Как сообщил помощник президента РФ Юрий Ушаков, лидеры стран БРИКС (Россия, Бразилия, Индия, Китай, ЮАР) намерены обсудить широкий круг международных вопросов, включая кризисы на Украине и в Греции, а также борьбу с террористической группировкой «Исламское государство» (ИГ).* Развернется «дискуссия по поводу всей ситуации в Евразии и налаживания более активного сотрудничества на этом пространстве».

Настоящим прорывом на площадке ШОС станет объявление о начале процедуры принятия в евразийскую интеграционную структуру Индии и Пакистана.

Впрочем, пул стран, выразивших желание принять участие в построении более справедливого мироустройства гораздо шире. Еще 11 стран подали заявки на вступление в ШОС. Речь идёт, в частности, об Иране (в случае снятия с него санкций Совбезом ООН), Камбодже, Египте, Шри-Ланке и Сирии.

По данным помощника президента РФ, по итогам саммита участники подпишут Уфимскую декларацию и План действий. Кроме того, лидерам предстоит утвердить главный документ встречи на высшем уровне — Стратегию экономического партнерства стран БРИКС до 2020 года, разработанную по инициативе российской стороны. Также будет подписан целый ряд многосторонних документов отраслевого характера, включая энергетическую сферу.

Заместитель руководителя Центра евроатлантических и оборонных исследований РИСИ, эксперт по Латинской Америке и блоку БРИКС Дмитрий Бурых не видит оснований искать скрытый подтекст в том, что саммиты двух организаций пройдут одновременно в столице Башкортостана.

— На мой взгляд, этот факт объясняется проще и без всяких конспирологических схем: Россия в этом году председательствует в обеих структурах. Так что совместить встречи на высшем уровне было напрашивающимся решением. Об этом, собственно, и сказал в интервью СМИ помощник президента РФ Юрий Ушаков. БРИКС это межгосударственное объединение, которое не до конца институционально оформлено. Пока идёт поиск новых точек соприкосновения, потенциальных союзников и наблюдателей.

В ходе прошлогоднего саммита БРИКС в бразильском Форталезе также проходили неформальные встречи участников мероприятия с представителями латиноамериканских государств. Кстати, тогда окончательно оформилось предложение обратить внимание на Аргентину в качестве потенциального претендента на членство в организации. Совмещение двух форумов находится в русле усиления роли БРИКС в мировой политике.

«СП»: — Учитывая, что в обеих организациях одни и те же ключевые игроки (Россия, Китай, в перспективе, Индия), наверное, логично предположить, что между БРИКС и ШОС должен возникнуть элемент синергетического взаимодействия, увеличивающий потенциал обеих блоков.

— Безусловно. Эти структуры объединяет не только наличие общих членов, но и, концептуально, поддержка идеи многополярного мира. Вообще в основе идеологии этих организаций — альтернативность путей развития как в политическом, так и в экономическом и даже в мировоззренческом плане.

В частности, идёт работа по созданию альтернативных финансовых институтов, которые бы позволили избавиться от диктата таких структур как МВФ или Всемирный банк, находящихся под сильным евроатлантическим влиянием. Не случайно уже получает воплощение идея создания Нового банка развития БРИКС, а также Пула условных валютных резервов. Эти инструменты помогут незападному миру реализовать крупные инфраструктурные проекты, которые едва ли заинтересуют МВФ и Всемирный банк. Ещё одна важная позиция, которую разделяют члены БРИКС и ШОС — реформирование ООН.

«СП»: — Можно ли говорить о полноценной альтернативе в валютно-финансовой сфере, если в распоряжении ВБ порядка $2 трлн., а капитал Банка развития БРИКС ограничивается суммой в $100 млрд.

— Для начала и это неплохо. С ростом экономик стран блока вложения в инфраструктуру будут увеличиваться. Плюс КНР создаёт свои инвестиционные структуры, такие как Азиатский банк инфраструктурных инвестиций. В уставный капитал которого Пекин вкладывает куда большие суммы, по сравнению с Новым банком развития БРИКС. Известно, что Китай продвигает собственные логистические проекты. В первую очередь, это новый «Шёлковый путь» через евразийский континент (в том числе, через территорию России) как самый короткий маршрут по доставке китайских товаров на европейский рынок. Некоторые эксперты даже высказывают мнение, что события на Украине представляют попытку США сорвать этот проект через создание зоны нестабильности на пути товаропотока из КНР.

«СП»: — В декларации по итогам саммита будет отражён консенсус его участников в отношении формата разрешения украинского кризиса — исключительно невоенными дипломатическими средствами, в строгом соответствии с «дорожной картой» «Минска-2».

— По украинскому вопросу Россия может рассчитывать на поддержку своих партнеров по БРИКС, ШОС и ЕЭАС. Ещё в прошлом году на саммите в Форталезе было понятно, что кризис на Украине станет серьёзным барьером в отношениях между Россией и Западом. Тем не менее, страны БРИКС поддержали тогда нашу позицию. Хотя, я не исключаю, что высказывания на этот счёт руководства Бразилии будут более осторожными. В связи с наметившимся потеплением в отношениях с США (кризис был связан с разоблачениями Эдварда Сноудена и скандалом с прослушкой АНБ высшего руководства Бразилии).

Президент Дилма Руссефф встретилась в Вашингтоне с Бараком Обамой. Американцы не стали извиняться, но в качестве «моральной компенсации» готовы открыть свой рынок сырого мяса для бразильских производителей. Думаю, Бразилия будет балансировать между БРИКС и США, учитывая, что последние это один крупнейших торговых партнеров.

«СП»: — То же самое, в принципе, можно сказать и о Китае…

— Совокупный экономический вес Запада заставляет считаться с собой. С другой стороны, наличие альтернативного центра притяжения в виде БРИКС даёт массу преимуществ всем участникам блока. Те же бразильцы летели в США не с пустыми руками, а обладая сильной переговорной позицией. В частности, к тому моменту уже было ратифицировано соглашение о создании Нового банка развития БРИКС. Плюс Китай пообещал инвестировать в бразильскую экономику $52 млрд.

По мнению президента Международного центра геополитического анализа Леонида Ивашова, появление и развитие интеграционных группировок в виде ШОС и БРИКС доказывает, что американоцентричный однополярный мир не состоялся.

— Американцы не смогли распорядится тем «подарком небес», который упал к их ногам после развала СССР. Всё последующее время они действовали с позиции силы, экономической привязки мира к доллару, а также навязывали всей планете своё видение будущего. Реакцией на бесцеремонное давление со стороны Вашингтона стало зарождение новой версии мира. В формате Союзного государства России и Белоруссии, Евразийского экономического союза, ШОС, группы стран БРИКС и большого объединения «АСЕАН плюс шесть» (это ответ Китая на продвижение США проекта Транстихоокеанского партнерства).

Объективно лидером нового мира выступает Китай, который придерживается концепций мирного возвышения, а затем построения гармоничного мира. Они сработали в пользу КНР, которая не вовлекалась ни в какие конфликты, пытаясь выстраивать отношения и с США, и с Европой, и с Россией, и с Латинской Америкой. Сегодня американцы с нескрываемым раздражением наблюдают, как параллельно с экономической интеграцией на всех ступенях новой геополитической «матрёшки» идёт политическое объединение и выстраивание мировой финансовой системы. Самое главное, что на всех уровнях (за исключением АСЕАН) идёт работа над появлением системы коллективной безопасности.

«СП»: — Хотя лидеры БРИКС и ШОС постоянно подчёркивают, что у них нет амбиций учредить «второе НАТО».

— Тем не менее, США в феврале этого года приняли новую Стратегию национальной безопасности. Документ, в целом, достаточно сумбурный: чувствуется наличие панических настроений. Так или иначе, в нём четко заявлено, что никакого многополярного мира США не допустят. И в качестве главной угрозы для себя они назвали Россию. Потому что именно наша страна выступала инициатором создания ЕАЭС, ШОС и БРИКС. Нужно было нарисовать образ врага, чтобы попытаться замедлить процесс альтернативной глобализации не по-американски.

В новой военной Доктрине, которая логически развивает Стратегию, указывается, что США будут отстаивать свои интересы в любой точке мира с позиции силы.

В свою очередь, в Уфе страны ШОС и БРИКС подтвердят (в том числе, конкретными решениями), что Евразия это не вотчина США.

«СП»: — Как вы относитесь к предстоящему расширению ШОС? Не будут ли противоречия между Индией и Пакистаном тормозить развитие этой структуры?

— Положительно, поскольку после подключения этих стран (а в перспективе ещё Ирана и Афганистана) ШОС станет организацией, которая охватывает всё евразийское пространство. Американцы многое теряют. Не случайно, есть такая концепция, что Евразия выступает главным «призом», который достался победителю в «холодной войне». Сегодня мы видим, что она рушится.

В свою очередь, коалиция БРИКС представляет союз незападных цивилизаций, который тоже будет расширяться. Не думаю, что противоречия между Исламабадом и Дели станут камнем преткновения для ШОС. Отношения Китая и Индии (члены БРИКС) тоже ведь не безоблачны. Вообще говоря, противоречия есть между участниками любого регионального или глобального объединения. Но действует такой принцип: малые проблемы погашаются решением больших проблем. Да, есть спор о принадлежности территории штата Джамму и Кашмир. Но как только Индия и Пакистан стали обладателями ядерного оружия, интенсивность конфликта в этой зоне резко снизилась. То есть, повысился уровень ответственности. Убеждён, что вступление в ШОС сблизит позиции этих стран за счет совместного решения более масштабных экономических и политических задач.

Директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семён Багдасаров не разделяет оптимизм своих коллег-экспертов по поводу высокого интеграционного потенциала ШОС и БРИКС.

— Честно говоря, за последние годы я не вижу серьёзных качественных изменений. Количество участников этих структур увеличивается, но к практическим последствиям в плане наращивания интеграционного взаимодействия это не приводит. Одни только разговоры и декларации.

Новый банк развития группы БРИКС одно из немногих достижений за последние годы. Но будет ли он создан в условиях нарастания кризисных явлений, не только в российской, но и в китайской, бразильской экономиках, ещё большой вопрос.

«СП»: — С чем связаны пробуксовка в интеграции и отсутствие качественного рывка?

— Когда в один интеграционный пул попадают страны с разным уровнем социально-экономического развития, отличающиеся территориально и политически, работающие на разных рынках, трудно ожидать быстрого разрешения всех противоречий между ними. А Индию и Пакистан принимают в ШОС, как мне кажется, просто для того, чтобы подразнить США. Не секрет, что Вашингтон умело играет на противоречиях между Китаем и Индией. Рассматривая последнюю как своего главного союзника в регионе в противовес Китаю.

Я знаю, что на саммитах в Уфе будет обсуждаться тема противодействия Исламскому государству. При этом я ничего не слышал, допустим, о программе ШОС по борьбе с ИГ.

Чтобы реально продвигать альтернативный проект американскому доминированию, нужно создавать военно-политический блок, который способен противостоять НАТО. С экономической точки зрения, России нужно создавать организацию, чей совокупный потенциал мог бы составить конкуренцию (в том числе — в высокотехнологичных сферах) США и союзникам. И Китай, и Бразилия, и ЮАР, и Индия говорят «мы за». Но при этом хотят поддерживать хорошие отношения с США. Так не бывает, это элемент «двойной игры». Не секрет, что американский рынок самый ёмкий в мире. Ни Китай, ни Индия от него не откажутся.

Они используют членство в БРИКС и ШОС для того, чтобы укрепить свои позиции в переговорах с Вашингтоном по торговой и финансовой линии.

«СП»: — А что насчёт дипломатической поддержки усилий России по мирному урегулированию на Украине, это тоже не имеет значения?

— Ну скажут лидеры БРИКС и ШОС о том, что сторонам конфликта необходимо придерживаться Минских соглашений. И что изменится? Конечно, морально нам приятно. Дескать, смотри, «дядя Сэм» — тебе не удалось «изолировать Россию». Но на украинскую сторону эта декларация не повлияет. Гарантами выполнения «Минска-2» выступают Франция, Германия и Россия. А за спиной Киева стоят США. Вот эти игроки и должны между собой договариваться.

* Решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года международная организация «Исламское государство» (ИГИЛ) признана террористической, её деятельность на территории Российской Федерации запрещена)