Китай активно наращивает свое влияние в мире, что не по нраву многим странам. Сейчас на повестке дня Международного валютного фонда включение юаня в корзину резервных валют. Это может произойти уже в этом году или как минимум в ближайшие 5 лет, считают аналитики. Сам же МВФ признает, что китайская валюта больше не является недооцененной. Вашингтон, защищая интересы доллара, выступает против юаня. Однако, даже несмотря на наличие контрольного пакета, он может уступить в этом противостоянии.

Китай не раз открыто заявлял о намерении добиться включения юаня в список резервных валют, однако определяющими являются не заявления, а конкретные действия, рассказала «Капитал.kz» Арина Мордвинова, эксперт Уральского центра Российского Института Стратегических Исследований (РИСИ).

Тенденции последних лет, по ее словам, доказывают, что Китай добился значительных успехов в продвижении юаня и укреплении его влияния в мировой экономике. «Существенные шаги были сделаны в сторону увеличения числа торговых контрактов в юанях и повышении степени его конвертируемости. Активная финансовая политика страны и высокий спрос на китайские инвестиции фактически гарантируют продолжение мировой экспансии Китая, что повышает вероятность его скорого включения в список мировых резервных валют. Таким образом, можно говорить о том, что политические намерения КНР подкреплены конкретными экономическими изменениями, что и является своего рода способом лоббирования интересов Китая на мировой арене», – отметила эксперт РИСИ.

По ее мнению, противодействие включению юаня в список резервных валют МВФ можно наблюдать в настоящее время. «МВФ остается институтом влияния США, для которых усиление юаня означает снижение долларизации мировой экономики и снижение спроса на валюту США. При этом с экономической точки зрения препятствий для включения юаня в список резервных валют немного, а, следовательно, отказы МВФ обусловлены в большей мере политическими причинами», – добавляет она.

Если не будет ничего критического (к примеру, обострения трений между Китаем и США в силу желания последних создать торговый союз со странами Азии, не включая туда Китай), то юань может оказаться в корзине валют МВФ в 2015 году, полагает Олег Шибанов, профессор финансов Российской экономической школы (РЭШ). «Голосование за этот вопрос может обойти фактический блокпакет США (который составляет около 17%), поскольку есть способ, при котором нужно будет только 70% голосов – и Китай может их получить», – добавил финансист.

В принципе, полагает он, юань уже почти догнал иену по объемам международных транзакций, и в этом качестве валюта доказала свою нужность мировой экономике. «На мой взгляд, нет объективных экономических причин отказывать Китаю в такой возможности. Трения у КНР есть и с Японией, и с США, но страна стала крупнейшим мировым экспортером, и в этом качестве ее валюта должна быть признана МВФ», – полагает Олег Шибанов.

«Очевидно, что за последние годы ситуация существенно поменялась и «экономическое чудо Китая» значительно повысило его позиции в мировой экономике. Влияние юаня в мире только укрепляется, а значит, включение юаня в список резервных валют – вопрос времени», – полагает Арина Мордвинова. Она не исключает, что в течение ближайших 5 лет юань официально станет частью корзины мировых резервных валют, учитывая темпы роста китайской экономики, объемы международных расчетов в юанях и активную политику КНР по развитию мировой финансовой системы и своей роли в ней.

На сегодняшний день Китай является крупнейшим внешнеторговым партнером многих развитых и развивающихся стран, второй экономикой мира. Значительная часть внешней торговли Поднебесной с приграничными государствами осуществляется в юанях, при этом в 2014 году Китай начал реализацию контрактов по свопам с Россией и рядом государств, запустив торговлю в паре юань-рубль. «Существенную роль на позиции юаня оказывает инвестиционная политика Китая, нацеленная на долгосрочные инвестиции в иностранные государства, средства на многие проекты выделяются в юанях. Кроме того, в юанях открываются кредитные линии. Таким образом, юань, будучи в десятке наиболее активно используемых в международных расчетах валют, прилагает значительные усилия для укрепления своих позиций», – добавила эксперт РИСИ.

Условия для признания

Оценивая, при каких условиях юань может стать резервной валютой, Олег Шибанов отметил, что здесь нужны два фактора: важность валюты для мировой экономики и «свобода доступа» к ней. Второй критерий, по его мнению, чуть сложнее выполнить, потому что в Китае есть контроль за движением капитала, но это до некоторой степени нивелируется тем, что Центробанк Китая работает с ЦБ других стран, предоставляя им валютные свопы. «Исторически Япония не имела свободного движения капитала во время включения иены в корзину валют МВФ. Поэтому сопротивление США такому решению подчеркивает скорее обеспокоенность американских политиков усилением Китая, чем какой-то экономической целесообразностью», – уверен профессор РЭШ.

Со своей стороны Арина Мордвинова считает одним из ключевых условий снижение государственного вмешательства и переход к плавающему валютному курсу. Однако такое условие едва ли станет препятствием для КНР, добавляет она. «Долгое время слабый юань был более выгоден экспортоориентированному Китаю, поэтому проводилась политика по занижению курса национальной валюты, но ситуация изменилась. В настоящее время наблюдается снижение темпов роста китайской экономики и увеличение значимости импорта во внешней торговле страны. Отсюда возникает необходимость в укреплении национальной валюты, снижении государственного вмешательства. Следовательно, требования, на которых возможно включение юаня в список резервных валют МВФ, соответствуют стратегическим интересам страны», – поделилась мнением эксперт РИСИ.

Не потеряют ли влияние другие валюты, входящие в корзину? Олег Шибанов считает, что наибольшее давление, скорее всего, будет оказано на иену в силу общего региона. «Тем не менее, стоит помнить, что торговля в мире долгое время растет быстрыми темпами, и если остальные валюты немного уменьшат свое влияние на мировые финансовые транзакции в процентах, то в абсолютном выражении влияние той же иены вряд ли сильно сократится. Надо согласиться с естественностью усиления роли юаня на мировом рынке – эта роль связана со способностью экономики производить конкурентные товары и услуги, и здесь рост Китая на фоне многих стран очень серьезен. То есть, с моей точки зрения, это не история «юань становится валютой МВФ – юань используется чаще», а скорее «экономика Китая растет – юань используется чаще», – добавил профессор РЭШ.

Опять же, добавил он, исторический опыт показывает, что доллар очень медленно отдает свою долю рынка другим валютам, но в абсолютном номинальном выражении спрос на него растет. «Поэтому юань не сможет сразу переманить все транзакции из доллара или евро, и разве что отберет долю у иены и фунта», – заключил Олег Шибанов.

В целом же включение юаня в список резервных валют позволит центральным банкам стран мира увеличивать резервы в китайской валюте, снижая риски своей деятельности и диверсифицируя вложения, – уверена Арина Мордвинова. «Это непременно приведет к некоторым колебаниям на мировом валютном рынке и изменит текущее соотношение мировых валют. Однако юань уже активно используется в международных расчетах и де-факто является мировой резервной валютой, следовательно, его «официальное» включение в этот список не приведет к мгновенному изменению ситуации в мировой экономике, но существенно укрепит его влияние и приведет к росту спроса на китайскую валюту в долгосрочной перспективе», – резюмировала эксперт РИСИ.

Напомним, что ранее в заявлении МВФ по итогам консультаций с руководством финансового сектора КНР отмечалось, что хотя недооцененность юаня была существенным фактором, который в прошлом вызывал значительный дисбаланс, теперь мы считаем, что существенное реальное укрепление валюты за прошедший год довело ее обменный курс до уровня, при котором она более не является недооцененной.

В настоящее время валютная корзина МВФ состоит из доллара США, евро, иены и фунта стерлингов. Ожидается, что Международный валютный фонд (МВФ) к концу 2015 года закончит пересмотр системы специальных прав заимствования, который проводится дважды в десятилетие.