Начавшееся вчера контрнаступление иракской армии и вооруженных формирований шиитов из группировки «аль-Хашд аш-Шааби» на позиции ИГ принесло первые успехи. По поступающим сообщениям, местные военные без помощи сил западной коалиции освободили от боевиков два района на юге захваченного города Рамади.

Операция против ИГ стала своеобразным ответом Багдада на недавние резкие выпады американцев в свой адрес: Пентагон на днях заявил, что иракская армия в реальности не хочет воевать с терроризмом. Это заявление вызвало настоящую бурю возмущения в правительственных кругах Ирака. Вице-премьер правительства страны Салех аль-Мутлак отметил, что подразделения, сдавшие боевикам Рамади, готовили американские инструкторы, поэтому удивляться ситуации не стоит.

Негодование иракцев в целом объяснимо: не сумев за 12 лет оккупации построить в арабской стране сколь бы то ни было дееспособную демократию, американцы теперь пытаются поскорее снять с себя ответственность за взращенных ими террористов. Изначально ИГ с благословения США получало финансовую и вооруженную поддержку арабских сателлитов Америки для свержения режима Башара Асада в Сирии и противодействия усилению Ирана в регионе. Но порочная логика по разделению террористов на «хороших» и «плохих» доказала справедливость китайской поговорки о посеве ветра и пожимании бури. Как результат – окрепшие террористы-фанатики заняли не только половину Сирии, но и четверть Ирака, и вселенский джихад этим явно не ограничится.

Демонстративное обращение Ирака за оружейной поддержкой к Москве и многочисленные призывы Кремля к Западу признать тупиковость идеи об «управляемом хаосе» были призваны подтолкнуть сильных мира сего к переоценке ситуации, начать всерьез бороться с мировым злом.

Удивительно, но Запад не желает даже на время объединиться с Россией и другими странами БРИКС, уничтожить террористов и заменить не оправдавшую себя стратегию геополитического сдерживания конкурентов на что-то менее кричащее. Поэтому ждать даже тактического сближения Запада с Россией на фоне общей борьбы с терроризмом не стоит. Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг уже заявил, что считает невозможным быстрый разгром ИГ, и признал, что для уничтожения группировки потребуются многие годы. Оружейный альянс Багдада с Москвой НАТО рассматривает в плоскости своих интересов: США важно сохранить лояльные себе режимы на Ближнем Востоке и в Персидском заливе, с чьей помощью – непринципиально. В качестве жеста доброй воли американскому Госдепу можно в очередной раз согласиться с тем, что Асада ближайшие месяцы трогать не следует: ведь в любом случае понятно, что ни Сирии, ни других жертв «арабских весны» в прежнем виде уже не будет.

* * *

Другое дело – у России и Запада слишком много непреодолимых противоречий на региональном уровне (по Сирии, газу и т.д.), которые мешают этим игрокам найти компромисс по глобальным вопросам вроде ИГ, высказался в интервью «Колоколу России» ведущий научный сотрудник Российского института стратегических исследований, политолог Аждар Куртов.

Западная коалиция остается верна избранным целям – свержению Асада и сдерживанию Ирана, – и в этом смысле Штатам выгодно поддерживать политическое болото на Ближнем Востоке, играя на противоречиях потенциальных борцов с ИГ. Это показали и недавние безрезультатные переговоры премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона с российским президентом Владимиром Путиным по сирийскому кризису.

С одной стороны, Кэмерон не может не замечать радикальную исламизацию своей страны и вытекающие из нее опасности, но, с другой, – по Сирии он вынужден солидаризироваться с проамериканскими монархиями Персидского залива, которые бескомпромиссно желают уничтожения Асада как союзника Ирана. Оттого внешнеполитические заигрывания Кэмерона с Путиным следует воспринимать не более чем показуху.

При этом политолог согласился с мыслью о том, что и России не следует чересчур навязываться международной коалиции против ИГ. «На примере Афганистана мы уже имели негативный опыт общения с исламским миром, – напомнил Куртов. – Попытка втянуть Россию в активную фазу боевой операции против радикалов вполне может быть использована против нас внутри страны». В частности, существует перспектива, что радикальное мусульманское духовенство, осевшее, кстати, в том же Лондоне, вполне может устроить «сетевой призыв» к «порабощенным» единоверцам и спровоцировать террористическое подполье на Северном Кавказе или в Поволжье.

Другой причиной, по которой США выгодно сохранять очаг напряженности на Ближнем Востоке являются действия оружейного лобби, полагает Куртов. «Очередной театр военных действий дает американцам возможность тренировать своих летчиков в максимально реальных условиях», – резюмировал политолог. Ко всему следует добавить, что свои дивиденды от конфликта получают также печально известные американские частные военные организации.

Прослеживается замечательная тенденция: чем выше уровень противоречий, тем серьезнее США укрепляют позиции в регионе. Принцип «разделяй и властвуй» мешает согласию не только между авторами мировой политики, но и внутри региональной военной коалиции. Так, хроническая недоговороспособность арабов мешает им даже временно выступить против общего врага (ИГ). С мнением КР согласился и Куртов, который не представляет коалицию из сирийской и иракской армий, проиранских шиитских группировок, антиасадовской сирийской оппозиции и курдов.

Для России имеет смысл уступить потенциальное место присутствия в антитеррористической коалиции Ирану. Во-первых, исламская республика уже воюет против ИГ через подконтрольные формирования шиитов «Хезболлы», «Аль-Кудса» и корпуса «Басидж». Во-вторых, официальный Тегеран заявил о своей готовности противостоять «Исламскому государству», если оно приблизится к иранским границам. Однако в беседе с КР Куртов подверг сомнению возможность перехода исламистами иранской границы. «Для подобного перехода необходимо иметь прочный тыл за собой, а для этого ИГ нужно полностью подавить сопротивление курдов на севере, – сказал эксперт. – Кроме того, яростные столкновения начнутся уже в приграничье, на иракской территории, где расположены основные шиитские духовные центры и города-святыни».

«Исламское государство» продолжит свое существование в качестве эффективного стратегического резерва дяди Сэма, негласных морских котиков, которых можно при необходимости перебрасывать с Ближнего Востока в Северную Африку и обратно и вообще использовать повсеместно в мире. Ведь еще в XIX веке англосаксонская разведка серьезно изучала сопротивление горцев царской регулярной армии на российском Кавказе как инструмент, способный подорвать любую государственную машину. Технология оказалась настолько успешной, что использовалась и в Гражданскую войну в России в 1920-е годы, и во время «чеченского кризиса» начала 1990-х годов, и везде в мире благодаря «Аль-Каиде» и другим аффилированным террористам. Теперь пальму первенства получило «Исламское государство».

Простая истина: одни только воздушные удары международной коалиции по позициям джихадистов на Ближнем Востоке результата не принесут. Из древнегреческих мифов общеизвестно, что бороться с многоголовой гидрой одним только мечом бесперспективно. Задуматься о связях западной разведки заставляет и тот факт, что могущественное  Агентство национальной безопасности (АНБ) США старательно приписывает ИГ образ несокрушимого воинства ислама, хотя в военном отношении террористы ничем не отличаются ни от «Аль-Каиды», ни от других бандформирований. Поражает, что американцы старательно отводят внимание от информационных ресурсов исламистов, благодаря которым они уже прогремели на весь мир и продолжают распространять и свою идеологию, и вербовать людей. Для России в этих условиях давно уже назрела необходимость обратить внимание на оттачивание принципов сетевой войны и противодействия разрушающему влиянию информационных угроз. Адекватная и своевременная реакция на современные вызовы и отчетливое понимание того, как следует на них отвечать, должны оставаться для России определяющими принципами как во внутренней, как и во внешней политике.

Александр Андреев