Политическая медиаметрия необходима в качестве диагностического инструмента для изучения острого припадка русофобии, который зафиксирован под лейблом «недавний саммит G7 в Баварии». На этом дипломатическом мероприятии воистину блистала канцлер ФРГ Ангела Меркель. Она наконец-то определила Германию в качестве политического «пушечного мяса» по силовому приведению России в вегетативное состояние. Сделала она это, опираясь на общественное мнение, которое изобразили немецкие (и шире – немецкоязычные) СМИ, хотя эти СМИ, как мы знаем, из-за нагнетания негатива по России в своей стране надоели многим, особенно деловым кругам и интеллигенции. Они весьма недурно изобразили массовые антироссийские настроения, которые были сценографией саммита, т.е. политической декорацией.

Не будем лукавить. Собственно собрание первых лиц в замке Эльмау в российском контексте выглядело в СМИ совсем не свирепо. Фактически только Германия, Япония и Франция «прошлись» по этой теме, причем у лидера по числу публикаций – Германии — индекс агрессивности материалов о саммите составил всего 1,1. Другие страны дали всего по нескольку публикаций, хотя подавляющее большинство из них было негативными.

Более того, средний ИА для всех статей о России для всех стран за прошедшие дни 2015 года сегодня равен 1,7, что, согласитесь, существенно выше, чем этот показатель для сюжета по G7. Но здесь важна, так сказать, рамка.

Политические механики перевели марку антироссийского пара с отметки ИА 7,6 в 2014 г до 3,1 в 2015 г. Уменьшение существенное, но 7,6 (на одну нейтральную статью приходится почти 8 негативных материалов) это такая информационная война, что даже немецкие журналисты и читатели не выдерживают: журналисты сходят с ума, читатели пишут гневные письма в МИД ФРГ и отказываются от подписок. ИА 3,1 — это опять же так много, что принципиальной разницы в качестве информационного потока в Германии нет. Да даже если бы и была, то 2014 год дал такой заряд «антироссийских настроений», что хватит лет на 10.

Ну а теперь про машинистов, сколотивших в Баварии чуть ли не «антипутинский священный союз». Вот личные показатели Меркель – индекс агрессивности статей о России, где упоминается ее имя. Даем по странам и парами за год – сначала 2014, потом 2015 год. Итак: все страны – 3,0/2,7; Германия – 14,7/4,3; США – 23,1/14,3; Великобритания – 4,2/5,7; Франция – 4,7/1,4.

Для сравнения представим аналогичные показатели для Обамы: все страны – 2,7/2,7; США – 13/12; Германия – 18/5; Великобритания – 3,9/4,3; Франция – 6/2. Результаты замечательные в том плане, что наглядно показывают антироссийскую перегруппировку сил после Минска-2.
На Россию по поводу Украины по-прежнему давят, но теперь уже не единым фронтом: члены «нормандской четверки» не играют за «англосаксонскую двойку». С этой тонкой дипломатической точки зрения очень даже хорошо, что Владимир Путин в Эльмау отсутствовал. Не наши это игры.

Информационная активность: изменение глобального климата в футболе и на Украине

Активность зарубежных СМИ за период c 1 по 7 июня 2015 года по сравнению с предыдущим анализируемым периодом (c 25 по 31 мая 2015 года) выросла на 4,9% (1180 материалов против 1122). С учетом роста с таким же темпом числа публикаций на прошлой неделе, прибавка заметная. Основной прирост связан, естественно с саммитом G7 в Баварии. С прискорбием приходится констатировать, что индекс агрессивности заметно подрос: был 1,6, стал 1,8. Судя по всему, «майское перемирие» закончилось.

Поскольку встреча «семерки» доминировала в информационном меню недели, пробежимся по заголовкам, которые примечательно разнообразны по тональностям: «Хорошо, что Путин не участвовал в G7. Это не его общество» (Parlamentní listy, 07.06.2015, Чехия); «Саммит G7 в Баварии: союз против России» (Le Temps, 07.06.2015, Швейцария); «Путин успокаивает Запад: не бойтесь России!» (al-Bayan, 07.06.2015, ОАЭ); «G7: Путин в роли «каменного гостя» (La Repubblica, 07.06.2015, Италия).

Индекс агрессивности: японо-крымское переплетение

Особо интересных моментов нет, разве что сдержанная Япония, вспомнив о факте нахождения Крыма и своих «Северных территорий» на одной широте, криками «Аннексия, аннексия!» стала подбадривать Киев.

Вот примеры: «Синдзо Абэ: Силовое решение проблемы Крыма неприемлемо» (Asahi Shimbun, 07.06.2015, Япония, Komaki Akiyoshi); «Япония должна продемонстрировать мировому сообществу активное участие в урегулировании кризиса на Украине» (Mainichi Shimbun, 07.06.2015, Япония); «США требуют от Японии занять консолидированную позицию по России» (Yomiuri Shimbun, 07.06.2015, Япония); «За двумя зайцами погонишься…»: оказание помощи Украине и подготовка почвы для переговоров с Россией по территориальной проблеме» (Sankei Shimbun, 07.06.2015, Япония).

Наш выбор: возьмем винтовки новые…

Немецкая газета Die Welt сообщила о новом рецидиве беспробудного польского гонорового антироссийского милитаризма. В начале осени Министерство обороны Польши начнет вручать оружие членам военизированных организаций, «в которые вступают польские граждане, на фоне конфликта на Украине опасающиеся нападения России».

Независимые военизированные организации вроде FOP (Федерация оборонных организаций) и Strzelec («Стрелец») получат от Минобороны Польши вооружение, боеприпасы и доступ к стрельбищам. Наладится также и выпуск военных инструкторов для подобных организаций. Этим займется Высшая школа сухопутных войск во Вроцлаве.

Польских вольных стрелков и лихих карпатских егерей возглавит советник Минобороны Польши и НАТО в вопросах обучения украинских военнослужащих, бывший генерал Богуслав Пацек. FOR начнет свою деятельность 17 сентября — в годовщину начала советской оккупации восточной части Польши в 1939 году. В FOP, как говорится в материале, войдет семь уже существующих польских военизированных организаций, обучающих граждан стрельбе из оружия, использованию ручных гранат и штурму зданий. В новой организации, по оценке Пацека, будет состоять минимум 100 тыс. человек, а основными задачами станут воспитание у молодежи патриотизма и готовности защищать свою страну, помощь властям в мирное время в случае чрезвычайных ситуаций, к примеру, во время наводнений, а также выполнение функций подразделений территориальной обороны в случае военных действий. Кроме того, организация, как считает Пацек, сможет оказывать помощь мирному населению, регулировать дорожное движение и даже выполнять армейские функции.

Желающих штурмовать правительственные здания боевиков профессиональные польские военные приревновали к финансовым ресурсам.

Требуют (и, надо сказать, справедливо требуют) отдать деньги на модернизацию действующей армии. Но попробуй регулярной армией с шевронами вернуть Львов! А эти смогут!