Пессимистичные сценарии

Директор Аналитического центра МГИМО (У) МИД России, эксперт РСМД Андрей Казанцев представил основные сценарные прогнозы развития ситуации в Центральной Азии в контексте изменений, происходящих в Афганистане после вывода основного контингента иностранных войск.

Эксперт отметил, что сегодня по сравнению с прошлым годом в Афганистане появились два новых фактора — двоевластие и укрепление влияния террористической группировки «Исламское государство» (ИГИЛ). Под двоевластием понимается противостояние президента Ашрафа Гани и премьер-министра Абдуллы Абдуллы, которые в прошлом году боролись на выборах главы государства и в итоге длительных торгов и переговоров поделили власть в стране.

Говоря об угрозе ИГИЛ, эксперт отметил, что боевики этой организации могут значительно усилить свои позиции, если получат доступ к каналам наркотрафика.

«Просачивание ИГИЛ идет особенно активно рядом с границами постсоветских стран, поэтому представляет особую важность для ОДКБ. Кроме того, застарелая проблема сращивания наркотрафика и терроризма приобретает новый окрас, поскольку ИГИЛ получает доступ к новым денежным потокам. Резко растет идеологическое влияние ИГИЛ», — заявил эксперт.

В этом контексте, по его словам, а также с учетом того, что два основных игрока в регионе — США и Россия — переживают далеко не лучший период в своих отношениях, сценарий успешного международного сотрудничества в нейтрализации угроз безопасности в Афганистане становится «совершенно маловероятен, его надо вычеркнуть».

«Теперь у нас выбор между не очень хорошим и очень плохим», — заявил эксперт, предложив три варианта развития событий.

Первый предполагает «постепенное ухудшение ситуации».

«Международное соперничество в рамках новой «большой игры» (геополитического противостояния вокруг Афганистана) нейтрализует попытки организовать эффективную помощь государствам Центральной Азии. Причем на старую линию противостояния «США — Россия» накладывается новая» США — Китай», — пояснил эксперт.

Он подчеркнул, что в рамках такого сценария, «ситуация не выходит полностью из-под контроля ни по причине геополитического противостояния, ни по причине образования несостоявшихся государств».

При втором сценарии происходят интенсификация «большой игры» и стремительная деградация ситуации в регионе.

«Геополитическое противостояние России и Запада провоцирует серьезную дополнительную дестабилизацию Центральной Азии. В результате этого террористическая угроза, наркотрафик и другие новые угрозы России и другим странам региона растут еще быстрее», — отметил Казанцев.

Самый плохой сценарий, по словам эксперта, — это «возможность образования одного или двух новых «несостоявшихся государств» в постсоветской Центральной Азии».

«Они не будут контролировать свою территорию и превратятся в гнезда, где будут концентрироваться нетрадиционные угрозы безопасности. Возможно установление боевиками контроля над отдельными клочками территории как на границе с постсоветской Центральной Азией, так и в самом регионе», — заявил эксперт.

Но все не так уж плохо

Главный редактор журнала РИСИ «Проблемы национальной стратегии» Аждар Куртов не согласился с таким пессимистичным прогнозом, отметив, что разговоры о возрастающей угрозе со стороны Афганистана идут уже полтора десятка лет, но до сих пор никакой трагедии не произошло. Он предложил взглянуть на ситуацию под другим углом.

«В рядах ИГИЛ пуштунов как таковых нет, есть выходцы из стран Центральной Азии. Может быть, в этом есть и положительные момент? Пусть они воюют там, а не здесь», — отметил он.

Если же боевики укрепятся в приграничной зоне на северо-востоке Афганистане, то вероятность вторжения в соседние центральноазиатские страны достаточно низка.

«Они неизбежно войдут в конфликт с талибами, с местной афганской властью. Какая у нас однозначная уверенность в том, что в этих условиях они смогут набрать необходимые финансовые, военно-технические ресурсы для того, чтобы отважиться перейти границу и вести войну на другой территории? Мне кажется, что опыт экстремистских организаций показывает, что им редко удается договориться между собой», — отметил Куртов.

Более вероятно, что сами эти военные группировки вступят в конфликт друг с другом, как уже бывало, добавил он. «С этой точки зрения, всё не так уж плохо», — отметил эксперт.

Отдельно эксперт рассмотрел угрозу ИГИЛ, активность которой в Афганистане начали отмечать в последние месяцы. По его словам, СМИ преувеличивают влияние этой группировки, когда сообщают об очередной экстремистской организации «присягнувшей» ИГИЛ.

«Террористические организации нуждаются в пропаганде. Для них ИГИЛ — это хороший бренд, прикрывшись которым или заявляя о вхождении в который, они могут получить рост числа сторонников», — заявил Куртов.

«Я бы не преувеличивал фактор ИГИЛ. Я не рассматриваю в нынешнем виде, на нынешнем этапе ИГИЛ неким подобием Коминтерна, когда есть единый интеллектуальный, финансовый центр, дававший цели отделениям по всему миру», — добавил эксперт.

Работа для ОДКБ и ШОС

Куртов отметил, что не считает сценарий международного сотрудничества маловероятном, как об этом заявил Казанцев.

«Я считаю, что мы не должны отбрасывать и вычеркивать более умеренный сценарий, в том числе с возможностью международного сотрудничества. ШОС, помимо ОДКБ, неизбежно будет в каких-то отношениях втягиваться в решение афганского вопроса», — заявил Куртов.

Если взаимодействие России и стран Запада по афганской проблеме, как отмечал эксперт РСМД Казанцев, маловероятно, то роль ОДКБ, по его мнению, будет расти.

«ОДКБ в новых условиях становится основным механизмом укрепления государственных структур в Центральной Азии, в поддержке по охране границ, в борьбе с наркотрафиком и исламским экстремизмом. ОДКБ необходимо продолжать совершенствовать комплекс антикризисных мер по борьбе с трансграничными угрозами, исходящими из Афганистана и от ИГИЛ», — заявил эксперт, излагая рекомендации для предотвращения нежелательного варианта развития событий.

«Неизбежно усиливается роль ОДКБ как механизма координации российской политики в сфере безопасности в Центральной Азии. В этой связи необходимо конкретизировать приоритеты политики РФ в регионе, сформулировать стратегию, усилить межведомственную координацию», — добавил он.

Кроме того, в «условиях дефицита международного сотрудничества и обострения конфликтов необходимо усилить работу по поиску союзников для продвижения вопросов безопасности в Центральной Азии», подчеркнул Казанцев.