Чуть больше месяца прошло после очередной победы Нурсултана Назарбаева, а он уже хочет поделиться властью. Глава государства решил изменить Конституцию и передать часть полномочий премьер-министру и парламенту. Это едва ли можно назвать сюрпризом. Назарбаев обещал реформу во время избирательной кампании, прекрасно понимая, что и в пятый раз его выберут не за это. Но именно сейчас этот посыл может оказаться не просто фигурой речи.

Не в том дело, что годы берут свое. Они уже заставляют отдавать. Это – не благотворительность, а жесткий расчет. В новейшей истории Центральная Азия явила лишь два способа смены президента. Революционный и скоропостижный. Чтобы не ждать, когда во власть придет человек с улицы, надо ввести в нее преемника. И с ним, похоже, у Назарбаева проблемы.

Реально оценивая свое государственное значение, создатель современного Казахстана, видимо, не может подобрать себе соразмерную замену. Назарбаев слишком дорожит своей страной, чтобы ставить во главе ее политика меньшего калибра. Поэтому мысль разделить «дары власти» между всеми ее институтами кажется вполне естественной и благоразумной. Во-первых, только вместе они в состоянии справиться с тем, что под силу ему одному. Во-вторых, это помешает им справляться друг с другом.

Назарбаев стремится застраховать республику от борьбы за престол. Дверь, ведущую к единоличной власти, он хочет закрыть на три замка, чтобы на каждой ее ветви был только один ключ. И с этой реформой, судя по всему, он тянуть не станет. Авторитет и политический вес самого Назарбаева от перераспределения полномочий все равно не уменьшится – официальный титул лидера нации или, как здесь говорят, «елбасы», это у него навсегда. Зато, запустив процесс сейчас, он лично проследит за тем, чтобы все прошло, как он задумал. А в том, что Казахстан примет эти преобразования как высшую благодать (так он принимает все, что исходит от бессменного правителя), сомнений нет.

Другой вопрос, как отнесется к ним элита, которую то и дело подозревают в том, что она только и ждет, чтобы на все уже была не президентская, а Божья воля. Однако и ее представителям, даже самым амбициозным, пока обижаться не на что. Наверное, есть среди них и такие, кто хочет получить все. Но лучше бы им об этом забыть. Назарбаев перед тем, как начать делить власть, планирует, как он выразился, «прошерстить государственный аппарат сверху донизу». Обещает продолжительный курс терапии. Реформа, говорит, не терпит суеты. А ему самому, похоже, торопиться некуда.

Продолжит эксперт по странам Центральной Азии, главный редактор журнала РИСИ «Проблемы национальной стратегии» Аждар Куртов.

– На какие реальные политические изменения готов пойти Назарбаев и зачем они ему сейчас понадобились?

– Назарбаев идет в данном случае навстречу пожеланиям казахстанского общества, которое выросло уже из суперпрезидентской системы и которое стремится уже создать более демократические порядки в своем государстве. Я думаю, что каких-то изменений в сторону чисто парламентской республики, о чем в Казахстане любят сейчас говорить и писать, не будет. Нурсултан Абишевич ведет речь лишь о частичных изменениях, то есть, какие-то полномочия от президента отойдут парламенту. Но даже при этом есть одно принципиальное обстоятельство. В нынешнем парламенте Казахстана представлены фактически только пропрезидентские партии. В такой ситуации, как бы мы ни меняли правила игры, это не приведет к каким-то резким изменениям в политике.

– Назарбаев хочет довести политическую реформу до логического завершения или он видит свою задачу в том, чтобы начать ее и уже только этим успокоить элиты?

– Я думаю, что второй вариант более возможен, чем первый. Я вообще считаю, что при Назарбаеве никаких радикальных перемен в политической власти в Казахстане, в том числе, в конституционном ее регламентировании, не произойдет. Нурсултан Абишевич не тот человек. Если бы он хотел что-то исправить в сторону решительной демократизации, то он давно бы это сделал. Нурсултан Назарбаев будет пользоваться плодами той конституционной системы, которую он строил. А все переходы к новой системе с элементами парламентаризма он, скорее всего, оставит своим последователям.

В этих широтах и прежде, нет-нет, да и заговаривали о демократии. Отчего же и не поговорить, если система на сто поколений авторитарна и выстроена в безусловной привязке к падишаху. В новейшей истории, правда, случались поветрия, когда и непрезидентские ветви власти получали возможность пошевелиться, но без ущерба для ствола.
Назарбаев, впрочем, может отнестись к парламенту с правительством по-отечески. Как родитель к ребенку, который уже что-то соображает и хочет быть взрослым. С ним, ведь, тоже делятся полномочиями. Позволяют выносить мусор, ходить в магазин, убирать квартиру, приговаривая при этом: какой ты у меня самостоятельный. Фамилия-то все равно остается одна.

Михаил Шейнкман