Аналитик Российского института стратегических исследований Дмитрий Попов в эксклюзивном интервью корреспонденту Sputnik рассказал об отношениях террористических организаций, о планах ИГИЛ на Кыргызстан и почему за наемников из СНГ могут поплатиться их земляки.

— Ходят тревожные слухи, что напряженность на афганско-таджикской границе растет — на афганской стороне пребывает около 4,5 тысячи боевиков из различных экстремистских организаций. Смогут ли таджикские пограничники стать серьезной преградой, чтобы удержать исламистов на пути к господству в Центральноазиатском регионе?

— Ситуация с появлением отрядов «Исламского государства» у границ Таджикистана на первый взгляд напоминает баткенские события пятнадцатилетней давности, когда боевики ИДУ ворвались на юг Кыргызстана. Впрочем, эти угрозы имеют ряд ключевых различий. Во-первых, тогда у боевиков были проложены коммуникации и налажена огромная подпольная сеть.

С момента тех событий властям Таджикистана в результате войсковых и специальных операций удалось ликвидировать оппозиционные группировки. Конечно, полностью искоренить проблему не удалось, в некоторых районах напряженность сохраняется, но Душанбе все же удалось усилить контроль над территорией. Благодаря этому такой свободы передвижения и возможности создания опорных пунктов, которые боевики имели 15 лет назад, уже не будет.

Во-вторых, серьезно укрепилась ОДКБ: перевооружение и обучение вооруженных сил Кыргызстана и Таджикистана идет полным ходом. Модернизируются база ВВС в Канте и 201-я российская военная база, расквартированная в Душанбе, Кулябе, Курган-Тюбе. На фоне провалов американской политики в Афганистане и на Ближнем Востоке у руководства стран Центральной Азии растет понимание того, что сегодня Россия является единственной силой, способной реально обеспечить безопасность региона.

— Зачем ИГИЛ Центральная Азия? Не станут ли другие экстремистские течения — »Талибан», «Хизб ут-Тахрир» — для него помехой? Какие из них представляют наибольшую опасность для региона? 

— Сейчас главным приоритетом военных притязаний «Исламского государства» остаются Ирак и Сирия. Интерес группировка проявляет к районам, богатым нефтью. Религиозные предпочтения местного населения также важный фактор.

Афганистан и страны Центральной Азии с этой точки зрения не самые лакомые кусочки для ИГИЛ. Кроме того, «Талибан» и северотаджикские формирования не собираются сдавать свои позиции. Несмотря на внешнюю общность целей, террористические организации видят друг в друге конкурентов. Собственно характер отношений ИГ со структурами, которые принято относить к «Аль-Каиде», об этом наглядно свидетельствует.

— Бытует мнение, что основную опасность представляют граждане стран Центральной Азии, которые после боевых действий в Сирии вернутся на родину и станут своего рода бомбой замедленного действия, готовые по команде возглавить движения сопротивления у себя. Действительно ли есть такая опасность?

— Полагаю, эта проблема даст о себе знать в ближайшее время. ИГИЛ активно вербует граждан стран СНГ. Вспомните хотя бы случай, когда командир таджикского ОМОНа перешел на сторону боевиков. Эти люди получат боевой опыт, вернутся на родину и все равно будут звеньями в цепи ИГИЛ. В любой момент по приказу боевых командиров они начнут устраивать теракты.

В любом случае угроза проникновения вооруженных групп последователей ИГИЛ остается, так как границы центральноазиатских республик зачастую размыты и плохо укреплены.