АПРОБАЦИЯ ПРОВОКАЦИИ

Одной из задач СД и полиции безопасности, которые не были записаны ни в каких ведомственных документах, было проведение тайных операций. Причём связанных не с вопросами разведки, сбора информации, но и направленных на дестабилизацию внутри государств, которые должны были стать жертвами нацистской агрессии или находились в зоне «германских интересов». Служба безопасности (СД), возглавляемая Рейнгардом Гейдрихом, оказалась напрямую причастна и к организации провокаций, использованных руководством Германии для юридического обоснования агрессии.

Идея организации провокации, которую можно было бы использовать как повод для военных действий, всегда привлекала Гейдриха. Никогда не желавший связываться с какими бы то ни было нормами закона, шеф СД ещё во время Судетского кризиса 1938 года высказал идею с помощью своих сотрудников организовать на чешско-германской границе ряд стычек – якобы нападений чешских пограничных сил на германскую территорию – и использовать эти факты как формальный повод для ввода войск в Чехословакию. Однако выяснилось, что западные державы – Великобритания и Франция – решили ради собственного спокойствия сдать Чехословакию на расправу. Для британского премьер-министра Невилла Чемберлена Чехословакия была «далёкой страной, которую мы не знаем», и он не видел причин, почему бы не пожертвовать ею ради высших интересов Соединённого королевства. Соглашательство западных держав не дало Гейдриху возможность тогда апробировать свою идею.

Но всё же приложить руку к чехословацким делам СД довелось. Гитлер совсем не собирался удовлетвориться присоединением населённой преимущественно немцами Судетской области, он взял курс на полное подчинение Чехословакии. И здесь СД сыграла свою роль. Главным дестабилизирующим фактором в истории предвоенной Чехословакии стали сепаратистские настроения в Словакии, где всё большее влияние приобретала глинковская Словацкая народная партия, руководимая монсеньором Йозефом Тисо. И Гейдрих прибёг к провокации. Операцию должен был провести Альфред Науйокс. Его задачей было организовать ряд взрывов в Словакии, переложив ответственность за них на сторонников словацкой независимости – реакцию чехословацкого правительства предугадать было несложно. Так и получилось: после взрыва в столице Словакии Пресбурге (Братиславе) центральное правительство ввело на территории Словакии чрезвычайное положение и отправило в отставку кабинет Тисо. Уже 13 марта Тисо провозгласил независимость Словакии, а через несколько дней Чехословакия как суверенное государство перестала существовать. На её месте возникли два государственных образования: Независимое государство Словакия во главе с марионеточным правительством монсеньора Тисо и имперский протекторат Богемия и Моравия.

ПОДГОТОВКА ОПЕРАЦИИ

Свою идею времён Судетского кризиса Гейдрих повторил в период подготовки нападения на Польшу. Всё должно было выглядеть реалистично – со стрельбой, выходом в эфир, убитыми поляками как главным доказательством агрессивных действий соседнего государства. «Подобные неопровержимые доказательства польского нападения необходимы не только для иностранной прессы, но и для немецкой пропаганды», – обосновал свой план Гейдрих. Правда, как выяснилось, можно было сказать «только для немецкой пропаганды», так как довольно топорно организованным провокациям в мире поверили лишь те, кто хотел этому верить.

В самом начале августа 1939 года рейхсфюрер СС и шеф СД доложили Адольфу Гитлеру о своих планах, и фюреру идея понравилась. В середине августа состоялось совещание в резиденции Гитлера в Оберзальцберге, где план Гейдриха получил окончательное утверждение, и абвер адмирала Вильгельма Канариса получил распоряжение выделить СД 150 комплектов польской военной формы. С этого момента разработанная СД операция стала составной частью плана Гитлера, 22 августа 1939 года фюрер на совещании с высшим генералитетом в Оберзальцбурге заявил: «Уничтожение Польши – первоочередная задача. Цель – уничтожить действующую армию, а не выйти на указанный рубеж. Даже если начнётся война на Западе, уничтожение Польши останется первоочередной задачей. Это должно произойти быстро,учитывая время года. Я найду пропагандистские причины для начала войны, пусть вас не волнует, правдоподобны они будут или нет. Победителя не будут потом спрашивать, правду он говорил или нет. Когда начинаешь и ведёшь войну, главное не право, а победа».

Для проведения операции «Генрих» (не то по имени Гиммлера, не то по имени его кумира короля Генриха Птицелова) была выбрана Верхняя Силезия – область давних польскогерманских территориальных споров. Руководителей операции Гейдрих назначил ещё до совещания в Оберзальцберге: общее руководство действиями на всех трёх направлениях было первоначально поручено оберфюреру СС Герберту Мельхорну, бригаденфюрер СС Гейнц Йост отвечал за своевременную доставку польской военной формы, а оберфюрер СС Генрих Мюллер – «консервов», трупов якобы польских военных, которые предполагалось оставить на месте мифических боёв.

Сегодня широко известен так называемый инцидент в Глейвице, однако операция планировалась значительно шире. Предполагалось, что провокации будут организованы в трёх местах.

Первое – это как раз Глейвиц, где якобы польские военнослужащие захватят местную радиостанцию и выдадут в эфир несколько слов на польском языке. Руководить нападением на радиостанцию было поручено  штурмбаннфюреру СС Альфреду Науйоксу.

Второе – группа «польских партизан» должна была напасть на контору лесничества в одном из старейших городов Силезии – Пичене (Pitschen). Когда после Первой мировой войны проходило разделение Силезии между Польшей и Германией, 97% населения Пичена на плебисците 20 марта 1921 года высказались за то, чтобы этот район остался в составе Германии. После войны Пичен вместе со всей Силезией перешёл к Польше, был переименован в Бичину (Byczyna) и включён в состав Клучборгского повета Опольского воеводства. Ответственным за операцию в этом районе стал оберфюрер СС Отто Раш.

И наконец, было решено, что ещё одна группа «поляков» атакует и уничтожит таможенный пункт в местечке Хохлинден (Hochlinden – ныне является районом Стодолы – Stodoły). Эта последняя операция планировалась наиболее масштабной, в связи с чем курировать её было поручено самому Мельхорну, а затем произошло дальнейшее распределение ролей: «польскими захватчиками» было поручено командовать оберштурмбаннфюреру СС Отто Хельвигу, а германскими погра-ничниками – штандартенфюреру СС Гансу Труммлеру.

Для проведения операции были отобраны 120 человек из состава расквартированных в этом районе штандартов СС. Выбор был обусловлен тем, что многие проживавшие в Силезии немцы неплохо говорили на польском языке, что было необходимо для успеха операции. Таким образом, для этой цели были избраны 23 штандарт СС «Верхняя Силезия» (Oberschlesien), штаб которого размещался в Бойтене (польское название Битом) и возглавлял который штандартенфюрер СС Вернер Пёгель, а также 45 штандарт СС «Нейссе» (Neisse) со штаб-квартирой в Оппельне (во главе штандарта стоял оберштурмбаннфюрер СС Карл Буркхардт).

Все участники операции были заслуженными специалистами секретной службы. Учитывая, что руководителем операции был всё же Герберт Мельхорн, на нём ниже стоит остановиться подробнее. А кто же были непосредственные исполнители операции?

Отто Эмиль Раш (Rasch) родился в Фридрихссру (Западная Пруссия) 7 декабря 1891 года. Во время Первой мировой войны Раш служил на флоте и в 1918 году был уже лейтенантом и кавалером Железного креста 2 класса. В 1918 года он был демобилизован и, воспользовавшись льготами, предоставленными фронтовикам, получил высшее образование, защитил диссертацию и стал доктором права и политических наук. Вообще Раш был высокообразованным человеком и полиглотом – кроме родного немецкого языка свободно владел английским, французским и итальянским. Некоторое время он стажировался в различных юридических фирмах в Лейпциге, а с 1923 года работал в прокуратуре и юрисконсультом в частных фирмах. 1 октября 1931 года Отто Раш вступил в НСДАП, а уже после прихода нацистов к власти – в СС. Гейдрих вскоре обратил внимание на хорошо образованного сотрудника и привлёк его к работе в СД. Уже в 1936 году Раш возглавил 1 секцию Главного управления СД, а в 1937 года был назначен начальником СД в оберабштине СС «Восток» со штаб-квартирой в Берлине. В 1938 году Раш возглавил отделение гестапо во Франкфурте-на-Майне. Во время аншлюса Австрии в мае 1938 года Отто Рашу было поручено возглавить охрану района Уппер. Через год он занимал пост начальника полиции безопасности и СД в Праге, затем в Вене.

Отто Хельвиг (Hellwig) родился 24 февраля 1898 года в Нордхаузен (Тюрингия). Так же, как и Раш, принял участие в Первой мировой войне, правда, служил в кавалерии. В 1918 году после демобилизации поступил на службу в полицию, а практически сразу же после прихода нацистов к власти – 30 апреля 1933 года – вступил в НСДАП. В начале 1934 года капитан полиции Хельвиг был направлен в Бреслау, где в феврале 1935 года поставлен во главе государственной полиции. 1 июля 1935 года он был принят в СС с чином гауптштурмфюрера СС и причислен к Главному управлению СД. В том же месяце Хельвиг был назначен начальником командной школы полиции безопасности и СД в Берлине-Шарлоттенбурге и в этом качестве принимал активное участие в подготовке командных кадров для СД.

Ганс Труммлер (Trummler) был несколько моложе своих коллег – он родился 24 октября 1900 года в Фридрихсроде (Тюрингия). Впрочем, он тоже успел принять участие в боях Первой мировой войны и получить Железный крест 2 класса. Так же, как Мельхорн и Раш, окончил университет и стал доктором права, правда, это научное звание он получил уже в 1936 году, возможно, не без помощи СД. Кроме того, Труммлер был «старым бойцом» нацистского движения – в нацистскую партию он вступил ещё в 1928 году. Его также привлёк к сотрудничеству Гейдрих, и в 1936 году Труммлер был принят в СС и зачислен на службу в Главное управление СД. В октябре 1937 года Труммлер был назначен начальником службы пограничной полиции округа Мюнхен. С 1 апреля 1938 года Труммлер являлся начальником училища полиции безопасности в Фюрстенбурге, а потом ещё и начальником училища пограничной полиции в Претцше.

Но больше всех стал известен Альфред Науйокс, который с лёгкой руки журналистов получил прозвище «человек, который начал Вторую мировую войну».

Самый молодой из руководителей операции «Генрих» Альфред Гельмут Науйокс (Naujocks) родился 20 сентября 1911 года в портовом Киле. Он учился в реальной гимназии в Тертии и Киле, но учёба у него не шла, и вскоре он её бросил и устроился на курсы специалистов по точной механике. Боксёр-любитель и механик, Науйокс изучал машиностроение в Кёльнском университете и ещё студентом участвовал в уличных боях с коммунистами – в одной из своих заметок нацистская кильская газета назвала Науйокса «суровым бойцом» (rauhen Kämpfer). 1 августа 1931 года он в НСДАП и СС. Затем знакомится с Гейдрихом и в 1934 году принимает его предложение перейти на службу в СД. Сначала Науйокс был простым водителем, но довольно скоро покровительствовавший ему Гейдрих перевёл его на офицерскую должность, а затем сделал своим адъютантом, или, вернее, порученцем – человеком, которому он поручал выполнение различных щекотливых операций. Например, одним из таких заданий было устранение проживавшего в Чехословакии немецкого эмигранта и одного из руководителей «Чёрного фронта» Рудольфа Формиса.

В 1939 году Науйокс был назначен руководителем подсекции Службы внешней информации: так называемой группы VIF (технические вопросы). На этом посту Науйокс занимался в основном производством фальшивых документов, удостоверений личности, иностранной валюты и т.д.

ГЕРБЕРТ МЕЛЬХОРН

Герберт Мельхорн сыграл выдающуюся роль в становлении СД. Во многом именно ему эта служба обязана созданием разветвлённой структуры сбора и классификации информации, давшей возможность СД считаться самым информированным ведомством в Германии.

Георг Герберт Мельхорн (Mehlhorn) родился 24 марта 1903 года в Хемнице – «Саксонском Манчестере», как его называли. Здесь проживало почти 200 тысяч жителей (в 1953–1990 годах Хемниц носил название Карл-Маркс-Штадт).

В Хемнице Мельхорн окончил реальное училище, а затем продолжил своё образование, посещая лекции по юриспруденции и политэкономии в университетах Гёттингена, Мюнхена и Лейпцига. В 1919 году молодой человек, никогда не служивший в армии, поступил в Добровольческий корпус, хотя и особой активности не проявил – надо было учиться. В том же году он вступил в Германский молодёжный союз – организацию, придерживавшуюся крайне правых взглядов. В конце концов Мельхорн в 1927 году защитил диссертацию и получил звание доктора правоведения. Сначала он занимался адвокатской практикой в Хемнице и 18 июля 1931 года стал рейхсанвальтом, то есть государственным защитником.

1 июля 1931 года Мельхорн вступил в НСДАП и СА. Сразу же был прикомандирован к службе прессы и связей СА. В апреле 1932 года он стал агентом Службы безопасности при штандарте СА «Хемниц». Здесь-то его и заметил Рейнгард Гейдрих, начавший подбирать сотрудников для своей СД. Сначала Мельхорн был приглашён перейти из СА в СС, и 1 сентября 1932 года стал её членом, получив 5 марта 1933 года звание шарфюрера СС. Наконец, 1 июля 1933 года он был официально прикомандирован к СД с присвоением звания штурмфюрера СС. Участвуя в создании сети организаций СД по всей Германии, Мельхорн, не прекращая работы в центральном офисе, постоянно откомандировывался «на места».

Но проявить себя в полной мере Мельхорну довелось после того, как в январе 1935 года он возглавил I/II Главный отдел Главного управления СД. В его ведении оказались все кадровые и административные вопросы гейдриховской службы. Новые повышения в чинах не заставили себя долго ждать: уже 20 апреля 1935 года он стал штурмбаннфюрером СС, ровно через год – оберштурмбаннфюрером СС, а 9 ноября 1936 года – штандартенфюрером СС. Успехи Мельхорна несомненны – в короткий срок он превратил СД в прекрасно технически оснащённую спецслужбу. Именно ему принадлежит идея вербовки «почётных агентов» СД. Такие агенты не получали за свою информацию денег, они доносили спецслужбам исключительно из чувства лояльности. Причём в большинстве случаев от них не требовалось предупреждать СД о каких-либо преступных умыслах, нужно было лишь давать информацию общего характера. А уже специалисты, суммировав все поступавшие им доклады, могли в любой момент нарисовать точную картину настроений в любом слое германского общества. А значит, и предотвратить любую опасность режиму. «Информационный материал собирался по всей Германии районными организациями СД… – писал в своих мемуарах Вальтер Шелленберг. – Каждая организация имела своих «почётных» агентов – доверительных осведомителей, размещённых по стратегическим соображениям во всех слоях общества, по всем профессиям и отраслям промышленности. Обычно это были люди с большим опытом каждый в своей области, благодаря чему они могли поставлять очень ценную информацию, в которой особое внимание уделялось отчётам об общественном мнении и реакции населения на законодательство, декреты и мероприятия, проводимые правительством. На основании подобного материала каждые две недели в берлинском штабе СД составляли доклад об обстановке, с тем чтобы руководители Германии могли иметь подробную и точную картину общественного мнения». Вместе с Мельхорном Бест начал создание грандиозной картотеки, ставшей основой могущества СД. Снова слово Шелленбергу: «Был устроен огромный круглый стол, на котором размещалась картотека. Стол приводился в движение электричеством: нажатием кнопки человек, сидевший за пультом управления, мог пододвинуть к себе на нужное расстояние любую из 500 000 карточек».

В августе 1937 года Мельхорн оставил свой пост, но продолжил работать в СД. Причём теперь ему было поручено заниматься вопросами уже не внутренней, а иностранной разведки и контрразведки. Он занимался в том числе вопросами организации диверсионных акций на востоке, то есть прежде всего против Польши и в перспективе СССР. Весной 1939 года заслуги Мельхорна были отмечены званием оберфюрера СС, как оказалось, это стало его последним повышением.

Высоко ценившие Мельхорна Гиммлер и Гейдрих выбрали его для организации провокаций на немецко-польской границе, тем более что он к этому готовился уже полтора года. И здесь Мельхорна ждал, наверное, самый крупный провал в его жизни. Вообще Мельхорн сразу же выступил против самой идеи Гейдриха об организации подобной провокации. Правда, мы располагаем только свидетельствами Вальтера Шелленберга. А к ним надо относиться аккуратно: во-первых, мемуары вышли после смерти автора и, возможно, подверглись обработке со стороны британских спецслужб, а вовторых, Шелленберг и Мельхорн были не просто хорошими знакомыми, но и добрыми друзьями. Тем не менее, особых причин обвинять Шелленберга во лжи относительно позиции Мельхорна нет (хотя, как мы увидим ниже, всё происходило не совсем так), и мы приведём здесь отрывок из его мемуаров.

«Было 26 августа 1939 года. Изнуряющая духота нависла над Берлином. В первой половине дня мне позвонил Мельхорн и спросил, не свободен ли я сегодня вечером – ему необходимо поговорить со мной по личному делу, но ни в коем случае не в служебном кабинете.

Вечером мы встретились в центре города, в одном из ресторанов, за которым контрразведка установила наблюдение. Мельхорн выглядел очень озабоченным и, пока мы ужинали, не проронил почти ни слова. Выйдя из ресторана, мы поехали в западную часть Берлина … В эти дни Берлин
был ещё совсем мирным городом – залитые огнями реклам улицы, роскошные, со вкусом убранные витрины магазинов, потоки автомашин, двухэтажных автобусов, трамваев, толпы беззаботных прохожих. Мельхорн попросил проехать к озеру Ваннзее – ему хотелось подышать свежим воздухом. Я чувствовал, насколько он взволнован, и предложил прогуляться вдоль озера.

Постепенно он разговорился, но поначалу казалось, будто он беседует сам с собой. Возбуждённо бросал он отрывистые фразы: «Будет война. Она неизбежна. Гитлер давно решился на это. Ничего больше не поделаешь. Даже если западные державы и Польша попытаются что-то сделать, даже если Италия захочет вмешаться – ничто не сможет изменить решения Гитлера. Всё уже готово». Помолчав, он с ещё большим жаром продолжал рассказывать о том, как Гейдрих вызвал его, своего старого противника, к себе и передал ему приказ Гитлера. Мельхорн остановился, схватил меня за руку и сказал: «Ужасный приказ». К 1 сентября необходимо было изыскать конкретный повод для нападения на Польшу, благодаря которому Польша предстала бы перед историей и в глазах всего мира агрессором. Запланировано, сказал Мельхорн, произвести нападение «польских» солдат на радиостанцию в Глейвице. Гитлер уже поручил Гейдриху и адмиралу Канарису взять на себя руководство этой операцией. В конце концов её единолично возглавил Гейдрих… Мельхорн в смятении взглянул на меня. «Гейдрих ненавидит меня, – сказал он с отчаянием. – Он хочет уничтожить меня, дав мне это задание. Что мне теперь делать?»

Что мог я посоветовать Мельхорну? Наконец я сказал: «Попробуй отговориться как-нибудь – скажись больным, напейся вечером и ложись на пару дней в постель». Однако Мельхорн решил сопротивляться в открытую. На следующий день он заявил Гейдриху об отказе от поручения на том основании, что состояние его нервной системы не позволяет ему выполнить такой приказ. Несмотря на все угрозы, он продолжал стоять на своём».

Наказание было довольно суровым. Обычно Гейдрих своих сотрудников защищал до конца, но в этом случае ему пришлось смириться, и в октябре 1939 года Мельхорн был вообще изгнан из СД. Его дальнейшие карьерные успехи были довольно скромными. В январе 1940 года Мельхорна назначили на необременительную должность гауинспектора в имперском гау Вартеланд, одновременно он возглавил ещё и 1-й отдел (общие вопросы внутренней политики и финансов) аппарата того же гау.

Наконец, через ещё год оберфюрер СС Герберт Мельхорн занял пост руководящего правительственного директора при имперском наместнике Позена. То есть фактически он всю войну пробыл хотя и высокопоставленным, но провинциальным чиновником: с хорошим окладом, но с ограниченной компетенцией. Никаких надежд на быструю карьеру у него теперь не было. Правда, весной 1944 года он всё же дождался повышения, получив назначение на более или менее самостоятельный пост: Мельхорн стал правительственным президентом Оппельна (ныне Ополе на территории Польши).

К моменту вступления 15 марта 1945 года в Оппельн советских войск город покинули не только Мельхорн и его аппарат, бежало практически всё население города. Советские солдаты обнаружили здесь только 170 жителей – всё, что осталось от 50-тысячного населения (на май 1939 года).

После войны польские власти неоднократно требовали выдачи Мельхорна, но их требования остались без ответа. Тем не менее, польский народный трибунал рассмотрел его дело заочно и приговорил к смертной казни. А бывший оберфюрер СС прожил ещё 23 года и скончался 30 октября 1968 года в Тюбингене в возрасте 65 лет.

ПЕРВАЯ ПОПЫТКА

20 августа 1939 года Мельхорн, как ответственный за операцию в целом, провёл последний инструктаж, и группы выдвинулись к месту дислокации. Через три дня стало известно время нападения на Польшу – 4.30 утра 26 августа. В середине дня 25 августа Гейдрих отдал приказ своим подчинённым в Верхней Силезии о начале операции. Но как можно было что-то планировать в стране, где всё зависело от решения
только одного человека? Вечером того же дня Гитлер получил два сообщения: первое – что дуче в войне участвовать не будет, второе – что Великобритания и Польша заключили договор о взаимопомощи. Локальная кампания против Польши стала грозить перерасти в мировую войну. Гитлер вновь поменял своё решение, и по его приказу главнокомандующий сухопутными войсками генерал-полковник Вальтер фон Браухич в 20 часов 30 минут «в связи с изменившимся политическим положением» отменил предстоящую операцию. Гейдрих связался с Мельхорном и отдал приказ о приостановке операции «Генрих». Вот тут-то и случился сбой – Мельхорн не смог связаться с группой Хельвига, которая уже выдвигалась с территории Польши в направлении Хохлиндена. Через несколько часов «поляки» Хельвига атаковали хохлинденскую таможню, начался бой, который удалось вскоре прекратить. Несмотря на то что операцию в общем-то сорвал Гитлер, виновные были очень быстро найдены – место Хельвига занял Труммлер, а место Мельхорна – начальник гестапо Генрих Мюллер.

31 августа Гитлер назначил новую дату начала войны – теперь германские войска должны были перейти польско-германскую границу 1 сентября 1939 года в 4.45. В 16 часов Науйокс получил условный сигнал «Бабушка умерла», и его люди в 20 часов уже вломились в здание радиостанции в Глейвице. В эфир полетели звуки выстрелов, выкрики на польском языке, во дворе радиостанции появились доставленные Мюллером трупы в польской форме (роль «консервов» была отведена заключённым концентрационных лагерей). В Пинчеве и Хохлиндене также всё прошло по плану. Операция завершилась полным успехом. Геббельс получил необходимый материал для развёртывания шумной пропагандистской кампании: «Польские мятежники перешли границу Германии», «Боевые действия продолжаются». 1 сентября Гитлер в Рейхстаге заявил, что поляки перешли границу в 14 местах, Имперское министерство иностранных дел проинформировало о фактах нарушения Польшей государственной границы дипломатические представительства других государств. Германские войска уже маршировали по Польше, когда было объявлено о начале расследования, руководить которым было поручено лучшим специалистам рейха – Артуру Небе и Генриху Мюллеру. Таким образом, Мюллер возглавил как проведение операции, так и расследование её последствий! Не нужно говорить, что комиссия нашла все доказательства причастности польских вооружённых сил к нападению на германскую территорию.

Судьба главных фигурантов операции «Генрих» сложилась по-разному. На карьере Мельхорна «Генрих» поставил крест. Отто Раш в сентябре 1939 года вступил на территорию Польши в качестве начальника эйнзатцгруппы и начал проводить аресты и расстрелы евреев и польской интеллигенции. Заслуги Раша были отмечены производством его в конце 1940 года в бригаденфюреры СС и генерал-майоры полиции. Его опыт вновь пригодился в июне 1941 года: с началом войны против СССР он возглавил айнзатцгруппу «Ц», а затем одновременно получил пост начальника полиции безопасности и СД в 101-й зоне ответственности сухопутных войск (юг России). Солдаты его группы проводили массовые расстрелы на Украине, в том числе и в печально известном Бабьем Яру. В октябре 1941 года Раш вернулся в Берлин, а затем был назначен офицером связи рейхсфюрера СС при рейхскомиссаре Украины Эрихе Кохе. Позже из-за разногласий с руководством перешёл на работу в нефтяную промышленность, в 1942 – 1945 годах директор «Kontinentale Öl». После войны арестован американцами. До конца процесса по делу оперативных групп СД Раш не дожил – 1 ноября 1948 года он умер в Нюрнбергской тюрьме.

Из всех непосредственных участников операции «Генрих» Отто Хельвиг сделал самую успешную карьеру: во время Польской кампании возглавлял айнзатцкоманду в составе группы Удо фон Войрша, потом был инспектором полиции безопасности и СД в Штеттине. Осенью 1941 года Хельвиг был назначен руководителем СС и полиции в Житомире, позднее являлся 2-м руководителем СС и полиции района Белосток. С 1 декабря 1944 года Хельвиг исполнял обязанности руководителя оберабшнита СС «Северо-Восток», а в начале 1945 года был назначен высшим руководителем СС и полиции на северо-востоке со штаб-квартирой в Кёнигсберге. Его последнее звание – группенфюрер СС, генерал-лейтенант войск СС и полиции. После войны Хельвигу удалось сохранить жизнь, и он умер в Ганновере летом 1962 года.

Ганс Труммлер осенью 1941 года был произведён в оберфюреры СС. В конце войны он занимал посты инспектора СД и полиции безопасности в Лотарингии и Висбадене.

Карьера Альфреда Науйокса после операции «Генрих» развивалась совсем не плохо, можно сказать, он претендовал на звание «диверсант № 1», которое в конце войны все же досталось Отто Скорцени. 8 ноября 1939 года Науйокс руководил отрядом СС, осуществлявшим захват на территории Нидерландов двух высокопоставленных английских разведчиков, которых гестапо планировало обвинить в причастности к покушению на Гитлера в пивном баре «Бюргербройкеллер». Во время оккупации Нидерландов и Бельгии в мае 1940 года Науйокс руководил диверсионным отрядом СС, носившим форму бельгийских и голландских пограничников. Затем он выдвинул идею операции «Бернгард», состоявшую в том, чтобы сбросить на территорию Великобритании английские фальшивые банкноты и тем самым дезорганизовать её денежную систему. Но в 1941 году карьера Науйокса неожиданно закончилась: он провернул афёру, продав немецким евреям паспорта (разрешавшие выезд из страны); сделал он это отнюдь не потому, что был противником режима и сочувствовал евреям, – себе в карман Науйокс положил 40 тысяч рейхсмарок. Лишь благодаря заступничеству Гейдриха ему удалось избежать суда, он был лишь переведён в войска СС. Воевал на советско-германском фронте, был ранен. Однако в соответствии с директивой Гиммлера, запрещающей посылать в район военных действий «держателей государственных тайн», был переведён в Бельгию.

С сентября 1942 года Науйокс служил в хозяйственном отделе военного управления в Бельгии. Через два года Науйокс был командирован в Данию со специальным заданием Гиммлера. 19 октября 1944 года он дезертировал и перебежал на сторону американской армии. В 1946 году бежал из лагеря военнопленных и скрылся. Участвовал в создании подпольной организации бывших членов СС «ОДЕССА». Позже он вернулся в Германию и успешно занялся бизнесом. Умер Науйокс 4 апреля 1960 года.