизилась к стандартам Евразийского союза. Но для того и присоединение, чтобы было, к чему стремиться. Хотя, точнее, за кем тянуться. Злые языки твердят о пятом колесе в телеге. Но даже пятое колесо имеет право на движение. Пусть для начала и не в телеге, а на ней.

Продолжит тему эксперт по странам Центральной Азии Аждар Куртов.

– Насколько Киргизия готова к вступлению в ЕЭАС? Что дает ей этот Союз, и что вместе с ней приобретает он сам?

У Киргизии, действительно, есть определенные проблемы в экономике. И процесс ее присоединения не был гладким. Но эти проблемы решаемы, они не являются чем-то непреодолимым. Самое главное, политическое решение принято, и Киргизия де-юре уже в Таможенном союзе. Поэтому все шероховатости будут устранены к общей пользе. В Киргизии будут создаваться новые предприятия, новые рабочие места. Соседи Киргизии тоже будут в выигрыше. Все-таки Киргизия – это пятимиллионный рынок сбыта.

Каждая новая власть в Киргизии приходила после революций. Сейчас можно говорить, что политическая система этой республики уже достаточно стабильна, чтобы считать вектор интеграции необратимым?

Нет, я бы так не сказал. Власти Киргизии пытаются стабилизировать ситуацию. Но в Киргизии есть политические силы, которые рассчитывают нынешнюю власть президента Атамбаева “свалить”. Причем каждый год повторяется одна и та же ситуация: есть попытки пробовать эту власть “на зуб”. И сейчас эта практика для Киргизии продолжается. Весна, слава Богу, прошла относительно спокойно. Но никто не гарантирован от того, что что-то еще не произойдет.

Не известно, захотела бы Мила Йовович сыграть Киргизию, но в ЕАЭС эта страна не только по счету – пятый элемент. В Евразийском союзе она – тоже как символ стихии любви. К ближнему своему. Потому что больше принимать ее в альянс вроде бы, как и не за что. Как бы то ни было, страна сделала свой выбор, и ей остается только ему соответствовать. Хотя, говорят, это и есть – самое сложное. Но теперь Бишкек свои проблемы может делить на пять. Перед ним в прямом смысле откроются новые границы, а, значит, и новые возможности. Что касается ЕАЭС, то Киргизия для него – это, скорее, не пятое колесо, а пятый палец. Пусть, мизинец. Но и без него рука неполноценная. И ей, если что, не сжаться в кулак.

Автор Михаил Шейнкман