7 июня в Турции состоятся парламентские выборы. Правящая Партия справедливости и развития (ПСР), согласно соцопросам, может вновь одержать на них победу, набрав более 40% голосов. Не предвидится больших сюрпризов и с крупнейшими оппозиционными партиями – левоцентристской Народно-республиканской партией (НРП) и ультраправой Партией националистического движения, которым пророчат соответственно 26% и 16%. Эта расстановка сил кардинально не отличается от результатов выборов в Великое национальное собрание в 2011 и 2007 годах. Тем не менее по мере приближения даты голосования обстановка в обществе становится все более напряженной.

Выборы являются своеобразным «тестом на выживаемость» для ПСР и президента Реджепа Тайипа Эрдогана, который формально не является членом какой-либо партии, однако в своих публичных выступлениях активно агитирует избирателей отдать голоса ПСР, за что его обвиняют в нарушении конституционного законодательства. Его личная заинтересованность продиктована амбициозной целью изменить Конституцию и ввести в Турции президентскую форму правления. Чтобы провести изменения через парламент, правящей партии надо получить две трети мандатов (367 из 550 мест в парламенте). Если ПСР не сумеет преодолеть эту планку, но получит не менее трех пятых (или 330) мест, она сможет вынести проект новой Конституции на референдум.

Однако из-за постепенного падения популярности правящей партии и самого Эрдогана преодолеть хотя бы одну из этих двух планок ПСР вряд ли удастся. Объясняется это несколькими причинами. Во-первых, избиратели осознают, что, отдавая голоса за ПСР, они голосуют в том числе за будущее политическое устройство страны. Между тем, как показывают опросы, внесение изменений в Конституцию и превращение Турции в президентскую республику поддерживают лишь 27% граждан. Даже среди сторонников ПСР их насчитывается 43%. Во-вторых, внесение изменений в Конституцию будет означать усиление власти Эрдогана, который подвергается критике как внутри самой Турции, так и за ее пределами за протекционизм, авторитаризм и попытки расправиться с политическими оппонентами недемократическими методами.

Недовольство турецких избирателей вызывает нездоровая политическая атмосфера в обществе, связанная с арестами высокопоставленных сотрудников правоохранительных органов, оппозиционных журналистов, ученых и бизнесменов, которых обвиняют в принадлежности и движению «Хизмет», организованному и финансируемому проживающим в США оппозиционным исламским проповедником Фетхуллахом Гюленом. По мнению Эрдогана, члены этой организации создали в стране так называемое параллельное государство, целью которого является свержение нынешней власти.

К этим проблемам следует добавить ухудшение экономической ситуации в стране, а также ряд ошибок руководства на внешнеполитической арене. Особенно это касается провальной политики на ближневосточном направлении. Ее результатом, по выражению одного из турецких экспертов, стало превращение Турции в «третьесортный тыльный отряд Саудовской Аравии».

Отношения с западными странами также далеки от идеала. На протяжении последних лет западные СМИ регулярно критикуют турецкое руководство за отход от демократических принципов, а в последнее время – еще и за поддержку радикального исламизма и терроризма. Так, за две недели до выборов в New York Times была опубликована редакционная статья «Темные тучи над Турцией», в которой Эрдоган обвиняется в политических репрессиях и создании атмосферы мрака в стране. В конце статьи содержится призыв к США и НАТО «способствовать тому, чтобы Эрдоган свернул с этого деструктивного пути».

На этом неблагоприятном внешнеполитическом фоне руководство страны решило пойти на обострение отношений с Россией. Антироссийские заявления турецких лидеров, прозвучавшие после визита Владимира Путина в Ереван по случаю 100-летия геноцида армян, отмена назначенного на середину мая заседания российско-турецкого Совета сотрудничества на высшем уровне, затягивание решения по реализации «Турецкого потока» – все это вряд ли можно назвать продуманными шагами.

Неприятным сюрпризом для ПСР может стать прохождение в парламент Партии демократических народов (ПДН), образованной в 2012 году путем слияния прокурдской Партии мира и демократии и нескольких мелких партий. После проведенного ребрендинга она стала позиционировать себя как общенациональная партия левого уклона, пытаясь помимо курдов и представителей других нацменьшинств объединить вокруг себя сторонников социал-демократов и социалистов. Если ПДН сумеет преодолеть 10-процентный барьер (а социологические опросы подтверждают эту возможность), она может получить более 50 мест в парламенте, отобрав их у других партий, в том числе у ПСР.

При таком сценарии правящей партии остается в лучшем случае рассчитывать на получение чуть более половины мест в парламенте. В то же время, если результаты выборов будут значительно отличаться (в пользу ПСР) от социологических прогнозов, велика вероятность того, что оппозиция не признает их результаты. О возможности фальсификаций при голосовании уже заявили в руководстве НРП. Если ПДН не пройдет в парламент, ее лидеры также обвинят руководство страны в проведении нечестных выборов. А это может привести к дестабилизации ситуации и новой волне массовых протестов, как это уже случалось летом 2013 года.