– Владимир Петрович, Вашингтон объявил о намерении разместить в Европе истребители пятого поколения Ф-22 «Хищник». Заодно подтвердил: Соединенные Штаты рассматривают планы отправить в Восточную Европу танки и другие тяжелые вооружения. Пока это – лишь инициативы, которые предстоит рассмотреть и только потом принять решение?

– Похоже, все эти «задумки» Вашингтона будут реализованы. Ведь есть решение последнего саммита НАТО, который состоялся в Ньюпорте в сентябре прошлого года, имеются также соответствующие напористые заявления военного и политического руководства Североатлантического альянса, руководимого США. Добавлю: в феврале нынешнего года Барак Обама обновил Стратегию национальной безопасности страны, где Российская Федерация – в разных контекстах – в этом, всего лишь 30-страничном документе называется 6 раз!

– Могу угадать, как нас там именуют американцы…

– Да без всяких затей, просто «агрессором». И в увязке с событиями на Украине, да и в сочетании с другими событиями в мире. Поэтому у меня нет никаких сомнений в том, что решение о дополнительном наращивании вооружений в Европе будет принято.

Более того. Сегодня говорится об истребителе пятого поколения Ф-22 «Хищник», однако есть планы создания принципиально нового боевого самолета Ф-35, который является самолетом «двойного назначения»: может нести как обычные авиабомбы, так и ядерные. Норвегия, Дания, Польша и Великобритания проявили большой интерес к покупке этой машины. Уточню: речь в данном случае идет не о размещении американских вооружений на их территории, эти государства хотят пополнить свои собственные ВВС новейшими истребителями американского производства. Так что итоговая «сумма» получается внушительной.

– В Москве тут же ответили, что должным образом отреагируют и усилят наши границы. Уверен, Вашингтон и НАТО после этого разместят вокруг нас еще больше «железа»… И что далее -, повторение берлинского кризиса 1961 года, когда танки стояли против танков?

– Вооружения Североатлантического блока, равно как и американские, будут дислоцированы и в глубине территории европейских государств, и – на границе с Россией. Речь идет обо всех трех государствах Балтии, Польше, Румынии и Болгарии. Финляндия разрешения на размещение вооружений не дает, Швеция пока колеблется, но она – не совсем сопредельное с нами государство, нас разделяет море.

Конечно, надо говорить о новом противостоянии, о новой фазе «холодной войны», которая может оказаться шире по масштабам, чем «берлинский кризис», когда американские и советские танки стояли друг против друга между Западным и Восточным Берлином. Новое противостояние может произойти на качественно новом уровне. Но, как и прежде – по инициативе Соединенных Штатов и их ближайших союзников по НАТО. Здесь новшеств не наблюдается…

Часть тяжелой военной техники демонстративно выдвигают и еще больше придвинут к границе с Россией. В нынешнем году, в ходе натовских учений в Эстонии, американские БТРы и танки напоказ курсировали в 300 метрах от наших рубежей. В ходе учений ВВС самолеты НАТО бомбили «условные» наземные цели. Демонстрацией является и то, что американцы добавили к самолетам истребительно-бомбардировочной авиации, которые задействованы в операции «Балтийское воздушное патрулирование», которая ведется в воздушном пространстве Балтии с 2004 года, еще 14 истребителей-бомбардировщиков. Подлетное время этих машин с эстонской авиабазы «Эмери», скажем, до Санкт-Петербурга меньше десяти минут. А четыре типа самолетов, которые альянс использует в этой операции – потенциальные носители тактического ядерного оружия, поскольку они относятся к классу машин «двойного назначения». Кстати говоря, в этой явно провокационной операции принимают участие все три ядерных государства НАТО – Великобритания, США и Франция, а также еще группа стран блока, подписавших с Вашингтоном «соглашения о разделении ядерной ответственности».

– Нам хватит этих десяти минут, чтобы среагировать?

– Мы обязаны успеть. Эксперимент с «Сессной», пилотировавшейся немцем Матиасом Рустом и беспрепятственно севшей на Васильевском спуске в Москве в 1987 году, не должен повториться ни при каких обстоятельствах. Для этого наши ВВС аккуратно контролируют границы с государствами Балтии. И сухопутные наши рубежи, и морские. Кстати, натовские самолеты-разведчики более чем в шесть раз по сравнению с прошлым годом увеличили свою активность в зоне Балтики неподалеку от границ России, главным образом – в районе Калининградской и Ленинградской областей. В минувшем году они совершили 20 таких полетов, а на сегодняшний день – год еще не кончился – уже 144. Есть такой критерий, как самолето-день, это – количество самолетов, которые находятся на боевом патрулировании, помноженное на число дней, которые они провели в воздухе. Так вот, поскольку операция «Балтийское воздушное патрулирование» идет на круглосуточной основе и круглогодично, получается, что натовцы увеличили свою активность в воздушном пространстве трех государств в 1240 раз! Количество военных учений блока НАТО вдоль наших рубежей возросло за последние полтора года в 1,8 раза. Они стали более масштабными и агрессивными, в них отрабатываются наступательные операции, где просматривается только один «противник»: Россия и ее союзники. За это время в них уже дважды принимали участие тяжелые стратегические бомбардировщики, залетавшие из США.

– С военными «трудоднями» у Запада неплохо, признаем.

– Так много, что даже зашкаливает. В целом военная активность сил Североатлантического альянса на наших границах с прошлого года выросла в пять раз, военно-морская – в четыре. Собственно, решение о наращивании своих вооружений по периметру России было принято еще на предпоследнем саммите НАТО, который состоялся в Чикаго в мае 2012 года. То есть еще задолго до «украинских событий», которыми в Брюсселе и Вашингтоне сегодня пытаются оправдать свои действия, хотя они сами инициировали там государственный переворот. Сейчас мы имеем дело лишь с реализацией этой политики.

– Вы согласитесь с мнением о том, что фактически начата новая гонка вооружений и над нашими границами нависла реальная угроза?

– Гонку вооружений начали Соединенные Штаты, мы в ней не участвуем, и участвовать не намерены. Это было бы слишком накладно, так что Россия всего лишь отвечает адекватно. Но не в таких масштабах, как это делают американцы. К тому же у нас отсутствуют военные базы за пределами страны – за исключением небольших точек в Центральной Азии. Так что, используя спортивный термин, игра идет на нашем поле: у американцев 150 военных баз и центров. Я называю только число объектов, которые расположены у наших границ. Свои новые «опорные пункты» НАТО создает именно в Восточной и Южной Европе. В странах этого региона появились шесть Центров управления наземно-воздушными силами альянса и один – военно-морскими. «Силы быстрого развертывания» блока увеличены более чем в два раза – с 13 тысяч до 30 тысяч человек.

Гонка вооружений предусматривает наличие двух и более игроков. Поэтому я призываю осторожнее использовать сегодня этот термин – прекрасно понимая, что на Западе в развязывании этого «соревнования» всегда будут обвинять Россию. Ведь, по сути дела, «холодная война» против нас никогда не прекращалась, хотя о ее окончании было официально заявлено в столице Франции еще в 1990 году путем подписания «Парижской хартии для новой Европы».

– В этом вопросе всегда есть один спорный момент: кто первый начал. Это Россия, уверяют в США. Нет, это Запад, говорим мы. Вы можете доказать, что верна именно наша точка зрения?

– Для ответа на этот вопрос достаточно вспомнить хронологию событий. Запад начал «холодную войну» уже в 1945 году, когда к концу года американцы разработали план атомной бомбардировки Советского Союза. Он назывался «Тотэлити», цели – 17 советских городов. Четыре года спустя на свет появился план «Дропшот»: в его списке уже было 100 наших городов. Если посмотреть эти планы нанесения ядерных ударов по советским, а затем российским населенным пунктам, то сразу видно: количество мишеней на нашей территории постоянно росло, на пике «холодной войны» их число достигло 5 тысяч. Речь – о ядерных ударах по военным и гражданским объектам. И не надо забывать фултонской речи Уинстона Черчилля в марте 1946 года, в которой он четко сформулировал задачи Запада в борьбе с Советским Союзом. Да ведь и Организация Варшавского договора была образована как ответ на создание НАТО. В сентябре 1950 года президент Гарри Трумэн подписал директиву о развертывании на постоянной основе ядерного оружия США в Европе и оно появилось здесь три года спустя…

Да, эти события относятся к уже довольно глубокой истории. А что произошло в «нулевые годы»? Не Россия вышла из Договора по противоракетной обороне, в 2002 это сделал Вашингтон – в одностороннем порядке. Причина? Положения договора мешали ему развертывать систему ПРО в глобальном масштабе, так что не мы начали создавать эту систему против НАТО и США. В 2011 году ее разместили в морских акваториях вокруг Европы американцы. Дальше, как говорят, пошло-поехало, сооружение американских противоракетных операционных комплексов завершается в румынском Девеселу, скоро начнется в польском Редзиково. Сформированная в 2012 году «чикагская триада» – конгломерат ракетно-ядерных, противоракетных и обычных вооружений в виде средств передового базирования США и НАТО – направлена против Российской Федерации.

Вот и ответ на вопрос, кто проявляет инициативу, и кто кому создает угрозу.

– Ничего не меняется: раньше Запад говорил о советской угрозе, теперь – об угрозе российской. В пример приводятся образцы новой техники, разработанные у нас, планы замены устаревшего вооружения. Но скажите, по вашим наблюдениям, верят ли реально в Вашингтоне, что Москва спит и видит, как бы ей напасть на «беззащитную Европу»?

– Да конечно, не верят! Реальные разведывательные данные, информация космической разведки позволяют видеть: Москва вовсе не концентрирует десятки своих дивизий вдоль своих западных, северных и южных границ. Когда Германия готовилась напасть на Советский Союз 22 июня, по разным подсчетам, на нашей границе было сконцентрировано более ста дивизий «третьего рейха», не считая сателлитов. Наша военная разведка подробно описала все эти приготовления и широкую перестройку военной промышленности фашистской Германии до начала войны. Приготовления к войнам невозможно было не заметить даже тогда, а сегодня технические возможности позволяют отследить чуть ли не каждый шаг отдельно взятого военнослужащего.

Конечно, в Вашингтоне и в штаб-квартире НАТО в Брюсселе не верят в то, что Россия нападет на Украину или на страны Балтии. Но американцам надо оправдать свои военные расходы, финансовые затраты своих союзников на вооружения, заодно – банальным образом решить свои собственные экономические проблемы путем навязывания своим союзникам новой техники, поскольку она очень недешева. К примеру, подсчитано: если делать корпус истребителя «Хищник» из золота, то он будет стоить столько, сколько он стоит сегодня с двигателем и всей электронной начинкой.

Еще одна причина, по которой Вашингтон с маниакальным упорством тиражирует тезис о «русской угрозе» – стремление американцев оставить в Европе на веки вечные свое тактическое ядерное оружие, способное решать стратегические задачи. Продолжать развертывание на европейском континенте системы ПРО. Не подписывать с нами новый договор об ограничении обычных вооружений в Европе. Прежний они успешно провалили, даже не ратифицировав его.

Да и попросту им хочется постоянно трепать нам нервы. Вырабатывать у России стойкий комплекс вины и неполноценности. Комплекс вины – за все. Даже за то, чего мы никогда не делали, и не будем делать. Комплекс неполноценности – во всем. Это «старый бандитский прием», как говорил герой одного фильма советских времен, который всегда практикуют американцы и натовцы по отношению к нашей стране. Так что у меня даже язык не поворачивается продолжать называть их «партнерами» или «коллегами».

Давайте употреблять конкретные названия государств. Ведь существуют выражения «американская сторона», «западные участники» и так далее. Использование термина «партнеры» вводит в заблуждение наших с вами сограждан, дезориентирует наших друзей за рубежом. В нынешних условиях массированной антироссийской истерии они не понимают этой лексики.

– Тогда перевернем картинку зеркально. Наше военное руководство, конечно, готово к любому развитию событий, как и положено. Но верит ли оно в готовность США нанести ядерный удар по нашей стране?

– Ни один наш руководитель не станет вслух говорить об этом: «Верю–не верю». Так не принято. Но всегда, используя дипломатические формулы, мы заявляем о том, что порох следует держать сухим. Что надо стремиться к укреплению национальной безопасности и территориальной целостности страны. Но, естественно, никто не будет в одностороннем порядке уничтожать наше ядерное оружие оборонительного сдерживания, поверив в разные ласковые «песни» или реагируя на окрики Вашингтона: не создавайте такую-то ракету или такой-то самолет. Прошли те времена, когда в ответ на политические тирады из США мы уничтожили ракету «Ока» или срыли Красноярскую РЛС предупреждения о ракетном нападении, ничего не получив от американцев взамен.

– Буквально на днях американский журналист предложил в порядке эксперимента своим соотечественникам подписать некую «петицию» в поддержку ядерного удара по России. Девять из десяти идею поддержали – что говорит о настроениях в стране. Наш журналист провел такой же опыт в Крыму: большинство отказалось, и объяснило, что они люди здравомыслящие, а не идиоты. Наши с вами сограждане люди знающие, они в курсе наращивания вооружений американцами. В каких случаях мы должны нанести то, что называется превентивным ударом?

– Прежде всего, ни в одной нашей ядерной стратегической доктрине не было и нет положения о возможности нанесения «превентивного» или «упреждающего удара». Превентивный – это удар по ограниченному числу целей, упреждающий удар наносится по гораздо большему количеству объектов.

У американцев это положение в их военно-стратегических установках фигурирует неизменно. Кроме того, есть у них и положение о «расширенном ядерном сдерживании», как составная часть генерального плана ведения ядерной войны применительно к отдельным странам и регионам. Что это такое? Готовность и способность Соединенных Штатов раскрыть ядерный зонтик над территорией свыше 30 своих союзников и друзей, и не только по Североатлантическому альянсу, но над другими, например, Японией, Австралией, Южной Кореей, Израилем.

У нас имеется очень важное положение: мы можем применить ядерное оружие только в ответ на применение против России и оружия массового поражения, и обычных видов вооружений, если под угрозу будет поставлено само существование нашего государства. Скажем, авантюра Саакашвили в августе 2008 года против Южной Осетии и находившихся там наших миротворцев подобным образом квалифицирована быть не могла. Логически рассуждая, можно назвать кредо военной доктрины России 2014 года: не будет против нас агрессии – не будет и никакого ядерного ответа.

– Судя по всему, наращивание вооружений по периметру наших границ на Западе также рассматривается как некие «санкции». Если все же Европа отменит введенные ею экономические меры против России, накал военного противостояния начнет снижаться?

– Торгово-экономические санкции и наращивание военной активности Запада никак не связаны между собой. Против России – после августовского 2008 года принуждения Грузии к миру – были введены санкции, но через шесть месяцев их отменили.

Другое дело, что для обработки западного общественного мнения санкции и наращивание вооружений американской и европейской прессе увязать удается: один вид давления дополняет другой. Равным образом два этих явления могут реализовываться отдельно и самостоятельно друг от друга. Независимо от них пропагандистская кампания Западом против нас ведется круглосуточно, с использованием печатных и электронных средств массовой информации. Исходя из опыта общения с европейцами, скажу: они не знают истинного положения дел на Украине, вхождение Крыма в состав России рассматривают исключительно как «агрессию», и абсолютно не информированы о ситуации в прибалтийских странах.

– Ваш прогноз: придем мы к пониманию с Западом? Прекратится ли наращивание американских и натовских вооружений на наших границах?

– В повседневной жизни я оптимист. Но в этом случае – пессимист. Настроение особо пессимистичное при нынешнем президенте США Бараке Обаме. С ним вообще невозможно ни о чем договариваться. Между нами существует пятнадцать нерешенных проблем только в сфере контроля над вооружениями, практически от решения всех из них Белый дом шарахается, как черт от ладана. Да и времени у нынешнего президента США осталось мало, он – президент, как говорят сами американцы, «хромая утка», отбывающий свой остающийся срок до ноябрьских выборов 2016 года: без энтузиазма и с господством республиканцев в конгрессе. Можно также вспомнить, как Барак Обама трижды в своих публичных заявлениях ставил Россию между «Исламским государством» и лихорадкой «Эбола». Он, что, сегодня изменил свое мнение о России?

Что будет дальше? Если к власти придут республиканцы, то оптимизма это не добавит. Впрочем, и заявления претендентов на Белый дом от демократической партии показывают, что они – одного поля ягода. В разных выражениях они в один голос призывают «бороться с агрессивной Россией», использовать против нашей страны «метод кнута и пряника». Или «морковки и палки», если дословно переводить с английского.

Конечно, можно рассуждать о том, что американцы и их союзники по НАТО, что называется, когда-то очухаются. Снимут с политической повестки дня «русскую угрозу» и посмотрят на реалии трезвым взором, а не через призму «американской исключительности» или «вседозволенности». Когда станут уважительно рассматривать Россию как равноправного и равноценного партнера – на этот раз именно партнера. Тогда не исключена и «разрядка 2.0». Именно она должна сменить «холодную войну 2.0» или «более холодную войну» или «полугорячую войну», начатую в Вашингтоне.

Беседу вел Виктор Грибачев

Козин Владимир Петрович – руководитель Группы советников директора Российского института стратегических исследований, член-корреспондент Российской Академии естественных наук, профессор Академии военных наук Российской Федерации.